О причинах и последствиях отставки премьер-министра Судана Абдаллы Хамдока

Премьер-министр Судана Абдалла Хамдок подал в отставку 2 января  на фоне массовых репрессий сил безопасности против протестующих против государственного переворота по всей стране. Отставка Хамдока произошла менее чем через два месяца после того, как он был восстановлен в должности в рамках политического соглашения с военными. В телевизионной речи 1 января он заявил, что для заключения нового соглашения о политическом переходе Судана к демократии необходима дискуссия за круглым столом. В своей речи об отставке Хамдок признал, что переход к демократии после падения давнего автократа Омара аль-Башира был неудачным. Он обвинил как военные, так и гражданские элементы переходной системы разделения власти в срыве партнерства. «Я решил вернуть ответственность и объявить о своей отставке с поста премьер-министра, а также дать шанс другому мужчине или женщине этой благородной страны … помогите ей пройти через то, что осталось от переходного периода, к гражданской демократической стране. Это не продолжалось с той же гармонией, что и в начале. Я изо всех сил старался вести нашу страну, чтобы избежать сползания к катастрофе, и сейчас она переживает серьезный поворот, который может угрожать ее существованию. Я сказал нашим военным, включая национальную армию, Силы быстрой поддержки [военизированные формирования], полицию и разведку, что нация является высшей суверенной властью, и военные принадлежат ей, работают под командованием нации, чтобы обеспечить ее жизнь, единство и территории», — сказал Хамдок в телевизионном обращении. Собственно о своем намерении уйти с поста премьера он говорил в кулуарах еще в конце декабря прошлого года, так что это не стало большой неожиданностью.  В данном случае суть в другом: Хамдок пытался шантажировать военных своим уходом, но те на компромисс с ним по вопросам назначения им членов кабинета министров и членов Суверенного совета  не пошли. И в этой связи он посчитал более выгодным с политической точки зрения уйти в этот сложный момент и тем самым оставить военных без «светского камуфляжа». После военного переворота 25 октября во главе с генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом, который прервал процесс демократического перехода в стране, популярность Хамдока резко возросла, когда он был помещен под домашний арест. Однако в течение нескольких последних недель он сталкивался с негативной реакцией населения на улицах и среди политических групп, которые ранее поддерживали его после того, как он заключил сделку с военными и был восстановлен на посту премьер-министра в прошлом месяце. Как и ожидалось, эта сделка, которая включала освобождение политических заключенных и формирование независимого правительства технократов, столкнулась с множеством проблем; в частности, с созданием переходных институтов, будущем статусом армии и даже формированием нового Суверенного совета. Тем временем на улицах столицы Хартума продолжались массовые антиправительственные протесты как против Хамдока, так и против военных. 1 января силы безопасности убили 2 человек во время протестов, в результате чего число погибших в ходе протестов после переворота 25 октября достигло 56, согласно документации Центрального комитета суданских врачей. Таким образом, констатируем, что отставка Хамдока была единственным для него ходом в нынешней ситуации в рамках сохранения своего политического авторитета.  Его отставка делает  политическое будущее Судана еще более неопределенным, спустя три года после восстания, которое привело к свержению давнего лидера Омара аль-Башира. Если брать вопрос шире, то продолжается кульминации процесса смены политических элит в стране: военные, которые пожертвовали аль-Баширом в надежде, что это успокоит страсти, просчитались. Теперь вопрос стоит об их собственной судьбе, и в данном случае практически все будет зависеть от позиции тех или иных международных игроков.   Отставка премьера при этом выгодна всем, кроме самих военных.   Эта новость была встречена с ликованием протестующими в защиту демократии, в то время как комитеты сопротивления, которые привели к революции 2019 года, которая привела Хамдока к власти, в первую очередь, пообещали, что они продолжат борьбу против захвата власти военными. Другие эксперты, однако, опасаются, что Судан теперь полностью находится в руках военных. Глава Суверенного совета генерал А.Ф.аль-Бурхан пообещал, что будущие выборы все еще стоят на повестке дня. Тем не менее, Силы свободы и перемен (FFC), основная гражданская революционная организация, которая возглавляла протесты против аль-Башира и входила в последующую правящую коалицию, а затем после военного переворота возглавила протесты, предупредила, что страна сейчас движется к полному военному правлению и  потребовала, чтобы аль-Бурхан ушел в отставку так же, как и Хамдок. Ибрагим аль-Амин, ведущий член FFC, заявил, что Судан находится на перепутье и считает, что ответственность за его судьбу лежит больше на военных, чем на гражданских лицах. «Эта отставка вызвана военными интересами и жадным захватом власти, но мы не можем сказать, что не было ошибок и со стороны гражданских лиц. Я думаю, что военные должны серьезно отнестись к этой отставке, это означает, что партнерство провалилось, и конституционная декларация тоже», — сказал он. Амджед Фарид, бывший заместитель начальника штаба в офисе Хамдока, считает, что отставка, наряду с 56 людьми, убитыми в результате репрессий с октября, усилила давление на военных. «Военный режим рушится. Но мы должны остановиться и перекрыть все пути для любого компромисса с военными под любыми предлогами», — сказал он. Таким образом, следующий водораздел внутренней эскалации будет теперь проходить именно по линии окончательного нивелирования влияния суданских военных и дистанцирования их от экономики. Отставка Хамдока была так желанна и его противниками, и его сторонниками по очень прозаичной причине: это снимает последний барьер с точки зрения ужесточения международных санкций против военных, что является единственным реальным механизмом влияния на ситуацию.  