О плане организации сопротивления режиму «Талибана» в Афганистане и возможности его реализации в современных условиях

Представитель МИД Ирана заявил 2 января, что Тегеран не готов признать правительство талибов фактической властью Афганистана. Выступая на пресс-конференции в столице Ирана Тегеране, Саид Хатибзаде заявил журналистам: «Сегодня мы в основном не на том этапе, чтобы признать. Мы надеемся, что руководящий орган Афганистана своими действиями будет двигаться в направлении, которое позволит ему добиться международного признания».  Комментарии Хатибзаде появились на следующий день после того, как посол Ирана в Афганистане заявил, что Исламская Республика не признает правительство талибов, если оно не будет инклюзивным. «Иран и соседние страны Афганистана особенно настаивают на формировании инклюзивного правительства, которое отражает этническое и демографическое разнообразие этой страны», — сказал Бахадур Аминян местной телекомпании Tolo News. Иран является одной из 11 стран, включая Россию и Китай, которые сохранили дипломатическое представительство в Афганистане. Однако ни одна страна официально не признала правительство талибов законным после быстрого захвата страны «Талибаном» в августе прошлого года. Тегеран выступал против движения «Талибан», когда оно находилось у власти в период с 1996 по 2001 год, и координировал с США его свержение. Но в прошлом году, когда США и западные страны вышли из страны, президент ИРИ Эбрахим Раиси отметил то, что он назвал «военным провалом Вашингтона», и сказал, что это была возможность восстановить мир и безопасность. У Ирана были сложные отношения с «Талибаном» с момента его создания. Две страны имеют общую пористую границу протяженностью 900 километров, и обе они подвержены санкциям США. Сейчас, изолированные от мировой финансовой системы и разделяющие общую враждебность по отношению к США, они расширили свои экономические и торговые связи. На фоне хаотичного вывода войск США Иран продолжал продавать топливо Афганистану, все еще находясь под санкциями США. В то же время вспыхнули столкновения между иранскими военными и силами талибов вдоль их общей границы. Тегеран также обеспокоен потоком наркотиков и беженцев и также должен бороться с угрозой терроризма, исходящей от афганского ответвления организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России).  Но главное – это опасность преследования шиитского меньшинства Афганистана со стороны талибов на фоне его отказа формировать правительство с представителями всех этнических и религиозных меньшинств.  Хазарейцы, третья по численности этническая группа в Афганистане, составляют основу шиитского меньшинства и сосредоточены в горных районах Центрального Афганистана, особенно в провинциях Герат, Кабул, Бамиан, Гильменд, Газни и Мазари-Шариф. В этих своих опасениях иранцы близки к индийцам, которые серьезно усилили свое разведывательное присутствие в  Центральной Азии, прежде всего, в Таджикистане. И иранцы уже наладили с индийцами тесные контакты по линии спецслужб по афганскому досье. Отметим в этой связи, что примерно такие же опасения существуют и в Анкаре, даже после того, как Турция снова смогла открыть десять школ для девочек, и в принципе договорились с талибами  о том, что турецкий персонал будет технически обслуживать пять афганских аэропортов. Но ни в Анкаре, ни в Тегеране не вполне пока доверяют талибам с точки зрения их готовности  соблюдать достигнутые договоренности, и что самое главное – сохранить Афганистан под своим контролем.  В этой связи не без участия в этом процессе спецслужб ИРИ и Турции прорабатывается «план Б» на случай возникновения «непредвиденных обстоятельств».  Такой план предусматривает создание «правительства национального единства» с установлением контроля над двумя-тремя провинциями стран на севере страны. Мы уже сообщали, что некие подготовительные действия в этом направлении активно ведет афганская,  таджикская прежде всего, оппозиция при активном участии бывшего заместителя министра обороны Афганистана генерала Ясина Зия. Он недавно вернулся из Анкары, где проводилось совещание всех групп оппозиции, включая хазарейцев, таджиков, узбеков и части пуштунов. Каковы итоги?  Ясина Зия и верные ему офицеры разработали и представили на совещании  план 24-месячной кампании по изгнанию «Талибана» из страны. По его словам, «Талибан» поддерживают не более 20% мужского населения афганской пуштунской общины. Сам «Талибан» весьма неоднороден, и может быть разделён на три условные группы:

  1. Младшие полевые командиры, которые руководят небольшими отрядами, в своей массе являются выходцами из деревенских общин. Их целью является личное обогащение и власть на нижнем уровне. Особых идеологических установок у них нет.
  2. Среднее управленческое/командное звено. В основном ориентировано на Межведомственную разведку Пакистана (ISI) и рассматривается как основное проводник интересов Исламабада.
  3. Высшее звено. В нем есть представители разных групп, которые ориентируются на разных внешних игроков (Иран, Пакистан Китай, РФ, США). Сейчас в этом звене доминирует группа руководителей под общим руководством министра внутренних дел Сираджуддин Хаккани, ориентированная на ISI и сотрудничество с ИГ и «Техрик е-Талибан Пакистан» (ТТП).   Однако на местах «Талибан»  якобы поддержкой не пользуется, что даёт силам оппозиции возможность создать организованное сопротивление режиму. В рамках представленного плана были определены те люди, на которых можно будет опираться практически на местах. Этим людям поручено организовать вооруженные группы сопротивления в каждом кишлаке численностью от 50 до 100 человек.  Общая идея состоит в том, чтобы путём захвата контроля над кишлаками выдавить «Талибан» из сельских районов Афганистана в течение 6 месяцев с начала вооруженной борьбы. Начало активных партизанских действий предварительно намечено на март-апрель 2022 года. На первом этапе оппозиция готова выставить от 20 до 30 тысяч бойцов.

На втором этапе сопротивление планирует установить контроль над несколькими ключевыми провинциями на севере Афганистана (Бадахшан, Фарьяб, Балх, Кундуз, Тахар) и западе (Герат, Бадгис и северная часть Фараха) чтобы (а) обеспечить беспрепятственное снабжение сопротивления из сопредельных стран, перекрыть наркотрафик и поток джихадистов ИГ  через границы с Узбекистаном и Таджикистаном, создав некую буферную зону между СНГ и территорией, контролируемой «Талибаном». На ней  будет развёрнута, в том числе, временная гражданская администрация сопротивления.  Сейчас проводится работа по созданию организационной структуры сопротивления. Несколько министров правительства Ашрафа Гани уже  согласились участвовать в руководящем органе сопротивления.  Это позволит объявить, что сопротивление является законным правительством, получить доступ к замороженном активам Афганистана, хранящимся за рубежом.  На третьем этапе планируется развернуть как партизанскую войну так и провести полномасштабные войсковые операции против сил талибов на всей территории Афганистана. По оценке самого Ясина Зии,  для успеха этого плана необходима поддержка всех основных общин страны. Ему видится, что связка Ахмад Масуд-младший-Амрулла Салех неспособна возглавить сопротивление так как Салех не пользуется авторитетом и поддержкой абсолютного большинства населения, а Ахмад Масуд-младший не имеет ни опыта, ни навыков необходимых для успешного лидерства сопротивления. Все его силы в принципе набраны из трех деревень, где живут в основном его родственники.  Ясин Зия также убеждён, что президент Таджикистана Э.Рахмон делает все, чтобы навязать связку Ахмад Масуд-младший-Амрулла Салех сопротивлению в качестве лидеров, несмотря на давление на него Анкары и Тегерана.  По мнению Ясина, это в первую очередь связано с тем, что Рахмон видит в Салехе средство, в том числе, личного обогащения, поскольку тот контролирует большую часть афганских средств за рубежом.  Кроме того, особое возмущение в афганском обществе вызвал факт очевидного присвоения $9 млн Ахмад Масудом-младшим выделенных Салехом для укрепления защиты Панджшера в августе 2021 года.  При этом существует готовность лидеров остальных общин работать с Масудом, но также подчеркнул, что ни одна община не признаёт единоличное лидерство Ахмада Масуда-младшего и Амруллы Салеха, а командиров и лидеров планируется выбрать на некой «Шуре сопротивления», подготовка к созыву которой уже ведется. Ясин Зия также обратил внимание на то, что возможности «Талибана» проводить контрразведывательную работу в стране  весьма ограничены. Большинство сложной специальной аппаратуры было уничтожено и не подлежит восстановлению, а агентурные возможности ограничены частью пуштунских кишлаков, лидеры которых поддерживают «Сеть Хаккани». Такое положение создает окно возможностей для формирования сопротивления.

