О визите президента Турции Р.Т.Эрдогана на Украину. Часть 2

3 февраля состоялся визит президента Р.Т. Эрдогана на Украину.

Продолжаем анализировать итоги этого визита. В прошлой, Части 1 (ссылка на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=83185), нашей публикации мы процитировали официальные заявления турецкой стороны по итогам визита президента Р.Т.Эрдогана в Киев, включая президентский Офис и Управление по связям с общественностью при администрации президента Турции.

Вот как на визит турецкого президента в Киев откликнулся сайт президента Украины В.Зеленского. Цитируем выдержку из официальной публикации:

«Президент Украины Владимир Зеленский отмечает, что одной из главных тем встречи с Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом в Киеве были вопросы безопасности и мира. Об этом Глава Украинского государства сказал в заявлении для СМИ по результатам украинско-турецких переговоров в Киеве.

Владимир Зеленский поблагодарил Реджепа Тайипа Эрдогана за твердую и последовательную поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины и активное участие Турции в Крымской платформе для освобождения Крыма и защиты прав крымчан.

«Речь и о поддержке крымских татар, и о строительстве жилья для переселенцев из Крыма. В этом деле действительно есть прогресс. Уверены, что скоро будет и результат, а именно – имплементация этого важного проекта в Херсоне, Николаеве и Киеве», – подчеркнул он (президент В. Зеленский – И.С.)».

На самом деле, именно на особом внимание турецкой стороны к крымским татарам, проживающим на территории Украины, мы говорили в конце прошлой части нашей публикации и, вообще, пишем нередко в контексте треугольника Москва – Киев — Анкара.

Причина такого внимания – очевидна. Крымские татары – это не просто родственный анатолийским туркам, тюркский народ. Это – точка входа для Турции в регион. Пока Крым был в составе Украины, Турция, и безо всяких «беженцев» и «диссидентов», активно реализовывала на территории полуострова свои гуманитарные проекты.

Теперь же, когда Крым вернулся в состав России, Турция продолжать свою деятельность в прежнем «проактивном» формате «на земле» в Крыму уже не может.

По двум причинам: по причине собственного непризнания Крыма российским, что закрывает полуостров не только для государственного сектора, но и для частного бизнеса, и по причине того, что за турецкой деятельностью в регионе, с учетом официальной позиции Анкары и крепких связей с Киевом, теперь уже пристально присматривают российские спецслужбы, подозрительно относясь к турецким инициативам, нацеленным на крымских татар.

В результате, как мы можем заметить, турецкая деятельность, в рамках диалога с крымскими татарами, переместилась на Украину. Где Турция реализует гуманитарные проекты достаточно интересного свойства. Что характерно, украинский президент совершенно не видит проблемы в «строительстве жилья для переселенцев из Крыма» в Херсоне, Николаеве и Киеве».

Тут дело даже не в том, что такой жест «гуманитарной помощи» оказывается, как правило, в адрес «неимущих стран» странами «имущими». Не желая обижать Черный континент, скажем, что это — проект «африканский по своей сути».

Что, если у Украины есть проблема массовых переселенцев из Крыма, «бежавших от ужасов оккупации», вызывающая глубокие сомнения, то в стране нет свободного жилья или же нет возможности самостоятельно построить нехватающие площади для их размещения на территории страны? В конце концов, Украина – не страна третьего мира, чтобы принимать подобного рода жесты от зарубежных стран. Напротив, страна должна быть, по идее, подчеркнуто независима. Тем более, когда речь идет о переселенцах. И, тем более, когда их численность вызывает глубокие сомнения – в том смысле, что их точно не прибыло на территорию Украины, как сирийцев на территорию Турции. Где впору, действительно, строить город для их приема на территории.

Тем не менее, если, все же, предположить, что число крымско-татарских выходцев на территории Украины – все же, сейчас или, в перспективе, будет достаточно велико, то тогда вторая тема заключается в том, что на территории Украины, при реализации проектов специальной застройки, возникнут районы компактного проживания крымских татар. То есть, они не рассеиваются по территории страны и такие действия способны изменить демографию украинских регионов, в сторону их «тюркизации».

Тот факт, что Турция реализует этот гуманитарный проект сама, за свой счет (хотя, вероятно, эти проекты идут «довеском» к другим работам, выполняемым строителями из Турции на украинской территории, и, таким образом, все же, неявно, но оплачиваются украинской стороной – И.С.), создает ей и точку пересечения с переселенцами из Крыма и создает лояльность этих самых переселенцев, которые «в курсе», кто реализовал эти проекты.

Кроме того, когда возникает территория компактного проживания представителей той или иной нации, неизбежно возникнет вопрос и школ для них, с учетом национальных особенностей. Вопрос ведь заключается в том, что эти люди, вроде как, собираются вернуться в Крым, когда он «будет освобожден» от «российской оккупации», а поэтому их не столько надо интегрировать в украинское общество, а сколько, напротив, их нужно воспитывать на родном языке, в духе национальных традиций и проч. И тут Турция может оказать украинской стороне эффективную помощь.

