О жалобах Алжира в международные организации на действия Марокко в Западной Сахаре

Прошло уже более недели с момента инцидента с уничтожением алжирской автоколонны в Западной Сахаре, но до сих пор «возмездия», обещанного за это алжирскими же лидерами Марокко не последовало.

Напомним, что это произошло 1 ноября, а 3 ноября президент АНДР Абдельмаджид Теббун обвинил в этом власти Марокко, пообещав, что это «не останется безнаказанным».

Однако пока алжирские действия против Рабата носят, кажется, сугубо мирный характер.

Так, руководство АНДР использовало против королевства «ритуальные жертвы 1 ноября» для возобновления дипломатических атак против Рабата в международных организациях, перед которыми глава алжирского внешнеполитического ведомства Рамтан Ламамра пытается обвинить Марокко в «убийстве». Причем в международных организациях, в частности, ООН, подтвердили факт начатого ее представителями в связи с этим инцидентом «соответствующего расследования до полного выяснения этого дела».

Так, 5 ноября заместитель начальника пресс-службы генерального секретаря ООН Фархан Хак заявил, что «гибель трех алжирских дальнобойщиков произошла в результате обстрела их транспортных средств недалеко от границы с Мавританией в восточной части Западной Сахары недалеко от Бир-Лаху. Это было установлено патрулем Моонрзс (миссия Организации Объединенных Наций для Западной Сахары), направленным на место нападения 3 ноября».

В свою очередь, по данным посла Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР) в Алжире Абделькадера Талеба Омара, «Бир Лаху расположен более чем в 70 км к югу от возведенной Марокко песчаной разделительной стены в Бентили от освобожденной сахарской территории Бир-Лаху в буферной зоне».

Таким образом он подводит дело к тому, что это было ничем неоправданное убийство далеко за пределами зоны ведения боевых действий.

При этом, по данным Фархана Хака, члены миссии установили, что реально речь идет не о трех уничтоженных «грузовиках с алжирскими номерными знаками, припаркованными параллельно друг другу, а о двух, получивших значительные повреждения и обугленных».

Таким образом, его заявления являются первым косвенным опровержением утверждений марокканских источников, утверждавших, что «алжирские перевозчики попали на мины, пересекая минное поле».

При этом официальные представители АНДР обращают внимание на то, что это не официальные заявления, и что реально ни один марокканский чиновник «не высказывался открыто по этому делу».

Алжирские источники подчеркивают, что «король Марокко Мухаммед VI ни словом не обмолвился об этом, выступая по случаю очередной годовщины «Зеленого марша» 6 ноября. Напомним, что эта дата отмечается Рабатом с 1975 г., когда он устроил массовый прорыв невооруженных марокканцев в Западную Сахару, занятую испанцами, и тем самым выразил на нее свои претензии.

Действительно, выступив по этому поводу, марокканский монарх уклонился от обсуждения данной темы, при этом дав понять, что он не намерен извиняться перед Алжиром.

4 ноября, выступая на еженедельном брифинге для прессы, пресс-секретарь правительства Марокко Мустафа Битас также умолчал об этом, лишь упомянув, отвечая на вопрос журналиста о данном инциденте: «Королевство по-прежнему придерживается принципа добрососедства со всеми, основанного на взаимном уважении».

Причем замалчивание данной проблемы в отношениях с Алжиром и Западной Сахарой стало в последнее время своего рода тактикой официального Рабата. Иными словами, он всячески демонстрирует отсутствие проблемы как таковой, исходя из того, что это – «историческая территория Марокко».

И марокканский монарх тем самым не дает Алжиру возможности вести спор на удобном для него поле и это молчание лишь призвано дополнительно подтвердить «марокканство» Западной Сахары, которое, по его словам, «не подлежит обсуждению». «Если мы начнем переговоры, то лишь для достижения мирного урегулирования этого искусственного регионального конфликта», — добавил он еще раз, когда ООН приняла решение о референдуме по вопросу о самоопределении, подписанном Марокко в 1991 году.

Так было и после распространения марокканским дипломатом записки о «праве Кабилии на самоопределение» среди членов организации неприсоединения 13 июля текущего года в Нью-Йорке. МИД Алжира обращался к властям Марокко за разъяснениями, но ответа не последовало.

Впоследствии произошел шпионский скандал с якобы имевшим место использованием королевством израильского шпионского программного обеспечения Pegasus, которое якобы применялось официальным Рабатом среди прочего для слежки за гражданскими и военными должностными лицами Алжира. И вновь марокканские власти никак не отреагировали на последовавшую за этим алжирскую истерику.

Еще раньше было заявление, сделанное 12 августа в Марокко министром иностранных дел Израиля Яиром Лапидом, выразившим свою «обеспокоенность по поводу роли Алжира в регионе».

Несмотря на протесты, выраженные в связи с этим Алжиром, Марокко вновь на это никак не отреагировало. На этом основании 24 августа Алжир объявил о разрыве своих дипломатических отношений с западным соседом.

Другие проправительственные алжирские источники утверждают, что это «подобие уверенности, граничащее с высокомерием марокканцев, вызвано нормализацией их отношений с Израилем и, прежде всего, признанием бывшим президентом США Трампом суверенитета их страны над Западной Сахарой».

