К вопросу об участии президента Р.Т. Эрдогана в саммите G-20 в Риме. Часть 2

30-31 октября с.г. президент Р.Т.Эрдоган принял участие в саммите «Большой двадцатки» в Риме. Участие Турции в клубе ведущих двадцати государств мира является одним из предметов особой гордости турецкого руководства, а площадка клуба используется им для проведения «проактивной» турецкой дипломатии – нетворкинга с ведущими мировыми лидерами и для публичных заявлений, нередко громких и резонансных.

Одним из центральных событий Саммита для Турции была анонсированная ранее встреча между президентами Р.Т.Эрдоганом и Дж.Байденом. Продолжаем анализировать итоги этой встречи.

Напомним, что Часть 1 данной публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=80908.

Мы остановились на том заявлении министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, по следам римской встречи между президентами Дж.Байденом и Р.Т.Эрдоганом, что создается механизм, направленный на урегулирование существующих между двумя странами проблем. Это заявление было озвучено Мевлютом Чавушоглу 4 ноября с.г.

Продолжая разбираться с этой новостью: что характерно, турецкая сторона подчеркивает, что эта комиссия создается по инициативе, исходящей со стороны Вашингтона. Ну, то есть, это не Турция заинтересована в нормализации отношений, а именно США выступили мотором данного процесса.

4 ноября с.г. министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу представил бюджет Министерства иностранных дел и связанных с ним учреждений на 2022 год в планово-бюджетном комитете Великого национального собрания (Меджлиса) Турции. Где он, в частности, представил концепцию работы турецкого внешнеполитического ведомства на 2022 год, которая была сформулирована под лозунгом «Наша предприимчивая и гуманная внешняя политика на пороге 2022 года». Эта концепция будет нами рассмотрена в отдельных публикациях.

Здесь же, в контексте тематики нашей публикации, отметим следующее.

Заявив, в ходе парламентских слушаний, что Турция поддерживает контакт с администрацией США, Чавушоглу сказал, что недавняя встреча президента Реджепа Тайипа Эрдогана и президента США Джо Байдена «прошла в конструктивной атмосфере».

Также Мевлют Чавушоглу заявил, что сотрудничество США с РПК / СНС, присутствие так называемой «террористической организации Фетхуллаха Гюлена» в США и американская позиция в части санкций, связанных с С-400, несовместимы с духом НАТО. Как мы видим, министр иностранных дел здесь куда как более предметен, чем те пресс-релизы, которые были опубликованы по поводу турецко-американских отношений после встречи между двумя президентами в Риме.

Цитируем турецкого министра иностранных дел: «Наш президент четко подчеркнул это на этой встрече (про несовместимость американской политики на турецком направлении с духом Североатлантического альянса – И.С.). Мы создадим рабочую группу для решения этих вопросов. Ранее мы говорили, что сделали такое предложение Соединенным Штатам, а теперь это предложение поступило уже от Соединенных Штатов, от Байдена».

Мевлют Чавушоглу также сообщил, что институты и министерства, связанные с формированием рабочей группы и обсуждаемыми вопросами, проводят соответствующие предварительные проработки вопроса. Опять же, от себя заметим, что приблизительно в таких формулировках говорилось о планах по созданию такой вот тематической рабочей группы и после первой встречи между президентами Дж.Байденом и Р.Т.Эрдоганом (нынешняя встреча – вторая по счету, после избрания Дж.Байденом президентом США – И.С.). Однако, вплоть до настоящего времени рабочая группа была так и не создана. Сильно сомневаемся, в этот раз получится лучше – и в плане создания этой структуры, и в плане поиска развязок в непростых турецко-американских отношениях.

Теперь уместно обратиться к тем заявлениям, которые сделал президент Р.Т.Эрдоган на своем обратном пути из Рима. По сложившейся традиции, на борту №1 с президентом летят журналисты его пула и он делает перед ними заявления – как по следам своей поездки, так и общего характера.

Приведем ключевые высказывания турецкого лидера по материалам известного турецкого канала CNN Türk (перевод вопросов журналистов и ответов турецкого лидера – авторский, неофициальный – И.С.).

Вопрос: «Каковы были общие черты вашей встречи с президентом США господином Байденом? Перед переговорами американская сторона сделала сообщение через (агентство) Reuters, что со стороны Байдена в Турцию будут поступать предложения как-то снизить напряженность. И позже с обеих сторон прозвучали заявления о том, что встреча была очень позитивной. Как вы оцениваете будущее турецко-американских отношений?».

