Об активизации в секторе Газа протестных настроений против ХАМАСа под лозунгом «Мы хотим жить»

В конце минувшей недели на странице сообщества кампании «Мы хотим жить» в фейсбуке, которая продвигает в секторе Газа идеи борьбы с властью ХАМАСа, считая движения основным виновником ухудшения социально-экономического положения местного населения, появился своего рода манифест. В нем, в частности, говорится: «деятельность правительства в Газе доказала, что власти не видят людей из своей башни из слоновой кости и полностью отделились от реальности. Соответственно, мы напоминаем фактическому лидеру Газы Я.Синвару о его предыдущих обещаниях гарантировать права на мирные демонстрации и свободу выражения мнений. Искренность этого обещания будет проверена в ближайшие дни». Последним, активисты протестной кампании в секторе дали понять, что планируют в ближайшее время новые акции.

Кампания под лозунгом «Мы хотим жить» (Bedna Neesh) началась в секторе весной 2019 г. Первыми к ней присоединились жители самого маленького лагеря беженцев в секторе – Дейр-эль-Балах на юге, затем их поддержали в лагере Джебалия на севере, а в дальнейшем — жители в отдельных населенных пунктах всей Газы. Поводом к росту недовольства местного населения властью стал рост цен и повышение налогов. При этом изначально активисты данной кампании стремились показать, что не намерены политизировать свою борьбу за улучшение социально-экономического положения, а выступают против ХАМАСа ввиду несогласия с методами управления, а не в рамках противостояния между ключевыми палестинскими фракциями в их общей битве за влияние.

Помимо этого, кампания «Мы хотим жить» стремилась продемонстрировать, что речь идет о проведении мирных акций, право на которые зафиксировано в палестинском основном законе, действующем с 2003 г. Ввиду этого, многие демонстранты присоединились к акциями вместе с семьями, включая детей. Дополнительно ситуацию усугубило то, что волнения подавлялись силовым путем. Более того, среди пострадавших оказались как представители неправительственных правозащитных организаций, так и сторонники ФАТХа.

На этот раз триггером для активизации протестов под лозунгом «Мы хотим жить» стала гибель в Средиземном море у берегов Греции судна с палестинцами, которые пытались таким образом перебраться в Европу в поисках лучшей жизни. Информация об инциденте в палестинских источниках разнится. Предположительно, на борту было около 20 человек, большинство из которых составили выходцы из Хан-Юниса на юге сектора. По меньшей мере трое из них считаются пропавшими без вести, еще один – погиб. На этом фоне в социальных медиа главным образом среди молодежи стали распространяться видео и сообщения с призывами к протестным акциям, которые публиковались с хештегом, аналогичным лозунгу протестов 2019 г. и призывами выйти на акции. Именно эта активность населения и подтолкнула кампанию к публикации общего призыва.

В целом, сложившиеся обстоятельства говорят о нескольких важных тенденциях, затрагивающих палестинский вопрос.

Во-первых, против движения ХАМАС, которое пытается путем подстрекательства добиться увеличения численности сторонников на Западном берегу, внутри Газы фактически используется его же оружие. В частности, ситуацией пытается воспользоваться ФАТХ и Народный фронт освобождения Палестины. В последнем случае особенно примечательно то, что весной текущего года заместитель главы МИД России М.Богданов проводил переговоры с НФОП по вопросу улучшения экономической и гуманитарной ситуации в секторе. Таким образом, в Газе может сложиться аналогичная ситуация, что и на Западном берегу, когда международные посредники, разочаровавшись в попытках ключевых палестинский фракций прийти к примирению, ищут им замену.

Во-вторых, тот факт, что ХАМАС использует для подавления протестов своего населения силовые методы, открывает путь для израильской общественной дипломатии, а также для работы на площадках международных, в том числе правозащитных организаций, где основная доля ответственности за положение палестинцев и гибель мирных жителей в ходе демонстраций традиционно возлагается на израильскую сторону. Вместе с тем угроза устойчивости власти ХАМАСа в Газе может подтолкнуть его к новой эскалации с Израилем. Продиктовано это тем, что рост популярности группировки в последнее время произошел на фоне конфликта, разгоревшегося в мае. Однако вопреки заявлениям, движение так и не смогло преобразовать эту поддержку в нечто большее, а потому для купирования опасных тенденций лучшим сценарием ХАМАСу может показаться традиционная тактика переключения недовольства на внешнего врага.

В-третьих следует обратить внимание на географию палестинских протестов и роста количества беженцев на Запад. Здесь, как видно из сказанного выше, выделяются населенные пункты на юге Газы, а также лагеря беженцев. Последние заслуживают особого внимания, поскольку ранее, ввиду наиболее тяжелых условий существования рассматривались как источник антиизраильской террористической активности.

Наконец, тот факт, что палестинцы, как и беженцы из горячих точек на Ближнем Востоке и в Африке выбирают для себя путь миграции в Европу  с использованием в качестве транзитных пунктов Турции и Греции, может свидетельствовать о появлении у всех заинтересованных сторон, прежде всего Израиля, Евросоюза, а также европейских государств, которые считаются наиболее желанными для проживания среди выходцев из региона, таких как Германия, новых точек соприкосновения интересов.  Не ясна, однако, пока стратегия поведения Анкары в данной ситуации. Пока Турция стремится работать с палестинцами для того, чтобы оказать поддержку беженцам. Вероятнее всего, таким образом Турция пытается добиться усиления своих позиций в регионе в целом и на палестинском треке в частности, что дополнит другие ее усилия, в том числе касающиеся упрочения влияния в вопросах защиты мусульманских святынь на Храмовой горе от угрозы изменения статус-кво в пользу Израиля. В случае развития событий по такому сценарию, проблема палестинских беженцев рискует стать новым препятствием как в диалоге Анкары и Иерусалима, так и в отношениях Турции с ЕС.

52.72MB | MySQL:103 | 0,452sec