Независимые же алжирские источники указывают: «Король великолепно игнорировал гнев Алжира, прямо не отвечая на его обвинения, но, с другой стороны, в конце своей речи по случаю «Зеленого марша» он обронил фразу, намекающую на угрозу руководству АНДР: «Мы выражаем глубокую признательность Королевским вооруженным силам, жандармерии, национальной безопасности, вспомогательным силам, территориальному управлению и гражданской защите за их постоянную готовность под нашим командованием защитить национальное единство и сохранить безопасность и стабильность страны».

В этом заявлении содержится полное одобрение действий его военных и одновременно выражение готовности и далее действовать так, как это было 1 ноября.

В любом случае, уже 4 ноября алжирский министр иностранных дел Рамтан Ламамра обратился в следующие организации: ООН, Африканский союз, Лигу арабских государств (ЛАГ) и Организацию исламской солидарности (ОИС) с официальной жалобой, сообщив им о «крайней серьезности рассматриваемого Государственного террористического акта, который не может быть оправдан никакими обстоятельствами».

«Применение государством-владельцем смертоносного изощренного оружия с целью воспрепятствовать свободному передвижению коммерческих транспортных средств по территории, на которую оно не имеет никаких прав, является актом агрессии и терроризма, несущим неизбежную угрозу безопасности и стабильности в Западной Сахаре и во всем регионе», — добавил он.

При этом Ламамра подчеркнул при этом «готовность и способность Алжира выполнять свои обязанности по защите своих граждан и их имущества при любых обстоятельствах».

Показательно, что произошедшее было использовано и для одновременной атаки на Израиль в Африканском союзе. Например, в своем заявлении в адрес панафриканской организации алжирские провластные источники указывают на «стремление мароккано-сионистской пары навсегда разрушить единство африканских государств и народов».

При этом особо отмечается, что «После недавнего заседания Исполнительного совета Африканского союза министр иностранных дел Рамтане Ламамра подчеркнул опасность глубокого разделения африканского континента и непреодолимого разрыва, вызванного безответственным решением его представителя Мусы Факи Махамета предоставить сионистскому образованию в нем статус наблюдателя. Никогда еще предупреждение не было столь актуальным и ясным, учитывая искусно замаскированную реальность: желание кровосмесительной пары Махзен-Израиль разрушить сбывшуюся мечту Кваме Н’Крумы по объединению Африки».

В этой связи алжирские около МИДовские источники отмечают, что когда «первая подобная попытка была на саммите ОАЕ в Триполи в 1982 году, с помощью своих друзей из франкоязычной Африки, королевство требовало аннулировать юридический статус в организации члена Сахарской республики. В противном случае оно угрожало развалить и похоронить панафриканскую организацию, чему помешал резкий разворот от него его союзника Сенегала.

Но сегодня, опираясь на свой союз с сионизмом, Марокко вторично пытается «сломать» Африку и ее организацию, Африканский союз. К счастью, министру Ламаре удалось заблокировать попытку подтвердить статус наблюдателя сионистского образования. Голосом своего министра Алжир возложил на государства-члены Африканского союза свою историческую ответственность, поставив их перед выбором: спасти Африку, выбросив Марокко-сионизм на свалку истории, или же взять на себя тяжелую ответственность за разрушение солидарности африканских народов, за которую так много мучеников отдали свои жизни, чтобы сохранить вечную Африку».

Каковы же перспективы алжирских исков в международных организациях? Вопрос этот весьма сложный, тем более, что для подтверждения алжирских обвинений эксперты ООН должны собрать реальные документы и доказательства, и в частности, относительно фактов поражения марокканским БПЛА, с чем могут быть серьезные проблемы.

С другой стороны, произошедшее в условиях возобновленного конфликта самим Алжиром через свои западно-сахарские прокси-силы представители международных организаций могут воздержаться от одностороннего осуждения Марокко.

Тем более, что сам Рабат в этом случае способен обвинить АНДР в поддержке терроризма, направленного против него руками западно-сахарских боевиков, в том числе приходящих со стороны ее провинции Тиндуф, где находятся западно-сахарские «лагеря беженцев».

Еще менее выразительным такое обращение может быть в другие организации вроде ЛАГ и ОИС, где у Марокко имеется немало влиятельных заступников и союзников, включая те же аравийские монархии.

Во всяком случае, дипломатические атаки Алжира явно не тянут на «достойный ответ», обещанный президентом АНДР.

Однако обратим внимание, что на будущий год запланировано увеличение военного бюджета АНДР по сравнению с 2021 годом на 0.5 млрд долларов. Соответственно, это может отражать подготовку Алжиром соответствующих усилий на западно-сахарском направлении.

Речь может идти о насыщении боевиков «сахрави» более действенным оружием, особенно дистанционного боя, способного нанести марокканским силам больший урон, чем прежде. И к дальнейшему обострению в зоне конфликта с высокой долей вероятности Марокко придется готовиться.

Также не исключаются и попытки задействования по-прежнему серьезного арсенала алжирских спецслужб в плане использования представителей различных региональных радикальных группировок, на боевиков которых они имеют серьезные выходы.

52.26MB | MySQL:103 | 0,552sec