Реакция Великобритании на выдачу МУС ордера на арест президента Судана Омара аль-Башира

4 марта Международный уголовный суд (МУС) официально объявил о выдаче ордера на арест президента Судана Омара Хассана аль-Башира. В практике международного права это первый случай, когда обвиняемым является действующий глава государства. Президенту Судана предъявлено обвинение по семи пунктам: в преступлениях против человечества – убийствах, проведении пыток и изнасилований, истреблении и насильственном перемещении мирных жителей, а также в военных преступлениях – целенаправленных атаках против мирного населения (в частности, против мирных жителей, не принимающих прямого участия в восстаниях) и мародерстве(1). Судейская коллегия пришла к выводу о том, что волна насилия, вспыхнувшая на территории Дарфура, — результат тщательно спланированного в самых верхах суданской власти плана; между тем, основания для обвинения в геноциде судьи сочли недостаточными.

Официальная реакция Хартума, который, следует отметить, не является членом Римского статуса МУС, была ожидаемо резко негативной. Еще за день до оглашения решения МУС, президент Омар аль-Башир «посоветовал» Гаагскому трибуналу «съесть свой ордер на арест, не стоящий даже чернил, которыми он написан»(2). А несколько дней спустя, выступая на демонстрации своих сторонников в столице Северного Дарфура Эль-Фашире, Омар аль-Башир опроверг любые обвинения в свой адрес и назвал их происками «неоколониализма»: «Настоящие преступники – это лидеры США и Европы. Наступит день, и мы приведем их к правосудию»(3). Советник президента Мустафа Усман Исмаил, выступая по государственному телевидению, заявил, что «именно это решение мы и ожидали от суда, являющегося частью нового механизма неоколониализма, и создание которого было направлено против Судана»(4).

Выдача МУС ордера на арест действующего президента Омара аль-Башира вызвала смешанную реакцию в мире. С одной стороны, Китай и Россия, наряду с африканскими и арабскими странами осудили решение МУС. По словам специального посланника президента РФ в Дарфуре Михаила Маргелова «несвоевременное решение МУС об аресте президента Судана создаст опасный прецедент в системе международных отношений и может негативно сказаться как внутри Судана, так и на ситуации в регионе в целом»(5). Чрезвычайную озабоченность решением МУС выразил и Египет; АРЕ призвала Совет Безопасности ООН издать указ о приостановке действия ордера на аррест сроком на год. С подобным предложением выступили также Африканский союз (АС) и Китай.

С другой стороны, ООН, США, и ведущие европейские державы – Великобритания, Франция, Германия – выразили свою поддержку МУС. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал Судан к «полной кооперации» со всеми членами Объединенных Наций, кроме того, он подтвердил, что ООН все также «будет осуществлять свою миротворческую миссию в Судане – оказывать необходимую гуманитарную помощь и проводить деятельность по защите прав человека»(6).

Великобритания полностью поддержала решение МУС о выдаче ордера на арест Омара аль-Башира. Будучи членом Римского статуса МУС, характеризуя его в качестве независимого юридического органа, созданного для борьбы с безнаказанностью, еще на стадии проведения следственных мероприятий по делу о преступлениях в Дарфуре, Лондон последовательно оказывал поддержку МУС.

В день оглашения решения британский министр иностранных дел Д. Милибэнд (David Miliband) призвал официальный Хартум незамедлительно начать сотрудничество с МУС: «Великобритания поддерживает независимый процесс, завершившийся принятием решения [об аресте Омара аль-Башира], и мы его полностью поддерживаем. Мы неоднократно предупреждали правительство Судана о необходимости сотрудничества с Судом в деле по выданным ордерам на арест [имеются в виду ордены на арест Ахмада Харуна, действующего министра по вопросам гуманитарной помощи и Али Кушейбы, подозреваемого в руководстве военизированными отрядами «джанджавид»]. Мы глубоко сожалеем о том, что руководство Судана не рассматривает подобные заявления всерьез и не сотрудничает с Судом. Сегодня мы вновь повторяем наш призыв к кооперации»(7).

