Инвестиционная реформа в Алжире: миф или реальность?

В последние недели в Алжире вновь активно поднимается тема возможного реформирования инвестиционного законодательства с целью максимального привлечения зарубежных компаний вкладываться в его экономику. Причем подобные вбросы делают люди, облеченные серьезными властными полномочиями, в том числе входящие в национальное правительство в ранге министров.

Напомним, что эту тему активно продвигал еще его глава Абдельмалек Селлаль во время своего второго премьерского срока (2014 – 2017) при бывшем президенте АНДР Абдельазизе Бутефлике и, который сейчас отбывает продолжительный срок тюремного заключения по коррупционным статьям.

Также вскоре после прихода на пост президента Абдельмаджида Теббуна инвестиционное законодательство было несколько улучшено в пользу зарубежных компаний. Однако до сих пор главное препятствие, а именно «правило 51/49», согласно которому они работать в Алжире лишь совместно с местными компаниями и имея в них не более 49%, устранено не было.

Соответственно, при таком раскладе выгодность таких проектов нередко оказывалась сомнительной, поскольку порой даже рассчитать их прибыльность в среднесрочной перспективе было сложно. Кроме того, алжирские участники нередко негативно влияли и на сам процесс реализации тех или иных соглашений.

И вот теперь все чаще представители алжирского правительства делают заявления о скором реформировании национального инвестиционного законодательства.

Среди них Мухаммед Аркаб, министр энергетики и горнодобывающей промышленности и Ахмед Зегдар, возглавляющий Министерство промышленности АНДР. Причем подобные заявления делаются как уже свершившийся факт – они уже сейчас приглашают иностранных коллег, в частности, турецких, работать на в Алжире «по новым, упрощенным и гораздо более выгодным правилам».

Однако заметим, что прежде информационные вбросы о грядущем инвестиционном реформировании были связаны с продолжительным сохранением невысоких цен на нефть и газ в мире и параллельным снижением привлекательности алжирских проектов для иностранных компаний.

Так, например, для большинства зарубежных инвесторов стало уже своего рода традицией игнорировать объявляемые алжирскими властями тендеры на разработку углеводородов.

Однако теперь, как мы видим, стоимость нефти и газа на международных рынках заметно поднялась, и, кажется, пропорционально повысилась и привлекательность Алжира как возможного партнера для зарубежных компаний.

Пока, на первый взгляд, его руководство не намерено отказываться от ранее заявленных планов инвестиционного реформирования. Впрочем, относительного этого существуют сомнения. В условиях, когда реализация подобных обещаний затянулась на долгие годы, определить точный срок претворения их в жизнь по-прежнему трудно.

И тем более теперь, когда рост стоимости нефти и газа способен изменить отношение руководства АНДР к реальным действиям на данном направлении.

Заметим, что в 2020 – 2021 годы ряд зарубежных инвесторов, особенно британских, включая крупную компанию BP, выразили желание вообще уйти из Алжира. Но вместе с тем их конкуренты вроде итальянского энергогиганта Eni не только продолжают здесь работать, но и выражают желание занять их место.

И, наконец, даже такие несговорчивые партнеры как французская компания Total, теперь демонстрируют готовность работать с АНДР по его старым инвестиционным законам, как это было продемонстрировано в ноябре текущего года, когда ее руководство подписало соглашение стоимостью свыше миллиарда евро на строительство завода по производству полипропилена в алжирском Арзеве.

И представляется сомнительным, чтобы руководство Total действовало вопреки рекомендациям своих аналитиков, выводы которых обычно сбываются с высокой долей вероятности.

Иными словами, можно предположить, что их прогнозы относительно реального скорого пересмотра инвестиционных законов АНДР были неблагоприятными и потому в Total решили заключить подобное соглашение именно сейчас.

И это неудивительно: видя подобное изменение настроений инвесторов, на месте Алжира можно теперь немного и «потянуть» с реализацией обещаний реформирования инвестиционного законодательства с целью заключения самых выгодных контрактов.

Между тем, как заявляют указанные выше министры правительства АНДР, доработка соответствующего закона должна завершиться до конца текущего года.

