О целях визита министра иностранных дел Ирана в Баку

Завершившийся визит в Баку  министра иностранных дел Исламской Республики Иран Хосейна Амира-Абдоллахияна  характеризуется официальными СМИ ИРИ как начало новой главы в двусторонних отношениях. Как написало информационное агентство ИРНА, в ходе визита утверждена дорожная карта продвижения двустороннего диалога, «которая была хорошо составлена». Однако, как нам представляется, на самом деле  целью визита главы иранской дипломатии в столицу Азербайджанской Республики (АР)  было завершить очередную острую фазу в отношениях и попробовать вернуть их в обычное состояние. Она проявилась в сентябре 2021 г., когда АР перекрыла дорогу Горис-Кафан, чтобы закрыть въезд иранским грузовикам в Карабах. В Баку считали, что иранские  грузы, в основном – контрабанда,  продолжали незаконно переправляться в Нагорный Карабах, обходя установленные Баку таможенные правила. Находящиеся в Армении иранские грузовики из-за неуплаты таможенных пошлин попали в тяжелое положение. Это вызвало решительную реакцию Тегерана, не привыкшего к жестким шагам АР на иранском направлении.  Причина кроется в том, что до недавнего времени отношения между двумя странами носили патерналистский характер, где главенствующей стороной выступал, разумеется, Иран. «Выравнивание» статусов двух де-юре равноправных сторон уже идет, причем, к явному неудовольствию ИРИ.

Другим поводом к обострению отношений стало заявление аятоллы Сейеда  Хасана Амели , представителя духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи в провинции Западный Азербайджан, решившегося высказаться по поводу совместных учений спецназа Азербайджана, Турции и Пакистана «Три брата – 2021». Эти учения проходили с 12 по 20 сентября 2021 г. и их основной целью было совершенствование взаимодействия подразделений специального назначения «дружественных и партнерских стран в ходе боевых действий, подготовка к операциям в мирное и военное время, обмен знаниями и опытом». Разумеется, в Иране были недовольны тем, что целью военных маневров  было отработка взаимодействия в сфере безопасности между АР, Турцией и Пакистаном, дистанцируясь при этом от ИРИ. Как написал по этому поводу иранский политолог Ф.Эфтехари, «Азербайджан демонстрирует мускулы, оспаривая региональное могущество Ирана». По его мнению, маневры противоречили статьям Конвенции о правовом статусе Каспийского моря (кстати, до сих пор не парафированной иранским парламентом – sic! – В.М.), запрещающей присутствие на берегах Каспийского моря армий, не принадлежащих прибрежным государствам. Баку обвинили  в том, что он «играет роль марионетки враждебных ИРИ держав, прежде всего, Израиля, ибо именно еврейское государство провоцирует АР на политику «территориального авантюризма». Озвучивая недовольство через видного религиозного деятеля, в Тегеране  дали понять, что в такой ситуации вполне возможна демонстрация военной  мощи КСИР «по иранскую сторону границы».

Обещанная демонстрация иранской военной силы прошла в течение первой недели октября 2021 г. в непосредственной близости от ирано-азербайджанской границы. Ее название была максимально прозрачным, учитывая политическую подоплеку многочисленных спекуляций об израильской присутствии на территории АР – «Фатехан-э-Хэйбар» («Победители Хайбара»). Название представляет собой аллюзию на известную в истории ислама битву при Хайбаре в 628 г., когда пророк Мухаммед и его сторонники разгромили противников, в основе своей – членов еврейской общины Мекки, выступавших против внедрения ислама в Аравии. Президент Азербайджана И.Алиев отреагировал на военные маневры вблизи иранской границы с АР следующим образом: «Каждая страна может провести любые военные учения на своей территории. Это ее суверенное право. Но почему сейчас и почему на нашей границе?». Аналитики писали, что масштаб учений, проходящих на западном, иранском берегу реки Аракс,  провоцирует мысль о том, что Иран готовится к войне. По данным СМИ, это были крупнейшие учения в кавказском регионе «со времен распада СССР». Они сопровождались прямыми оскорблениями  из Тегерана в адрес АР: «Баку стал высокомерным из-за своей военной победы над Арменией, которая стала результатом «турецкого и еврейского допинга». Остроты добавили слова функционера КСИР Мохаммад- Резы Ахмади Сангари: «Возраст вашей маленькой страны меньше, чем у нашего самого молодого законодателя». А депутаты иранского парламента обратились к Азербайджану со следующим прямым предупреждением: «Баку находится в пределах досягаемости иранских ракет».

СМИ ИРИ развернули тогда целую пропагандистскую кампанию против АР. Экс-посол ИРИ в Азербайджане Мохсен  Пак-Айин написал о том, что «некоторые трансрегиональные игроки» в последние недели пытались создать недопонимание между двумя странами с целью ослабления их отношений.  СМИ интерпретировали раздражение иранских клерикалов как недовольство политикой Азербайджана, «выбравшего дружбу с неверным Тель-Авивом вместо братства с мусульманским Тегераном». Пресс-секретарь МИД ИРИ С.Хатибзаде озвучил обеспокоенность Ирана, а значит, и причину маневров на границе Ирана и Азербайджана  следующим образом: «Иран не потерпит присутствия сионистского режима вблизи наших границ».

