Об активизации египетской дипломатии на аравийском и североафриканском направлениях в январе 2022 года

В январе 2022 года руководство Египта предприняло ряд шагов по активизации дипломатической работы на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Это было связано с несколькими внешнеполитическими факторами. Во-первых, с обострением йеменского кризиса. Во-вторых, с попытками Египта не потерять позиции, завоеванные в свое время в Ливии.

Январь ознаменовался драматичным поворотом в развитии йеменского кризиса. После возвращения ОАЭ к боевым действиям в этой многострадальной аравийской стране, йеменские хоуситы подвергли нападению беспилотников объекты в Абу-Даби. Ранее они избегали таких действий по нескольким причинам.

Во-первых, они избегали открытия одновременно сразу двух внешних фронтов (против КСА и ОАЭ), сражаясь на нескольких фронтах собственно на территории Йемена (против правительственных войск, отрядов ЮПС, вооруженных формирований партии «Ислах» и т.д.).

Во-вторых, между хоуситами и правительством ОАЭ была заключена негласная сделка о разделе сфер влияния. При этом хоуситы отказывались от претензий на Южный Йемен, а ОАЭ оставляли им свободу действий в Северном.

В-третьих, иранские союзники побуждали хоуситов не наносить удары по территории ОАЭ, учитывая исключительную важность Эмиратов, особенно эмирата Дубай для внешнеэкономических связей ИРИ (ежегодный товарооборот с Дубаем составляет около 14 млрд долларов).

В-четвертых, в Сане учли добрую волю Эмиратов, вышедших летом 2019 года из военной операции после гибели 150 военнослужащих ОАЭ, включая зятя фактического правителя этого государства Мухаммеда бен Заида (МБЗ).

На этом фоне шокирующим стал удар ракет и беспилотников движения «Ансар Аллах» по объектам на территории эмирата Абу-Даби. По информации правительственного информационного агентства WAM, 17 января один из ударов был нанесен по индустриальной зоне Мусаффа, где расположены нефтехранилища государственной Abu Dhabi National Oil Company (ADNOC). Удар привел к пожару трех нефтеналивных блоков. В результате погибли три человека: два пакистанских и один индийский рабочий. Второй удар пришелся по зоне международного аэропорта Абу-Даби. Одновременно руководство движения «Ансар Аллах» пригрозило совершить атаки по международной выставке «Экспо» в Дубае.

26 января в Абу-Даби состоялся саммит нескольких арабских лидеров, посвященный обострению военно-политического кризиса в Йемене. В нем приняли участие фактический правитель ОАЭ, наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид, шейх Дубая Мухаммед бен Рашид аль-Мактум, президент Египта Абдель Фаттах ас-Сисси и король Бахрейна Хамад бен Иса аль-Халифа. Вызывает недоумение отсутствие на данной встрече наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана. Арабские обозреватели приводят ряд причин этого отсутствия, в том числе конспирологических. Мы не будем на них останавливаться, так как все они носят гадательный характер. Президент АРЕ был приглашен на данную встречу как ближайший союзник Объединенных Арабских Эмиратов. Шейхи хотели добиться от него военной помощи ОАЭ в «отражении хоуситской агрессии». Однако позиция Каира и на этот раз осталась осторожной. В заявлении МИД АРЕ говорится: «Президент ас-Сиси выразил свою солидарность правительству и народу ОАЭ в связи с террористическими атаками, которые привели к гибели и ранениям многих гражданских лиц. Президент и правительство Египта выражают надежду на возможность преодоления напряженности мирными политическими средствами. Правительство заверяет в том, что Египет навсегда останется ключевым партнером и союзником ОАЭ в регионе».