Ответ Реджепа Тайипа Эрдогана:

«У нас была искренняя и конструктивная встреча с господином Байденом. На встрече со мной были Мевлют Бей (Чавушоглу, министр иностранных дел – И.С.), Ибрагим Бей (Калын, пресс-секретарь президента – И.С.) и Хакан Бей (Фидан, глава Национальной разведывательной организации – И.С.). Его (то есть, президента Байдена – И.С.) сопровождали министр иностранных дел и лица, ответственные за безопасность и разведку. Мы продолжили встречу в очень позитивной атмосфере. Помимо укрепления нашего сотрудничества по Афганистану, Сирии, Ливии и Восточному Средиземноморью, мы решили продолжить наши экономические отношения более интенсивно. Для этого мы дали нашим друзьям (так часто называют подчиненных и коллег в Турции – И.С.) необходимые инструкции. Мы, сразу же, посоветовали нашим министрам финансов и казначейства встречаться со своими собеседниками гораздо чаще. Таким образом, я надеюсь, что мы достигнем нашей цели в 100 миллиардов долларов по объему двусторонней торговли в экономике, и мы пойдем по этому пути».

Сразу отметим то обстоятельство, что турецкая сторона очень любит декларировать планы по кратному повышению товарооборота со своими зарубежными партнёрами. Так, в прошлом, уже декларировалась и цель по тому, чтобы нарастить товарооборот между Россией и Турцией до 100 млрд долларов. Это – та цель, на которую очень любят ссылаться чиновники двух стран всех рангов, однако, она никого ни к чему, ни по какому счету не обязывает. В случае российско-турецких отношений, более того, никто и не представляет себе, каким образом можно достичь заявленной цели. Однако, сама по себе постановка задачи рассматривается как добрая воля, выраженная в экономическом измерении. К ней нередко прибегают в случаях, когда ничего хорошего про отношения сказать нельзя, что, в той или иной степени, справедливо для современных турецко-американских отношений.

Цитируем турецкого президента дальше:

«Конечно, у нас была возможность проконсультироваться о шагах, которые необходимо предпринять в контексте альянса с НАТО и стратегического партнерства. Прежде всего, конечно, у нас есть проблема с F-35. Как вы знаете, у нас есть платеж в размере 1 миллиарда 400 миллионов долларов. В связи с этим мы вели переговоры о поставке F-16. Я не видел с их стороны отрицательного отношения по этому поводу. Напротив, мы надеемся завершить этот деликатный вопрос, касающийся отношений между двумя странами, встречей с нашими министрами иностранных дел, поскольку наши министры обороны встретятся друг с другом.

Байден заявил следующее: «Возможно, что мы не скоро получим результаты. Вы знаете, он (процесс – И.С.) проходит через две разные структуры: Палату представителей и Сенат. Как вы знаете, ситуация 50 на 50, но я сделаю все, что в моих силах».

И я сказал ему: «Я верю, что вы сможете этого добиться, и я вижу, что у вас сейчас есть вес в этом вопросе».

Надеюсь, наши министры обороны продолжат переговоры друг с другом. Если мы сможем завершить это с помощью наших друзей, присутствующих на сегодняшнем собрании, у нас будут здесь две важные темы: одна — это поставки, а другая – это модернизация имеющихся у нас F-16. Надеюсь, это будет сделано одновременно».

Изложенное выше есть констатация того факта, что Турция уже не надеется стать частью проекта по созданию истребителя 5-го поколения F-35, а стремится лишь к тому, чтобы не потерять из-за него сумму прямых расходов.

Опять же, про косвенные расходы не говорим. То есть, про те средства, которые инвестировали турецкие компании, участвовавшие в процессе, для выполнения своих контрактных обязательств. В частности, речь идет о расходах на НИОКР, объем которых турецкая сторона, после того, как её исключили из программы создания истребителя F-35, оценила в несколько миллиардов долларов США. Турцию, это уже стало понятно, немедленно заместили в цепочке разработки и производства соответствующих узлов другими производителями как из США, так и, в частности, из Израиля. Так что, говорить о том, что Турция была уникальна и незаменима для этого проекта уже не приходится.

Теперь же, речь, со стороны турок, идет о том, чтобы не потерять тот аванс, который Турция уже заплатила за физическую поставку себе этих истребителей. Довольно любопытно, что американская бюрократическая волокита на тему того, поставлять или нет Турции истребители, привела к тому, что платеж «повис в воздухе» и теперь Турция стремится получить в обмен на него от США хотя бы F-16, включая не только новые самолёты, но и запасные части к ранее уже поставленным.

«Любопытного» здесь ровно то, что отказ США в поставке запасных частей, необходимых для нормальной работы ранее поставленных Турции истребителей F-16, поставит страну чуть ли не в один ряд с тем же Ираном, находящимся под режимом международных санкций и вынужденным использовать все свои возможности и компетенции для того, чтобы «латать дыры» на поставленной ему в прошлые, несанкционные годы, технике. Включая допустим самолеты гражданской авиации, для которой Тегеран самостоятельно производит запасные части, поскольку ему в них отказывают.

И ничего положительного в риторике Джо Байдена, про которую рассказывает президент Турции Р.Т.Эрдоган, ровным счетом, не усматривается: напротив, видно, что американский лидер не скрывает того, что поставка Турции истребителей F-16 также является достаточно маловероятной.