Так что, не будет удивительным, если Турция предложит создание, при своем участии, специальных школ для обучения детей «временных переселенцев» из Крыма на родном языке, ну и, разумеется, на турецком языке.

Такой шаг полностью вписывается в логику реализуемого уже сейчас проекта по строительству жилья для переселенцев и может стать для него органичным следующим шагом. Надо ли говорить о том значении, которые имеют школы с точки зрения мягкой силы Турции? Тем более, что в данном случае, украинская сторона для себя никакой проблемы не видит, а, напротив, пытается также использовать фактор крымских татар в отношениях с Турцией, и с прицелом на Крым – Россию.

В этом смысле, вернемся к публикации на сайте украинского президента, по итогам визита:

«Президент Украины поблагодарил Президента Турции за открытый разговор и важный визит. «Он ярко демонстрирует, кто друг Украины, кто готов быть с нами и всегда помогать. Украина всегда будет помнить об этом. И также всегда будет готова прийти на помощь. Но я искренне верю, что нашу дружбу будут укреплять не общие угрозы, а общие победы», – резюмировал Владимир Зеленский».

Что касается приведенных выше заявлений президента В.Зеленского, то они рискуют попасть в разряд его предыдущих слов об особом «историческом характере украино-турецких отношений».

Обратимся теперь к тем публикациям / комментариям, которые прозвучали по итогам визита президент Р.Т. Эрдогана на Украину в турецкой прессе.

Обратимся к публикации в крупнейшем англоязычном издании Daily Sabah. Пропускаем часть комментария, касающегося Соглашения о свободной торговле, которое было подписано между Турцией и Украиной. Мы о нем писали уже в прошлой части нашей публикации. Главное, что надо понять, что речь идет практически о полном снятии таможенных ограничений между двумя странами, что есть – большое подспорье в торгово-экономических отношениях между двумя странами, делающим реальным достижение товарооборота в 10 млрд долларов уже в обозримой перспективе.

Заметим, что момент для подписания Соглашения о свободной торговле между Турцией и Украиной – это момент сильной переговорной позиции Турции. Турция позиционирует себя как сторона – миротворец, причем, способная к посредничеству между Россией и Украиной. Говорит об особом характере диалога между президентами Эрдоганом и Путиным. Это – ценный актив, который Украина может заполучить. А Соглашение о свободной торговле – это подтверждение Украины в том, чтобы и дальше видеть Турцию подле себя. Пусть даже об этом явно не говорит, но то, что Соглашение было подписано именно сейчас – это не просто не случайность, это – закономерность. Которую создала именно Турции, которая уже выиграла от нынешнего политического кризиса вокруг Украины с подписанием Соглашений о свободной торговле.

Понятно, что Турция сразу получает беспошлинный доступ на украинский рынок со своими товарами. Будучи более сильной и диверсифицированной в плане своего экспорта – это большое преимущество для страны.

Что Турция закупает из Украины и что ещё может закупать? – Это продукция металлургической промышленности (привет конкурентам из России), таким образом, Турция создает себе альтернативу и переговорную руку с Россией. Плюс ещё продукция оборонно-промышленного комплекса и чувствительных технологических отраслей, включая те же авиадвигатели и вертолетные двигатели. Так их любой ценой, хоть беспошлинно, хоть как, надо «затаскивать» в Турцию. Это будет драйвером для развития турецкого ОПК.

Так что, как ни посмотри, Турция от подписания Соглашения о свободной торговле с Украиной – сторона выигравшая.

В развитие этого, обратимся к той теме, которая не может не интересовать отечественную публику, в контексте турецко-украинского сотрудничества – теме БПЛА.

Цитируем издание:

«Зеленский также протрубил (да, именно так выразилось турецкое издание – газета Daily Sabah — И.С.) о сделке между Украиной и Турцией, направленной на расширение производства беспилотников в Украине.

Он сказал, что испытанные в боевых условиях беспилотные летательные аппараты (БПЛА), разработанные турецким магнатом по производству беспилотных летательных аппаратов Байкаром, будут производиться на украинских заводах.

«Сегодня мы подписали соглашение, которое значительно расширит производство беспилотных летательных аппаратов», — сказал Зеленский.

Как напоминает турецкое издание, украинская армия уже имеет на вооружении десятки беспилотных боевых летательных аппаратов (БПЛА) Bayraktar TB2 разработки Baykar. Киев также подписал контракт на покупку военных кораблей у Турции.

Сообщается, что земля под проект уже выделена, а в беспилотниках предполагается использовать двигатели украинского производства.