Понятно, что подобная риторика не могла не вызвать  очередного охлаждения в ирано-азербайджанских отношениях.  Отметим, что после окончания Второй Нагорно-Карабахской войны сентября-ноября 2020 г. диалог на этом направлении оказался в фазе стагнации.  Для АР, как писал политолог С.Маркедонов,  в исходе войны решилась проблема возвращения утраченного доверия народа к власти вместе с возвратом захваченной территории, минимизации своего рода национальной травмы, несомненно, витавшей над страной все годы после потери части территории и практического исхода ее населения.  В геополитическом смысле новая война в Карабахе обозначила важную реальность, которая выражается в том, что в регионе отныне зафиксировано турецкое военное присутствие. Армянский аналитик А.Искандарян полагает, что «военное присутствие Турции в Азербайджане станет константой независимо от того, оформят его официально или нет». Это, несомненно, повлияет положительно, и на уровень диалога двух стран, разумеется, в ущерб Ирану. Статус посредника приобрела и Россия. Разумеется, он позволяет Москве держаться равноудаленной позиции, но каковы временные рамки нынешнего статус-кво, сегодня невозможно представить. Зато Москва приобрела рычаги влияния и на Азербайджан, и на Армению.

Миротворцы пришли в зону Карабахского конфликта, несмотря на беспокойство, которое подобный поворот событий вызвал в Иране. Вероятно, это ассоциируется в Тегеране с принципами мирного урегулирования, которые всегда поддерживала Минская группа. Традиционно, ИРИ опасается, что в составе миротворческих сил могут быть «чужаки», то есть внерегиональные силы, которым он принципиально оппонирует. На этот раз все было по-другому. Иран никогда не возражал, чтобы решение конфликта было бы обеспечено силами самих противоборствующих сторон, а также трёх соседних стран – России, Турции и Ирана. В этом плане миротворческая миссия под эгидой Москвы не должна была вызвать резкое неприятие властей Исламской Республики.  Так и случилось.

Безусловно, в Иране положительно расценили итоги Второй Нагорно-Карабахской войны. СМИ, однако, отмечали, что в Азербайджане окончание войны и победа в ней вызвали всенародное ликование, но люди хлынули на улицы с государственными флагами Азербайджанской Республики, Турции и Израиля. Иранских флагов, почему-то, не было заметно. Один из иранских интернет-сайтов поместил видео с людьми, несущими израильские флаги, написав: «Граждане Азербайджанской Республики отметили окончание Карабахской войны, взяв в руки флаги сионистского режима. Израильский след в пограничных с Ираном странах не является положительным и радующим явлением, и даже для самого народа Азербайджана это обернется неприятностями». При этом, иранское англоязычное  издание The Tehran Times  поместило через несколько дней после завершения Второй Нагорно-Карабахской войны пространный комментарий, в котором высказало мысль о том, что положительные для Азербайджанской Республики итоги этого военного противостояния откроют «новые возможности для углубления сотрудничества между двумя странами». Увы, пока об этом серьезно говорить не приходится. И в этом одна из главных целей визита в Баку главного иранского дипломата. Ирану сейчас необходимо работать над тем, чтобы уменьшить влияние на АР Турции, которая усиленными темпами пытается занять все новые  новые ниши сотрудничества, вытесняя оттуда ИРИ. В результате победы АР во Второй Нагорно-Карабахской войне, причем, в значительной мере при помощи израильского оружия, там значительно укрепился авторитет еврейского государства, а значит, и доверие к этой стране. Конечно, важная сфера сотрудничества – связи в области обороны и безопасности. Но не только это, обе страны сотрудничают в сфере высоких технологий,  аграрного производства, связи,  ирригации. Азербайджан обеспечивает Израиль нефтью почти на 40% его потребности, причем – стабильным образом, чего не было раньше, когда нефтеимпорт шел из Египта.

Именно поэтому Ирану необходимо интенсифицировать диалог с Азербайджанской Республикой.  При этом, совершенно очевидно, что при нынешней тяжелой экономической ситуации в ИРИ, Тегерану просто нечего предложить  Баку. Трудно ожидать какого-то существенного прорыва в торгово-экономическом сотрудничестве двух стран.  Та ситуация, в которой находится сегодня Иран – высокая инфляция, катастрофическое падение национальной валюты, безудержное пополнение армии безработных, запредельная коррупция – все это вряд ли может гарантировать реализацию серьезных экономических проектов. А только это и может сдвинуть с мертвой точки взаимодействие двух стран. Именно за этим приезжал в Баку  глава иранского МИД Хосейн Амир -Абдоллахиян.

52.93MB | MySQL:103 | 0,485sec