А, в свою очередь, слова президента Р.Т.Эрдогана, который вынужден напоминать американскому президенту про его политический вес, смотрятся и вовсе странно, когда последний пытается «перевести стрелки» на Палату представителей и на Сенат. И эти слова лишь убеждают в том, что, похоже, Турции придется брать другими, гражданскими товарами и услугами американского производства, которые США будут готовы поставить турецкой стороне.

Следующий вопрос со стороны журналиста президентского пула, обращенный в адрес турецкого президента звучит следующим образом:

«Насколько нам известно, вы подарили ему (то есть, американскому президенту – И.С.) свою книгу «Более справедливый мир возможен». Также было проведено исследование «Революция зеленого развития» в Турции. Какие отзывы об этих двух (работах)?».

Цитируем ответ турецкого президента:

«Я подарил г-ну Байдену свою книгу «Более справедливый мир возможен» и книгу «Революция зеленого развития Турции». В книге «Революция зеленого развития Турции» у меня есть вводная статья. Я сказал Байдену: «Знаешь, я тоже — защитник окружающей среды». Когда мы передали эти книги, он сказал: «Я также подарю вам свою книгу». У него также есть книга, которую он написал о своем умершем сыне».

Отметим, что стремление турецкого президента к тому, чтобы стать глобальным лидером выливается и в написание им книг и статей.  Ведь для глобального лидера мало быть главой государства, необходимо быть ещё и мыслителем. Тем более, когда у Турции есть и свой слоган, продвигаемый ею за рубежом по поводу того, что «мир – больше пяти». Собственно, этот слоган можно считать квинтэссенцией не только его собственных работ, но и других авторов, которые занимались и занимаются написанием статей от своего имени, но в интересах турецкого государства. Речь, в частности, в этом смысле, идет о пресс-секретаре президента Р.Т.Эрдогана – Ибрагиме Калыне.

Презентация упомянутой турецким президентом книги про более справедливый мир состоялась 20 сентября 2021 года в Нью-Йорке. В турецкую продажу эта книга поступила двумя неделями ранее – 6 сентября. И, как сообщается, в «Википедии», к настоящему времени, книга уже переведена на несколько языков, включая английский, немецкий, французский, испанский, арабский и русский. Вряд ли, эту книгу можно ожидать на полках российских книжных магазинов, однако, уверены, что то же посольство России в Турции будет распространять эту книгу на бесплатной основе среди своих гостей и коллег, на встречах и приемах. Другой канал распространения – это, разумеется, культурные центры Турции в России.

Опять же, здесь можно было бы выразить сомнения в том, что эта книга будет пользоваться сколь-нибудь заметным читательским интересом.

Однако, есть один немаловажный момент, касающейся нашей страны: есть несколько субъектов Российской Федерации и регионов, включая тот же Татарстан и Башкортостан, а также Северный Кавказ, где президент Р.Т.Эрдоган имеет свою «фанатскую базу». Соответственно, именно они и могут выступить читателями его книги, как целевая аудитория. Не думаем, что, при переводе на русский язык, делалась ставка на жителей центральной России. Так что, «своего читателя» книга Р.Т. Эрдогана найти вполне может.

Следующий вопрос от турецких журналистов:

«После саммита ООН вы сказали: «Я не могу сказать, что мы начали с ним (то есть, с Джо Байденом – И.С.) хорошо , сравнивая его с его предшественниками. Изменилось ли ваше мнение на этот раз после этой встречи?».

Цитируем ответ президента Эрдогана:

«Конечно, условия меняются в зависимости от атмосферы. Во время (Генассамблеи – И.С.) ООН у нас были разные ожидания. Когда этих разных ожиданий не существовало, событие развернулось к несколько иной ситуации. То развитие было другим. Об этой встрече СМИ заявили: «Это будет 20-минутная встреча». Наша встреча продлилась 1 час 10 минут. Поймите, как СМИ обращаются с нами. Другими словами, они либо говорят: «Он не примет, он не встретится (в смысле, Джо Байден не примет Р.Т.Эрдогана и не встретится с ним – И.С.)», либо сокращают (время встречи между двумя президентами – И.С.) до 20 минут! Но наша встреча продлилась 1 час 10 минут. За это время протокол постоянно приходил и уходил, пару раз морщился на них».

То есть, иными словами, турецкий президент ведет речь о том, что журналисты «плохо обращаются» с турецким лидером, когда говорят, допустим, об отношениях Турции и США, а также отношениях на уровне глав государств.

Это высказывание турецкого президента можно понять и так, что в отношениях между США и Турцией нет такого дисбаланса взаимного интереса, который мы нередко подмечаем в своих материалах. Иными словами, это не только Турция нуждается в отношениях с США, но и последние нуждаются в отношениях с Турцией. Вот только СМИ на этот счет высказываются неадекватно характеру двусторонних отношений. По крайней мере, так данная ситуация видится турецкому президенту Р.Т.Эрдогану.

56.88MB | MySQL:106 | 0,454sec