Цитируем турецкое издание: «В октябре прошлого года украинские силы использовали беспилотник «Bayraktar TB2», чтобы нанести удар по позиции, контролируемой поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке Украины. Поставка и использование беспилотников обеспокоили Россию, с которой Турция также налаживает сотрудничество в области обороны и энергетики. Военное сотрудничество между Анкарой и Киевом не направлено против России и не будет прервано в угоду ей, заявил в четверг Bloomberg директор по связям с общественностью Турции Фахреттин Алтун».

Как указывает турецкая газета, министр обороны Украины Алексей Резников заявил агентству Reuters, что сделка по беспилотникам создала «благоприятные условия для турецких производителей для строительства завода по производству беспилотников в Украине, чтобы мы могли производить всю линейку беспилотников и получать их высокие технологии».

С другой стороны, отмечается в издании, Украина поставляет Турции важное оборудование и запчасти, в частности вертолетные двигатели. Две страны также планируют «совместные производственные проекты в оборонной промышленности».

Слово «протрубил», приведенное турецким изданием, когда оно говорило о заявлении Зеленского по турецко-украинской сделке по беспилотников, является полностью справедливым. Как мы уже писали накануне, Украина будет изо всех сил стараться не просто заключить оборонную сделку с Турцией, но и сделать это максимально публичным, нацеленным на российскую сторону. Причем, не только на российское руководство, но и на российское общественное мнение.

И так в отечественном медиапространстве и социальных сетях, с 2015 года – со времени так называемого «самолетного кризиса» и убийства в Анкаре чрезвычайного и полномочного посла А.Г.Карлова, формируется отрицательное отношение к Турции. Сложно привести пример публикаций и заявлений (оставим в стороне чиновников) «нового времени», когда говорилось бы о «российско-турецкой дружбе». Хотя, если вспомнить настроения первого десятилетия 21-го века, тональность высказываний российских СМИ в отношении Турции была принципиально отличающейся.

Вбивание клина между Россией и Турцией – это одна из констант внешнеполитического курса Украины, которая, в свою очередь, крайне недовольна стратегическими проектами, реализуемыми совместно между Россией и Украиной.

И демонстрация сотрудничества между Турцией и Украиной в сфере ОПК, желательно – на уровне результатов, с использованием турецкой техники в боевых действиях против «восточных сепаратистов» – это наилучший способ «напрячь» российско-турецкие отношения. И если не на уровне руководства России (хотя и эта цель, как можно судить из недавнего телефонного разговора между президентами В. Путиным и Р.Т. Эрдоганом, отчасти достигается – И.С.), то, как минимум, на уровне отечественного массового сознания.

Просто потому, что рано или поздно настроения массового сознания приведут и к изменениям в политике России по отношению к Турции. Такая двойственность в отношениях вечно продолжаться не может. Заметим, что российско-турецкие отношения последнее время регулярно искрят. И уже были моменты после «самолетного кризиса», когда казалось, что критическая масса опять накопилась до уровня, когда снова «полыхнет». Но пока «лидерская дипломатия» между Путиным и Эрдоганом срабатывает в качестве предохранительного клапана. Однако, в Киеве не могут не рассуждать так, что ни В.В. Путин, ни Р.Т. Эрдоган не являются вечными. И то, что удается делать при них, завтра вполне, и даже весьма вероятно, что работать не будет.

Так что, целью Украины является атака на российско-турецкие проекты, и «затягивание» Турции в реализацию с собой стратегических проектов. В особенности тех, что способны изменить региональный баланс военных сил между Россией и Турцией. А это авиация и беспилотники.

В этом смысле, Украина отлично понимает нехватку у Турции технологий в сфере авиастроения и охотно их предоставляет, заполняя важные пробелы. Изменяет ли это региональный баланс сил между Россией и Турцией? – В краткосрочной перспективе, может быть, и нет. Однако, результаты этого могут проявиться уже в перспективе среднесрочной. Допустим, в сфере турецкого авиастроения, где Турция декларирует весьма амбициозные планы. Или же в сфере беспилотной техники, в общем.

Турция уже заявила о том, что она делает акцент на беспилотные аппараты самого широкого спектра – далеко не только на летательные аппараты. Но и на подводные, надводные и наземные. По всем этим направлениям, турецким Министерством национальной обороны и Управлением по оборонной промышленности реализуются соответствующие проекты. И здесь Украина будет пытаться «подставить Турции плечо», потому что целый ряд проектов буксует из-за нехватки собственных технологий. В этом смысле, альянс между Турцией и Украиной смотрится не просто логичным, он смотрится для той же Турции весьма привлекательным. Намного более привлекательным, чем сотрудничество с Россией, которая более осторожна и дозирована в своем военно-техническом сотрудничестве с Турцией, особенно, с учетом специфики переживаемого момента.

52.83MB | MySQL:103 | 0,421sec