Д.Милибэнд также призвал все стороны в Судане сохранять порядок, избежать эскалации насилия, и защитить иностранные Посольства, международных работников гуманитарных миссий и всех суданцев, «которые и без того подверглись многим страданиям». Подчеркивая свою приверженность политическому процессу мирного урегулирования в Дарфуре, ведущемуся под эгидой ООН и АС, Лондон также призвал стороны к выполнению ранее достигнутых договоренностей, содействию развертыванию ЮНАМИД — гибридной гуманитарной операции ООН и АС в Дарфуре, а также работе многочисленных гуманитарных неправительственных организаций. Великобритания объявила о своей готовности сотрудничать с правительством Судана и другими сторонами в этом направлении.

Между тем, реакция официального Хартума на выдачу МУС ордера на арест Омара аль-Башира, вполне однозначно сигнализирует о том, что по крайней мере в ближайшем будущем подобное сотрудничество вряд ли будет иметь место. По словам Посла Судана в Великобритании Мухаммада Заруга, «поскольку это [решение МУС о выдаче ордера на арест президента Омара аль-Башира] – агрессия, направленная против суверенитета Судана и поскольку мы должны ответить на нее и защитить свою страну, наше сотрудничество с международным сообществом, возможно, следует приостановить на время». Кроме того, М.Заруг уверен в том, что «именно международное сообщество должно теперь нести ответственность за последствия, вызванные выдачей МУС ордера на арест президента аль-Башира»(8).

Спустя несколько часов после оглашения решения МУС Государственная Комиссия Судана по гуманитарной помощи издала указ о немедленном отзыве регистрационных лицензий у 2 местных и 10 международных гуманитарных агентств, работающих на севере страны. Называя причиной указа обнаружение в деятельности этих организаций «фактов, полностью противоречащих всем правилам и законам страны»(9), правительство Судана фактически обвинило их в тайном сговоре с МУС и предоставлению следствию информации.

Среди гуманитарных миссий, «выдворенных» официальным Хартумом с территории Дарфура, несколько английских неправительственных организаций — организация CARE international UK, Окфордский комитет по борьбе с голодом (Oxford Committee for Famine Relief (Oxfam)), организация помощи детям Save the Children UK. Вместе с другими международными гуманитарными агентствами, оказавшимися в «черном списке», их деятельность охватывала около половины всей гуманитарной помощи в Дарфуре, где гуманитарная ситуация поистине катастрофична: сегодня более 30% жителей Дарфура испытывают нужду в еде, более 20% нуждаются в крове, порядка 50% не имеют доступа к чистой воде, более 4 млн. людей стали вынужденными переселенцами и беженцами(10).

В своих официальных заявлениях руководства миссий подчеркнули неправительственный статус своих организаций и независимый характер проводимой деятельности на территории Судана. В официальные органы страны были направлены аппеляции по оспариванию решения об отзыве регистрационных лицензий.

По словам директора международного центра Oxfam Пенни Лоуренс (Penny Lawrence), «[от приостановки работы миссии] пострадают более, чем 600 000 суданцев, которым мы ежедневно предоставляем жизненно необходимую гуманитарную помощь, обеспечивая их чистой водой и нормальными санитарными условиями. Более того, под угрозой окажутся около 200 000 жителей Хартума и запада страны»(11).

Кен Колдвел (Ken Caldwell), директор Save the children UK, также выразил свою беспокоенность: «[решение правительства Судана] имеет волнующие последствия для 50 000 детей, вовлеченных в наши программы в Хартуме и северо-западе страны…Мы не знаем, каков будет реальный результат произошедших изменений, но мы знаем, что если мы будем вынуждены прекратить свою работу, жизни тысяч детей могут оказаться под угрозой»(12).

В свою очередь организация CARE International UK, одно из крупнейших гуманитарных агентств, действующих на территории северного Судана и Дарфура, оказывала помощь более 1, 5 млн. мирных жителей.

В свете прекращения поступления гуманитарной помощи представители гуманитарных организаций ожидают обострение ситуации в лагерях для перемещенных лиц в Дарфуре, вплоть до развития столкновений между беженцами и силами местной полиции. Более того, ситуация может осложнится попытками беженцев пересечь границу с Чадом, где работа гуманитарных организаций продолжается без ограничений.

Представители выдворенных гуманитарных миссий призвали мировое сообщество без промедления заполнить созданный вакуум, дабы избежать ухудшения гуманитарной обстановки на Севере страны, которое будет иметь немедленные, продолжительные и серьезнейшие последствия для миллионов суданских жителей.

