Об условиях возобновления американской и международной помощи Судану

Соединенные Штаты первыми приняли карательные меры против Хартума после государственного переворота 25 октября. С тех пор Государственный департамент поставил возвращение своей помощи в зависимость от реализации четырехэтапного плана. Новым властям Судана придется учитывать это обстоятельство, чтобы получить 700 млн долларов помощи в целях развития, выделенной Конгрессом США в конце прошлого года, но затем замороженной после путча генерала Абдель Фаттаха аль-Бурхана. Администрация Джо Байдена ждет формирования нового переходного правительства. Премьер-министр Абдалла Хамдок, который вернулся на свой пост 21 ноября после месяца, проведенного под домашним арестом, пытается объединить основных суданских политических игроков и, как ожидается, сформирует правительство технократов. Как только это будет сделано, Вашингтон и международные финансовые институты смогут рассмотреть возможность повторного открытия  доступа к помощи. Но это только первый шаг, который обусловлен  США в качестве условия возобновления кредитной линии.

Затем Вашингтон ожидает скорейшего формирования переходного законодательного совета, о чем несколько раз объявлялось в начале этого года, но так и не было сделано. Предполагается, что он будет представлять законодательную власть до организации выборов. Различные политические формирования, составляющие «Силы свободы и перемен» (FFC) — коалицию, на которую опирался Хамдок, чтобы управлять страной — не смогли прийти к соглашению о координации своих действий, и это движение медленно разваливалось в последние месяцы. Собственно этот момент, как и явная угроза уголовного преследования суданских военных в МУС и пересмотра их прав на собственность в ключевых секторах экономики,   были одними из спусковых механизмов переворота, совершенного аль- Бурханом. Как только такой законодательный совет будет сформирован, следующим условием Соединенных Штатов будет создание конституционного суда, способного решать, какой из различных переходных органов будет контролировать конкретные области. До переворота временное правительство Судана в основном руководствовалось двумя документами. Одним из них было соглашение о разделе полномочий, подписанное между FFC и военными в августе 2019 года. Другим были некоторые положения конституционного характера, добавленные во время подписания мирного соглашения в Джубе между десятком повстанческих группировок и переходными властями в Хартуме в октябре 2020 года. Определенные юридические конфликты между гражданскими политиками  и военными, особенно в отношении активов бывшего режима О.аль-Башира, также были определяющим фактором, приведшим к перевороту. США также требуют, чтобы суданские военные были удалены с политического ландшафта. Это особенно сложное требование, учитывая, что именно военные с момента переворота прочно держат рычаги власти в своих руках, что поддерживается рядом внешних союзников Судана. Прежде всего, это ОАЭ и АРЕ. Вопрос гарантий уголовного иммунитета для военных и контроля их над золотодобычей является ключевыми вопросами, которые будут определять позицию суданских силовиков на среднесрочную перспективу.

Нынешний шаг Вашингтона – это первый осмысленный шаг в направлении введения реальных санкций  и давления на военных в Судане. К этому американскую администрацию подвигли три момента.

1.Это внутренняя позиция в Конгрессе США. Напомним, что в начале декабря двухпартийная группа законодателей США внесла законопроект, направленный на введение санкций в отношении военных лидеров Судана.  В случае принятия законопроект, озаглавленный «Закон о демократии в Судане», потребует от президента США Джо Байдена ввести санкции против любого лица, которое считается ответственным за захват власти. Он также предусматривает  наказание любого лица, ответственного за произвольное задержание граждан Судана, за блокирование каналов связи в интернете или доступа к медицинским услугам в стране. Закон был представлен конгрессвумен Ен Ким и конгрессменом Дином Филлипсом, двумя членами подкомитета по Африке Палаты представителей по иностранным делам, а также Майклом Макколом, высокопоставленным членом Комитета  по иностранным делам Палаты представителей . «Я горжусь тем, что помогаю предпринять конкретные шаги, чтобы продемонстрировать поддержку храброму народу Судана, когда они мирно протестуют за демократию, и привлечь к ответственности виновных в подрыве демократического перехода в Судане под руководством гражданских лиц, приняв Закон о демократии в Судане», — говорится в заявлении Ен Ким. Д.Филлипс осудил переворот и заявил, что он «подрывает важный прогресс, достигнутый суданским народом в создании правительства, возглавляемого гражданскими лицами». Законопроект в Конгрессе появился через несколько недель после того, как аналогичный законопроект был внесен в Сенат Крисом Кунсом. В этой связи принятие решения администрацией о приостановке чрезвычайной помощи Судану в размере 700 млн долларов решает задачу временного блокирования прохождения этого законопроекта, поскольку она пока не решила вопрос о целесообразности  введения санкций в отношении военных Судана. В американской администрации есть серьезные опасения о том, что санкционное давление на военных  может привести Судан к расколу и дестабилизации, которые наблюдаются в Ливии и Йемене. Таким образом, динамика международной политики сейчас поддерживает правительство Хамдока, но это не будет продолжаться вечно, тем более что аль-Бурхан пытается решить проблемы и интересы Запада в Судане, такие как нормализация отношений с Израилем и осуществление внятной экономической политики. Международное давление же с одной стороны поможет изолировать военных правителей, но оно также подтолкнет Судан вернуться под региональное и международное влияние. Вмешательство Запада может привести к аналогичному  вмешательству России и Китая, которые близки к суданским военным.  То есть Запад пытается балансировать между давлением на военных и тем фактом, что переворот был всего лишь симптомом гораздо более фундаментальных проблем переходного периода.