Таким образом, египтяне в очередной раз отказались принимать военное участие в йеменском конфликте, ограничившись пожеланием его разрешения мирным путем. В Египте до сих пор помнят крайне неудачное для страны участие в гражданской войне в Северном Йемене в 1962-1967 годах. Напомним, что тогда Египет помогал республиканцам, свергнувшим имамов из династии Мутеваккилей, а Саудовская Аравия вооружала монархистов. По иронии судьбы монархисты были шиитами-зейдитами, а среди офицеров-республиканцев преобладали местные сунниты. Нынешние хоуситы из движения «Ансар Аллах» считают себя продолжателями дела Мутеваккилей. Тогдашнее участие в йеменском конфликте обошлось АРЕ в 38 тысяч погибших военнослужащих. Из-за распыления сил египтяне не смогли эффективно организовать оборону во время войны 1967 года с Израилем. Кстати, во время встречи арабских лидеров представитель ОАЭ при ООН Лана Насиба заявила о том, что «ОАЭ в свете последней вероломной атаки предпримут меры к развитию своих возможностей в сфере ПВО. Атака хоуситов, находящихся в альянсе с Ираном, произошла в тот момент, когда наше правительство ищет пути переговоров с Ираном по снижению напряженности в регионе». Упоминание дипломатом ОАЭ «развития возможностей ПВО» может относиться к возможному приобретению системы ПВО «Железный купол» у Израиля.

25 января, за день до саммита в Абу-Даби в Каире прошли переговоры президента АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси с приехавшим с официальным визитом в АРЕ президентом Алжира Абдельмаджидом Теббуном. Это первый визит алжирского главы государства в Египет за прошедшие 14 лет. В последнее время произошла заметная активизация внешней политики этого североафриканского государства. Тридцатилетний застой в алжирской внешней политике объяснялся вначале «темным десятилетием» 1990-х, когда в стране шла гражданская война между армией и исламистами, а затем осторожным поведением на международной арене бывшего президента Абдельазиза Бутефлики.  Сейчас алжирские дипломаты стали все более активно выступать по палестинской проблеме. Алжир хочет взять на себя посредничество в примирении различных палестинских группировок. Правительство АНДР пошло на обострение отношений с соседним Марокко. Официально это было вызвано его озабоченностью возможным израильским присутствием после установления дипломатических отношений с Израилем. На самом же деле между двумя государствами идет соперничество за влияние в Западной Сахаре и в некоторых африканских странах. В условиях противостояния с Марокко алжирскому президенту было важно заручиться поддержкой Абдель Фаттаха ас-Сиси в проведении на территории Алжира саммита Лиги арабских государств. Судя по всему, он такие гарантии получил.

В свою очередь египетскому лидеру было важно заручиться   поддержкой алжирского коллеги в двух вопросах.

Во-первых, выработать общую платформу по Ливии.

Во-вторых, обеспечить дипломатическое содействие Алжира в решении спора по поводу плотины «Возрождение» с Эфиопией. В Ливии наиболее беспокоящим для египетского руководства моментом является тенденция к урегулированию отношений между Турцией и племенной элитой восточной Ливии, наметившаяся в последнее время. Отношения между Турцией и Ливийской национальной армией (ЛНА, клиент Египта), еще недавно расценивавшиеся как непримиримо враждебные, в настоящее время тяготеют к нормализации. 20 января турецкий посол в Ливии Кенан Йилмаз посетил Восточную Ливию, где провел переговоры со спикером Палаты представителей в Тобруке Акиллой Салехом.  Вице-премьер ливийского правительства Хусейн аль-Катрани, который представляет в нем Киренаику, отметил на пресс-конференции, состоявшейся 19 января, что Турция намерена открыть генеральное консульство в Бенгази, и он намерен посетить эту страну в течение месяца. Еще до этого, 17-18 января группа депутатов парламента от Восточной Ливии посетила Турцию, сделав по окончании визита следующее заявление: «Результатом визита стали договоренности об открытии воздушного сообщения между Стамбулом и международным аэропортом Бенина в Бенгази, а также морского сообщения между турецкими портами и портами Бенгази и Тобрук». Несомненно, Каир беспокоит такое тихое проникновение турок на подконтрольную ему территорию. В этих условиях египтяне стремятся координировать свою политику с Алжиром, имеющим определенное влияние в Триполитании.

52.48MB | MySQL:103 | 0,472sec