Однако нельзя исключать того, что надежды многих на изменение алжирского инвестиционного законодательстве оправдаются не в той мере, как им бы того хотелось.

Также заметим, что углеводородный сектор – не единственный в Алжире. И сейчас, когда эта страна пытается диверсифицировать свою экономику за счет других ее развивающихся секторов, их представители настаивают на претворении подобных инвестиционных обещаний в жизнь.

Особенно активно это делают представители руководства компании Hasnaoui (GSH), одного из лидеров строительной отрасли жилья АНДР.

В частности, ее основатель Брахим Хаснауи, по данным алжирских источников заявляет, что сейчас «крайне важно устранить инвестиционные блокировки в условиях наблюдаемой эрозии покупательной способности, трудностями с финансированием спроса. Все это усугубляет усиливающаяся бюрократия, дополнительно способствуя истощению и даже разорению структурированных компаний, которые не могут развиваться в этом законодательном и в том числе инвестиционном климате».

 

Между тем, по словам упомянутого выше министра А. Загдара, ждать осталось совсем немного: «текст упомянутого выше законопроекта был разработан в соответствии со стратегическими задачами современности путем создания делового климата, благоприятного для продуктивных и привлекательных иностранных инвестиций. В нем было объявлено о введении налоговых и парафискальных финансовых стимулов для желающих работать в АНДР зарубежных инвесторов».

По его словам, «особенно выгодными будут инвестиции, вкладываемые в развитие труднодоступных южных и высокогорных районов со сложным климатом, требующих предоставления долгосрочных таможенных и налоговых льгот».

По данным Ахмеда Загдара, ради этого власти АНДР также намереваются реструктурировать инвестиционные механизмы путем «перезапуска» Национального агентства инвестиционного развития (ANDI), упрощения и ускорения регистрации и мер поддержки крупных инвестиционных проектов путем создания для этого «единого окна».

Отдельные меры поддержки по данным Загдара будут обращены на автомобильную промышленность. Напомним, что в текущем году у некоторых автопроизводителей в АНДР возникли производственные сложности, в результате чего они не исключили частичного или даже полного сворачивания здесь своего бизнеса. В частности, это касалось производителей из ФРГ (по алжирским данным, «Фольксвагена»).

Между тем, по информации Загдара, «инвестиции в эту область вызывают интерес у нескольких международных автопроизводителей, учитывая потребности внутреннего алжирского рынка, колеблющиеся в диапазоне от 250 000 до 350 000 автомобилей в год сверх дефицита, зарегистрированного в последние годы».

В связи с этим, по его словам, «Было проведено несколько встреч с европейскими и азиатскими строителями, но я не буду раскрывать бренды этих производителей до окончания переговоров, особенно в отношении ранее зарегистрированных партнерских отношений».

Относительно упомянутых им азиатских компаний можно определенно сказать, что это некоторые китайские автопроизводители, руководство которых, однако, хотело бы получить дополнительные гарантии своих возможных вложений в Алжир.

Заметим, что применительно к углеводородному сектору подобных откровенных заявлений практически не делается. Более того, ссылаясь на подготовку нового законопроекта об инвестициях, упомянутый выше министр Загдар заявил, что «в нем предусматривается ряд мер, направленных на улучшение делового климата, включая отмену преимущественного права и правила 51/49 для деятельности по производству нестратегических товаров и услуг».

Напомним, что углеводородный сектор как раз и считается в Алжире стратегическим.

Таким образом, с высокой долей вероятности, полноценные инвестиционные ограничения будут сняты с большинства секторов алжирской экономики, кроме углеводородной.

Впрочем, даже если декларируемое избавление от них все же произойдет (как это уже было вскоре после избрания президентом АНДР А.Теббуна), то далеко не факт, что иностранные инвесторы смогут также «вольно» вести свой бизнес в этой стране, как, например, это происходит в ОАЭ в силу сохраняющейся мощи алжирской бюрократии, которая в силу своего влияния не может не пытаться влиять на происходящие процессы, извлекая из подобного сотрудничества сиюминутную прибыль, как это бывало в весьма недалеком прошлом.

52.71MB | MySQL:104 | 0,520sec