Аннулирование Государственной коммиссией Судана по вопросам гуманитарной помощи регистрационных лицензий крупнейших британских гуманитарных агентств, проводящих свои миссии на территории Дарфура, может иметь негативные последствия для системы двусторонних отношений. Хотя бы потому, что на протяжении последних десятилетий британское присутствие в Судане в значительной степени определялось именно оказанием Лондоном гуманитарной помощи стране, поступающей как по государственным каналам через английское Министерство международного развития, так и по каналам многочисленных неправительственных общественных организаций. Стоит отметить, что сегодня Великобритания — второй после США донор гуманитарной и финансовой помощи Судану – в 2008 году ее размер составил 91 млн. фунтов стерлингов.

Сложнейшее военно-политическое положение в Судане, в целом, и в Дарфуре, в частности, и, как следствие, противодействие Хартума работе гуманитарных миссий на территории страны создали ситуацию, при которой деятельность британских гуманитарных агентств на территории Дарфура была бы практически невозможна без дипломатической поддержки со стороны официального Лондона. Поэтому в свете происходящих событий следует ожидать увеличение политического давления Лондона на Хартум для урегулирования проблемы по возобновлению деятельности гуманитарных организаций на севере Судана – на уровне двусторонних отношений между странами.

Между тем, на уровне международных отношений это давление может быть ограничено влиянием Китая и России, наравне с арабскими и африканскими странами осудившими решение МУС о выдаче ордера на арест Омара аль-Башира. Более того, если вопрос об аресте Омара аль-Башира, вернее, о его замораживании сроком на год встанет на повестку дня в Совете Безопасности ООН не исключено столкновение интересов двух блоков – Великобритании, США и ЕС, с одной стороны, и России и Китая, с другой.

Так, 7 марта заседание СБ ООН по суданскому вопросу, которое было первым после выдачи МУС ордера на арест Омара аль-Башира, не завершилось принятием официального заявления, что в очередной раз показало отсутствие единства сторон в отношении суданского кризиса.

Итак, решение МУС о выдаче ордера на арест действующего президента Судана Омара аль-Башира действительно создало неоднозначный прецедент в системе международных отношений. Естественным образом перед многими государствами встал вопрос о том, как вести себя по отношению к стране, лидеру которой со стороны мирового сообщества предъявлены обвинения в военных преступлениях и преступлениях против человечества. Неясным представляется также вопрос о реализации ордера на арест Омара аль-Башира, поскольку очевидно, что не располагая полицейскими силами, МУС не способен самостоятельно осуществить арест суданского президента, а миротворческий контингент ООН, задействованный в гуманитарной операции в Дарфуре, не будет вовлечен в арест суданского лидера во избежание выдворения из Судана.

Первоначальную реакцию Хартума на опубликования МУС решения об аресте президента Омара аль-Башира можно назвать вполне «адекватной» и находящейся в рамках общей политики правящего режима. Встречные обвинения в «неоколониализме», высказанные Омаром аль-Баширом в адрес Запада, отказ суданских властей от сотрудничества с МУС, аннулирование официальным Хартумом лицензий нескольких крупнейших международных гуманитарных агентств, действующих севере страны, в определенной степени обострят ситуацию не только внутри Судана, но и за его пределами.

Действия суданского правительства вызвали оправданно негативную реакцию Великобритании, планомерно выступающей за развитие политического диалога в урегулировании дарфурского кризиса и являющейся одним из ключевых агентов давления на хартумский режим в этом вопросе. Вместе с тем, только дальнейшее развитие событий на мировой политической арене вокруг сложившейся ситуации покажет, насколько далеко Лондон действительно готов зайти в своих действиях в отношении хартумского режима в деле защиты собственных интересов, подкрепленных интересами США и ЕС.

1) International Criminal Court, www.icc-cpi.int

2) Sudan Tribune, 03.03.09

3) Times, 05.03.09

4) BBC, 04.03.09

5) Министерство Иностранных дел РФ, 04.03.09

6) UN, www.un.org, 04.03.09

7) UK Foreign and Commonwealth Office, 04.03.09

8) Times, 04.03.09

9) Sudan Tribune, 04.03.09

10) United Nations Office for the Coordination of Humanitarian Affairs, http://ochaonline.un.org

11) The Telegraph, 05.03.09

12) Save the children UK, www.savethechildren.org.uk, 05.03.09

52.5MB | MySQL:103 | 0,750sec