О закулисных маневрах после отмены выборов в Ливии

Парламентский комитет Ливии 27 декабря  отказался назначить новую дату первых президентских выборов в стране после того, как они были отменены на прошлой неделе на фоне множества споров. Первоначально выборы были запланированы на прошлую пятницу, но всего за два дня до этого парламентский комитет объявил, что провести голосование вовремя будет невозможно. «После ознакомления с техническими, судебными отчетами и отчетами по вопросам безопасности мы сообщаем вам о невозможности проведения выборов в дату 24 декабря 2021 года, предусмотренную законом о выборах», — написал председатель комитета на прошлой неделе главе парламента. Ранее запланированные выборы были назначены в соответствии с дорожной картой, поддерживаемой ООН, которая предусматривала одновременные парламентские и президентские выборы в день независимости Ливии — 24 декабря. Высшая национальная избирательная комиссия  (ВНИК), которой поручено заниматься практическими аспектами любого голосования, предложила перенести выборы на 24 января 2022 года. Но 27 декабря комитет объявил, что на данном этапе было бы рискованно назначать новую дату, оставляя неизвестной судьбу выборов. В своем докладе парламентский комитет заявил, что дата января была выбрана на основе «политических» соображений, добавив, что проведение выборов тогда «будет иметь ту же судьбу», что и на прошлой неделе. Парламентский комитет рекомендовал разработать «новую, реалистичную и применимую дорожную карту с определенными этапами, а не устанавливать новую дату и повторять одни и те же ошибки», сообщает AFP. Председатель комитета Аль-Хайдар аль-Сгайер зачитал доклад членам парламента и предложил создать новый комитет для разработки пересмотренной конституции взамен той, которая была отменена Муаммаром Каддафи в 1969 году. В докладе также содержался призыв к перестановкам во временном правительстве — Правительстве национального единства (ПНЕ) — во главе с Абдель Хамидом Дбейбой, мандат которого истекал в прошлую пятницу в связи с выборами. Парламент пока еще не обсудил эти предложения. ВНИК еще не объявила окончательный список кандидатов для участия в голосовании, поскольку она увязла в судебных исках против выдвижения ряда вызывающих разногласия фигур. Командующий восточными войсками Халифа Хафтар был неприемлем для многих в Западной Ливии после его нападения в 2019-2020 годах на столицу Триполи. Сейф аль-Ислам Каддафи был осужден судом Триполи за военные преступления, и его ненавидят многие из тех, кто участвовал в восстании 2011 года. Между тем, Дбейба выдвинул себя в качестве кандидата в президенты, хотя он пообещал не баллотироваться, когда был назначен премьер-министром. Спикер парламента Акила Салех, который также баллотируется в президенты, издала закон, который, как утверждали, не был должным образом принят Палатой представителей и был разработан в его интересах. Перед сессией в понедельник спецпосланник ООН Стефани Уильямс призвала парламент «выполнить свои национальные обязанности» и срочно выполнить рекомендации ВНИК «для продвижения вперед избирательного процесса». Несколько стран также призвали к тому, чтобы новые сроки выборов были установлены как можно скорее, и заявили, что нынешнее правительство должно работать до тех пор, пока не будут объявлены результаты выборов.

Что сейчас происходит за кулисами всех этих официальных заявлений? Если коротко, то срочно снова призванная «под знамена ООН» на фоне неожиданной отставки спецпредставителя Я.Кубиша американка   Стефани Уильямс проводит заключительный раунд посреднических усилий по спасению «ее» мирного процесса. Местные лидеры также  активно участвуют в переговорах. Вернувшись в ливийское досье, на этот раз в качестве спецпредставителя генерального секретаря Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриша, Стефани Уильямс сейчас находится в дипломатическом цейтноте. Ее основная задача состоит в том, чтобы попытаться не допустить, чтобы мирный процесс, который она сконструировала в конце 2020 года, когда исполняла обязанности главы Миссии Организации Объединенных Наций по поддержке Ливии (МООНПЛ), полностью был заблокирован. Как и ожидалось, президентские выборы и выборы в законодательные органы, которые должны были завершить этот процесс 24 декабря, оказались невозможными для организации. Ровно по той причине, что проект Уильямс встретил огромное сопротивление со стороны местных политиков, в том числе главы ПНЕ А.Х.Дбейбы и председателя Высшего государственного совета Халеда аль-Мишри. Основная озабоченность международного сообщества (прежде всего, в лице коллективного Запада) в связи с задержкой   выборов связана с опасениями, что Ливия вернется к разделенному руководству: Палата представителей в Тобруке во главе со спикером  Акилой Салехом Исой, уже угрожала объявить ПНЕ незаконным и восстановить параллельную администрацию в Киренаике. Со своей стороны, Халифа Хафтар, который ушел с поста командующего Ливийской национальной армией (ЛНА), чтобы баллотироваться в президенты, возможно, захочет вернуть себе этот пост. Согласно данным французских источников, 19 декабря Уильямс созвал совещание, чтобы представить новую дорожную карту выборов представителям США, Франции, Италии, Великобритании и Германии. Ее новое предложение отодвинет оба голосования — президентские выборы и выборы в законодательные органы — на четыре-шесть месяцев. Это, по ее оценке,  позволило бы ВНИК, которая не смогла своевременно завершить составление списка кандидатов, выполнить свою задачу. Это также юридически легитимизировало бы кандидатуру Дбейбы в качестве кандидата в президенты. Прежний проект не предусматривал законного периода, необходимого между уходом с поста премьер-министра, который Дбейба  передал Рамадану Абу Джанаху только 6 декабря, и выборами 24 декабря. Уильямс также подчеркнула, что Хафтар и другие официальные кандидаты будут продолжать участвовать в выборах по этому сценарию. Ее план, однако, не предусматривает места в президентской гонке для Сейфа аль-Ислама Каддафи. Сын Муаммара Каддафи все еще находится под ордером Международного уголовного суда на арест за его предполагаемую роль в преступлениях против человечности во время революции 2011 года. Что еще более важно, решение ВНИК утвердить его кандидатуру было встречено враждебно со стороны нескольких влиятельных ливийских фракций и усилило напряженность в области безопасности в Себхе (где он официально заявил, что баллотируется в президенты) и Триполи.