2.Европейский союз и его государства-члены, Соединенное Королевство и Комплексная миссия ООН по оказанию помощи в переходный период в Судане  в настоящее время работают над разработкой критериев для оценки и принятия будущего правительства. Именно эти контрольные показатели будут обусловливать выделение международной помощи и средств, которые в настоящее время заблокированы странами-донорами и международными финансовыми учреждениями, такими как Всемирный банк. И этот процесс хочет возглавить Вашингтон

3.Это признание Вашингтоном  факта того, что в Судане  гражданский сегмент ослаблен и не может самостоятельно противостоять военным.  После международного осуждения и масштабных протестов аль-Бурхан восстановил премьер-министра Хамдока по соглашению от 21 ноября. Критики, однако, раскритиковали это соглашение как «обеляющее» и обвинили Хамдока в «предательстве». К тому же он сталкивается с большими сложностями в рамках формирования правительства. Когда аль-Бурхан  сверг Хамдока 25 октября, он предпочел сохранить в составе правительства членов повстанческих групп, подписавших соглашение в Джубе, присутствие которых создает проблемы для премьер-министра, поскольку он выбирает новую команду. Один из очень немногих членов первого правительства премьер-министра Абдаллы Хамдока, который не потерял свой пост после октябрьского переворота, Джибриль Ибрагим, министр финансов и лидер оппозиционной группы Движение за справедливость и равенство (ДСР) в Дарфуре. Ибрагим и его команда членов ДСР продолжают готовить бюджет на 2022 год, как будто переворота, организованного генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом, никогда не было. Лидер ДСР упорно боролся за этот ключевой портфель после подписания мирного соглашения в Джубе в октябре 2020 года между переходным правительством и десятком повстанческих группировок. Лидеры Суданского освободительного движения Судана Минни Минави (СОД-ММ), Суданского народно-освободительного движения-Север (СНОД- С) Малик Агари и Освободительных сил Судана (ОСС) Тахир Хаджар также провели переговоры о министерских должностях для своих групп в рамках переходного правительства Хамдока, которое было сформировано в феврале, но пока конкретной договоренности с премьером  не достигли. Когда это правительство было свергнуто 25 октября, эти министры были единственными, которые сохранили свои места. Министр социального развития Мухаммед Адам (ДСР), министр федерального правительства Бутахина Ибрагим Динар (СНОД-С), министр шахт Мухаммед Башир Абу Нему (СОД-ММ) и министр городского развития Абдалла Яхия (ОСС) все еще находятся во главе  своих соответствующих министерств. Премьер-министр, слишком занятый попытками восстановить свою политическую базу и сформировать новое правительство, в значительной степени оставил их без присмотра. Согласившись вернуться на пост премьера вместе с аль-Бурханом, проведя почти месяц под домашним арестом, Хамдок потерял весь свой политический капитал. Однако в соответствии с условиями соглашения, которое он подписал 21 ноября с генералом, премьер-министр должен сформировать новое гражданское правительство после достижения соглашения с различными политическими партиями о порядке  назначения будущих министров. До сих пор Джибриль Ибрагим не выказывал никаких признаков желания отказаться от своего портфеля. Это ставит Хамдока в крайне неловкое положение: Ибрагим был и остается убежденным сторонником октябрьского переворота. В результате большая часть напряженности в отношениях с различными политическими партиями и гражданским обществом, с которыми Хамдок пытается возобновить диалог, сосредоточена вокруг фигуры лидера ДСР. Тем более, что основные  международные доноры не хотят, чтобы он сохранил свой портфель. Такой разворот плюс удаление от власти других лидеров повстанцев однозначно снова приведет к эскалации насилия в том же Дарфуре и не только в нем.

52.72MB | MySQL:104 | 0,443sec