Саммит Турция-Африка и роль Алжира в планах развития отношений Анкары с африканскими странами

Турция намеревается серьезно укрепить свое экономическое присутствие в Африке.  Об этом наглядно говорят итоги состоявшегося 18 декабря в Стамбуле под лозунгом «укрепление партнерства во имя развития и процветания» 3-го саммита Турция – Африка.

По данным министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу в нем участвовали представители более 40 африканских стран (две трети от их общего количества), включая 16 глав государств и 102 министра государств Африки. В рамках данного мероприятия они обсудили более предметно интересующие их вопросы с турецкими официальными лицами.

На этой встрече власти Турции выдвинули амбициозные цели – удвоить объем своей торговли с африканскими странами в течение следующих пяти лет (2022 – 2026 гг.) и достичь ее показателей в 50 млрд долларов. Так, в прошлом году он составлял порядка 25 млрд долларов (как ожидается, по итогам 2021 года он составит 27 млрд долларов). Заметим, что в 2003 году ее уровень находился на отметке 5.4 млрд долларов.

А через 10 лет, к 2031 году, согласно замыслу президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, товарооборот Анкары с Африкой должен достичь 75 млрд долларов. «Реальный же потенциал между нами выходит далеко за рамки наших текущих целей», — подчеркнул он, поставив следующие вехи достижения заявленных целей: «восстановление мира на африканском континенте» и далее «активизация инвестиций и торговли».

Это предполагает развитие связей в области безопасности (включая подготовку силовых структур), развития инфраструктуры, торговли, промышленности, образования, рыболовства, почтовой связи.

В качестве серьезного бонуса для развития сотрудничества с африканскими странами Эрдоган обещает им в ближайшее время прислать 15 млн доз вакцины для борьбы против пандемии коронавируса.

Речь идет, по его словам, о собственной турецкой разработке – вакцине Turkovac, ожидающей в ближайшее время одобрения для сертифицированного производства, и как только это будет сделано, данная вакцина будет «передана Африке».

И это своевременный «бонус», поскольку на прошлой неделе количество заражений коронавирусом в Африке выросло на 57%, причем наиболее пострадала ЮАР, где был обнаружен его штамм «Омикрон».

Особую роль в турецких планах играет Алжир. Причем важность произошедшего мероприятия подчеркивается тем, что с его стороны в саммите участвовал премьер-министр и министр финансов Аймен Бенабдеррахман как личный представитель президента АНДР Абдельмаджида Теббуна.

Анкара не скрывает, что Алжир ее интересует в первую очередь как источник углеводородов и рынок с большим потенциалом для развития турецкого бизнеса. По оценкам независимых источников, только турецкие строительные компании получили потенциальный доступ к алжирским контрактам на сумму 20 млрд долларов.

Не случайно, что уже сегодня Алжир занимает второе место по объемам торговли Турции в Африке после Египта и 7-е по прямым инвестициям.

Растет значимость и Турции в импорте в АНДР. По данным алжирской таможенной статистики – ее импорт туда составил 1.4 млрд долларов, и в 2020 году Анкара стала 6-м поставщиком товаров в Алжир.

Важно, что накануне данного саммита ряд источников заявили о грядущей реализации новых турецких инвестиционных проектов в АНДР в секторах промышленности, энергетики и возобновляемых источников энергии, сельского хозяйства, туризма и здравоохранения.

Так, посол Турции в АНДР Махинур Оздемир Гёкташ 15 декабря объявила во время встречи с представителями местной прессы, что работающие здесь турецкие компании продолжат инвестировать в местные стратегические проекты. В частности турецкая группа Tosyali намерена до конца 2023 года запустить в Оране завод стоимостью 1.7 млрд долларов по производству пользующейся большим спросом листовой стали, которую ее руководство намеревается экспортировать на рынки Европы, США и Турции.

По ее словам, запуск этого завода должен дополнительно привлечь другие турецкие и алжирские компании к взаимному сотрудничеству, начнется вскоре после ожидаемого получения специального участка на территории порта Арзев.