В этой связи отметим, что успех таких планов в первую очередь зависит от позиции все того же Вашингтона. Прежде всего, потому что успех любого сопротивления целиком и полностью зависит от финансирования. Иначе говоря, важно понять, кто будет кормить это сопротивление и кому это сейчас надо. Рискнем утверждать, что на сегодня по серьезному никому. США заморозили, по меньшей мере, 9,5 млрд долларов активов Афганистана. Доноры  в лице Всемирного банка,  Международного валютного фонда, Европейского союза, Великобритании и США отказывают в финансировании развития и помощи. Большинство афганских банков закрыты.  Ко всему прочему,  Афганистан уже находится во власти засухи, и существующая нехватка продовольствия, вероятно, усилится в течение зимы, превратившись в голод. По оценкам ООН,  без срочной финансовой помощи 97% афганцев вскоре могут оказаться в нищете.  Все это усугубляет проблемы Афганистана во время американской оккупации, когда число афганцев, живущих в нищете, удвоилось, а недоедание среди детей стало массовым. По словам Ашока Свейна, председателя ЮНЕСКО по международному сотрудничеству в области водных ресурсов, «более трети афганцев не имеют продовольствия, половина не имеет питьевой воды, две трети не имеют электричества». Теперь тяжелое положение афганцев может быть использовано в качестве стартовой площадки для создания сопротивления власти «Талибана».  Реальная задача дальнейших санкций при таком сценарии будет заключаться в том, чтобы спровоцировать экономический коллапс Афганистана  в надежде на то, что афганский народ  восстанет против своих нынешних лидеров. Все это можно легко сформулировать в гуманитарных терминах, как это было в других местах. В конце прошлого месяца США провели через Совет Безопасности ООН  резолюцию, призывающую к свободному проезду через аэропорт Кабула, гарантиям в области прав человека и заверениям в том, что Афганистан не станет убежищем для терроризма. Любое из этих требований может быть легко при желании превращено в предлог для распространения санкций на само афганское правительство. Но в данном случае ключ к реализации такого сценария кроется именно в нежелании Вашингтона снова ввязываться в афганское «болото». И эта политика «нейтральности» будет продолжаться до тех пор, пока угрозы из Афганистан не начнут напрямую угрожать национальным интересам США. А пока таковых нет: начиная от наркотрафика и заканчивая возможной дестабилизацией в регионе Центральной Азии. Это головная боль для Китая, России и Ирана, которые к числу друзей Вашингтона не относятся. Ко всему прочему изоляция талибов с помощью санкций приведет к двум совершенно предсказуемым результатам. Во-первых, это может  подтолкнуть страну в объятия Китая, который будет иметь все возможности для оказания помощи Афганистану в обмен на доступ к его минеральным богатствам. Пекин уже объявил о планах ведения бизнеса с талибами, которые включают в себя открытие медного рудника Мес Айнак. Во-вторых, санкции также, несомненно, углубят существующий раскол внутри талибов, между сторонниками жесткой линии на севере и востоке, выступающими против взаимодействия с Западом, и теми, кто на юге стремится завоевать международное сообщество в попытке узаконить правление талибов. И эти соображения, на наш взгляд, на сегодня делают вероятность возникновения какого-то реального сопротивления талибам в Афганистане маловероятным вариантом.

52.17MB | MySQL:103 | 0,658sec