До сих пор международное давление было не таким сильным, как хотелось бы внутренним критикам военных. Представитель ООН в Судане Волкер Пертес заявил , что сожалеет о решении Хамдока. В своем заявлении он заявил, что «глубоко обеспокоен количеством гражданских лиц, убитых и раненых в контексте продолжающихся протестов».  Кэмерон Хадсон, бывший американский дипломат и эксперт по Судану, заявил, что военный переворот и неспособность выполнить ноябрьский пакт с Хамдоком проложили путь к диктатуре и, вероятно, международным санкциям. «Уход Хамдока — последний гвоздь в крышку гроба переходного периода. Первым был военный переворот. Сейчас нет никаких оснований утверждать, что это нечто большее, чем военная диктатура. Теперь ничто не мешает западным санкциям против военных за государственный переворот и за убийство ими почти пяти десятков безоружных протестующих. Я думаю, что из уважения к Хамдоку и политической сделке, которую он заключил с военными 21 ноября, Вашингтон воздержался от карательных мер, чтобы позволить этому политическому соглашению осуществиться. Теперь, когда этого не произошло, это открывает новые политические инструменты, которые Запад может использовать для оказания давления на военных», — сказал он. На национальном уровне Конституционная декларация, в соответствии с которой Судан живет со времени свержения О.аль-Башира, теперь, по мнению международного эксперта по правовым вопросам, совершенно не подходит для этой цели. «Поскольку армия исключила другого [гражданского] партнера в системе разделения власти, а сам премьер-министр ушел в отставку, спасение Конституционной декларации от краха становится невозможным. Военные могут также призвать к диалогу, чтобы прийти к своего рода консенсусу, который может помочь им сформировать другое правительство с присутствием гражданских лиц, чтобы облегчить международные санкции. Однако правовая база также важна после краха конституционной декларации», — сказал этот эксперт ООН, выступая анонимно, поскольку он не был уполномочен общаться со СМИ. США, тем не менее, пока ясно свой ответ пока не сформулировали. Госсекретарь Э.Блинкен в заявлении 30 декабря, посвященном 66-летию независимости Судана, заявил, что недавний захват власти суданскими военными поставил под угрозу планы Вашингтона по установлению более прочных связей с этой африканской страной. «Мы надеялись, что 2021 год предоставит возможность сотрудничать с демократизирующимся Суданом, но захват власти военными в октябре и насилие в отношении мирных протестующих поставили под сомнение это будущее», — сказал Блинкен. Госсекретарь призвал власти поддержать волю демонстрантов и подтвердить свою приверженность работе в направлении демократического будущего Судана. «Мы не хотим возвращаться в прошлое и готовы ответить тем, кто стремится блокировать чаяния суданского народа на демократическое правительство, возглавляемое гражданскими лицами, и кто встанет на пути подотчетности, справедливости и мира. Есть путь вперед. Это требует от лидеров Судана быстрого прогресса в формировании заслуживающего доверия кабинета министров, создании законодательной ассамблеи, формировании судебных и избирательных органов и передаче руководства Суверенным советом», — заявил госсекретарь. США с самого начала переворота призвали своих союзников, имеющих тесные связи с военными Судана, таких как Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, помочь положить конец захвату власти и вернуться к гражданскому политическому процессу. Предупреждение, сделанное в субботу, является последним в серии заявлений США против военного переворота. Через несколько дней после захвата власти аль-Бурханом посол США на Африканском Роге Джеффри Фелтман осудил командующего армией и его сторонников, заявив, что они «захватили и предали» демократические устремления суданского народа. В этой связи возникает вопрос: насколько серьезные санкции готовы ввести в отношении Судана в Вашингтоне? На этом пути есть несколько серьезных «но». Самый основной довод, который пока сдерживает серьезный пакет санкций, это неизбежный вакуум силовой составляющей власти в случае обрушения  режима военных. На самом деле все силовые рычаги плюс «штыки» двух основных некогда оппозиционных повстанческих групп в Дарфуре находятся в руках аль-Бурхана и его заместителя Мухаммеда Хамдана Дагло (Хемити). Протестующие таких рычагов не имеют. Начало гражданской войны, безусловно, создаст очень серьезный горячий узел нестабильности в Африке, причем с перспективой распространения его на Африканский Рог  и восток континента.  А там и так очень неспокойно с учетом фактически гражданской войны в Эфиопии и Сомали. Такой сценарий создаст очень некомфортные условия для американского военного присутствия,  в том числе для их крупнейшей базы РЭБ на базе посольства в Хартуме.  Кроме того, суданских военных, безусловно, поддерживают в Египте и ОАЭ, что Вашингтон вынужден учитывать.  Именно эти моменты, не говоря уже о автоматическом гуманитарном кризисе, пока сдерживают американцев и европейцев от реально серьезных санкционных шагов (они, скорее всего, будут носит адресный характер) на суданском направлении.

52.19MB | MySQL:103 | 0,542sec