Отметим, что предложение Уильямса встретило значительное противодействие. Среди пяти стран, участвовавших в совещании, Великобритания и Италия выступают за разделение двух выборов, чтобы сначала провести голосование в законодательный орган, а затем только проводить  президентские выборы. Причем Рим хочет провести под своей эгидой до этого новую межливийскую конференцию «для сверки часов».  Обе страны решительно поддерживают Дбейбу, и этот сценарий автоматически продлил бы его мандат. С другой стороны, как полагают французы весьма вероятно, что Россия будет противодействовать любой попытке исключить Сейфа аль-Ислама, поскольку  предполагается, что она решила поддержать возвращение бывших сторонников Каддафи на политическую сцену. В самой Ливии также существуют сильные опасения негативной реакции со стороны «зеленых» (названных в честь любимого цвета Муаммара Каддафи) за отстранение Сейфа аль-Ислама, особенно в большом южном регионе Феццане.  На этом фоне также ведутся переговоры между ливийцами, особенно между лагерем Хафтара и некоторыми группировками в городе-государстве Мисурата. Именно поэтому бывший министр внутренних дел Фатхи Башага и бывший заместитель председателя президентского совета Ахмед Миитига находились в Бенгази 21 декабря. Эти два тяжеловеса из Мисураты прибыли прямо из Каира, где также присутствовал глава Президентского совета в Триполи (представляющий Киренаику) Мухаммед аль-Манфи. В Бенгази они встретились с Хафтаром и Акилой Салехом Исой. Это не так странно, как может показаться на первый взгляд: когда они базировались в Триполи, Башага и Миитига выступали за ослабление отношений со стороной Хафтара и его египетским спонсором. Но сейчас ситуация изменилась. В отличие от Дбейбы, которому так и не удалось убедить Хафтара поладить с ним, несмотря на переговоры при посредничестве Абу-Даби, эти два представителя  Мисураты готовы обсудить варианты компромисса, один из которых включает в себя отказ Хафтара от участия в президентской гонке в пользу одного своего  сыновей. В частности, именно об этом варианте шли долгие переговоры в Абу-Даби  и Анкаре два предыдущих месяца. После встречи  в Бенгази Башага зачитал заявление от имени группы, в котором призвал к примирению и приоритизации национальных интересов Ливии превыше всего остального. В этом же контексте  поисков компромисса   делегация из семи ливийских парламентариев во главе с вице-спикером Фаузи аль-Нувайри посетила Анкару на прошлой неделе и встретилась с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, что считается прорывом в отношениях между Турцией и парламентом Ливии.  Однако, помимо «обсуждения двусторонних отношений», мало что было сказано о часовой встрече с Эрдоганом, на которой также присутствовал спикер парламента Турции Мустафа Шентоп. В заявлении, опубликованном на парламентском веб-сайте, ливийская делегация заявила, что визит состоялся по «официальному приглашению» турецкого парламента и был санкционирован «председателем парламента». Делегация охарактеризовала эту поездку как «важную и своевременную». Во всяком случае, это указывает на сближение между Анкарой и парламентом Ливии, базирующимся в Тобруке, который находится в союзе с командующим ЛНА фельдмаршалом Халифой Хафтаром.  Ливийские парламентарии заявили, что они договорились со своими турецкими партнерами по различным вопросам, начиная от открытия турецкого консульства в Бенгази, на востоке Ливии, и возобновления регулярных авиарейсов и морских коммерческих связей. Консульство Турции в Бенгази было закрыто в мае 2014 года после того, как безопасность в городе ухудшилась в разгар столкновений между силами Хафтара и исламистскими группировками. Хафтар всегда обвинял Анкару в поддержке своих «террористических» противников.

Региональной реакции на  визит ливийской парламентской делегации в Анкару не последовало. И Каир, и Афины, всегда с подозрением относившиеся к региональной политике Турции, хранили молчание. Это говорит о том, что в Египте, по крайней мере,  в курсе этих консультаций. Еще одним индикатором этого стал факт того, что ливийская делегация, по крайней мере, публично, ни словом не обмолвилась о силах Турции и сирийских наемниках на западе Ливии. Большинство ливийских парламентариев, включая тех, кто посетил Анкару, называли ранее  военное развертывание Турции в Ливии очередной попыткой «вернуть» Ливию под контроль Османской Империи.

52.57MB | MySQL:102 | 3,466sec