Среди других инвестиционных проектов, упомянутых послом, был сельскохозяйственный проект, запланированный в вилайе Адрар. Известно, что соответствующие документы турецких компаний были приняты Министерством сельского хозяйства и развития сельских районов и он должен быть запущен уже в ближайшее время.

По данным Махинур Оздемир Гёкташ, речь идет об инвестициях общей стоимостью 20 млн долларов, которые предстоит вложить в производство молока и выращивание зерновых (пшеницы) для удовлетворения потребностей местного рынка, сильно зависящего от импорта продовольствия.

Еще один важный проект, по данным турецкой посла, это интегрированный текстильный комплекс турецкой группы компаний Tayal, который она намерена реализовать в ближайшее время в Сиди-Хеттабе (провинция Релизан) по производству хлопка и изделий из него.

Заметим, что к настоящему времени Турция уже инвестировала более 5 млрд долларов в Алжир, в основном в сталелитейную, химическую, текстильную, лекарственную и строительную промышленность. В этих проектах работают около 30 тысяч алжирцев.

Причем только в течение 2020 года, по данным Махинур Оздемир Гёкташ, несмотря на пандемию коронавируса, в Алжир «зашло» более 130 турецких компаний, причем, по ее данным, «турецкие компании готовы и далее инвестировать и приносить свои ноу-хау в Алжир».

Но насколько достижимы заявленные Анкарой амбициозные цели? Как ни странно, этому способствует нынешний финансово-экономический кризис в Турции, в том числе и сильное снижение курса национальной валюты этой страны, делающее ее товары гораздо более привлекательными в ценовом отношении по сравнению с произведенными в европейских странах и даже в Китае.

Однако в целом ей предстоит решение непростой задачи, поскольку на «африканский пирог» «засматриваются» много конкурентов, о чем наглядно говорит динамика встреч их официальных представителей в верхах. Так, в октябре состоялся саммит Африка – Франция, а в ноябре – с Китаем. Ранее подобные встречи происходили с Россией и США. Причем серьезные амбиции на развитие отношений с государствами Африки имеют и другие страны с серьезным экономико-финансовым капиталом – Израиль, Южная Корея, Япония, Катар, ОАЭ и Саудовская Аравия.

И такое внимание к африканскому  континенту неслучайно. Большие державы привлекают не только серьезные природные богатства Африки, но и ее человеческий капитал, а именно многие миллионы дешевых рабочих рук, что в совокупности дает возможность получить от взаимодействия со странами Черного континента многомиллиардные прибыли.

Однако его странам уже откровенно не импонирует «старая схема» работы с большими державами, которую они называют как «охоту бывших колониальных держав (особенно Великобритании и Франции) на золотоносные африканские прииски».

Кроме них Турции придется серьезно конкурировать со всеми указанными выше «новыми» и «старыми» державами, включая Россию, все более заметно присутствующую в Африке, в частности, через ЧВК «Вагнер».

И конкуренты Анкары сделают всё, чтобы сорвать ее амбициозные африканские планы.

Во-первых, серьезно рассчитывать на то, что Анкара «из воздуха» сделает еще 23 млрд долларов в ближайшие пять лет в Африке, не затронув интересы «больших держав», не приходится. Да, можно предположить, что ей удастся создать там новые текстильные и сталелитейные производства, но явно не они будут занимать основную долю в этих планах. Вероятно, основная часть будет приходиться на сырьевые проекты, интересующие все упомянутые выше державы.

Во-вторых, даже если реализация этих планов напрямую не приведет к нанесению экономического ущерба турецким конкурентам, все равно подобное вызовет серьезное их сопротивление. Ведь это неизбежно приведет к серьезному росту турецких амбиций на укрепление своих позиций как региональной державы и одновременно к увеличению ее возможностей усилить противостояние с другими центрами силы, особенно Западом.

Следует особенно заметить, что последствия развития турецкого «наступления» в Африке могут привести к дальнейшему обострению местных разноуровневых противоречий, способных проявиться в дальнейшем расширении африканских конфликтов. Это служит самым вероятным способом сорвать турецкие планы в тех странах, которые могут склониться в орбиту Анкары.

52.46MB | MySQL:102 | 0,659sec