О политическом будущем Южного Судана

По мере приближения сроков проведения общенациональных выборов в Южном Судане в 2023 году в стране нарастает политическая турбулентность, которая в том числе подстрекается новым витком роста межклановых противоречий и отчасти локального вооруженного насилия в различных провинциях страны.

Ровно два года назад, феврале 2020 г, на политической авансцене в Южном Судане произошло знаменательное событие – согласно достигнутым между правящими силами и оппозицией договоренностям было сформировано единое коалиционное правительство национального единства.

Сегодня, cпустя два года после его формирования можно констатировать, что несмотря на достигнутый мир и прекращение полномасштабных боевых действий, доверие между различными кланами политической элиты в полной мере восстановить так и не удалось. Более того, несмотря на свободу перемещения внутри страны и ликвидацию главных очагов конфликта, риски и угрозы личной безопасности для граждан страны сохраняются на высоком уровне. Главный источник рисков – сохранения сложных персональных взаимоотношений между президентом С.Кииром и назначенным вновь на должность первого вице-президента главой оппозиции Р.Машаром. На протяжении последних двух лет вооруженные стычки между лояльными двум лидерам армейскими группами периодически вспыхивали в различных регионах Южного Судана. Фактически все еще пробуксовывает важнейший элемент намеченных политических реформ – создание единой национальной армии и разоружение оппозиционных боевых частей. Также не выполненными остаются другие важные компоненты мирного соглашения, включая проведение структурных экономических реформ, ключевую cудебную реформу и установление системы подотчетности и ответственности правительства перед гражданским обществом.

На фоне пробуксовки внутриполитических реформ в 2022 году следует ожидать роста давления на Южный Судан со стороны его международных партнеров и доноров. Уже сейчас растут обвинения западных стран, прежде всего США и Евросоюза, в адрес политического истеблишмента Южного Судана в связи с отсутствием «политической воли для реализации в полном объеме» договоренностей, вытекающих из мирного соглашения. В свою очередь, власти в Джубе аргументируют пробуксовку реформ отсутствием должной финансовой и экономической помощи от международных партнеров, а также действующее эмбарго на поставку вооружений в страну. Но главная причина торможения процесса, по мнению чиновников в Джубе, все же заключается в нехватке финансовых ресурсов, что не позволяет добиться восстановления и реконструкции национальной экономики. Пандемия коронавируса и общая рецессия мировой экономики разумеется также негативно повлияла на перспективы экономического роста в Южном Судане.

Все это в совокупности означает, что Южный Судан приближается к дате общенациональных выборов в 2023 году с целым набором высоких рисков, которые в течение ближайших месяцев будут только подстегивать внутриполитическую турбулентность.

Но собственно главной интригой на предстоящих в следующем году выборах может стать ожидаемая конкуренция и противостояние между действующим президентом и его оппозиционно настроенным заместителем. Интрига будет нарастать по мере приближения к срокам выборов. Действующий президент С.Киир недавно анонсировал свое нежелание выдвигаться на новый президентский срок, в чем целый ряд местных экспертов усмотрели тактический ход. Первый вице-президент Р.Машар, напротив, пытается преодолеть кризис в собственной партии – Суданской народно-освободительной армии (СНОА) . В 2021 году его отстранили с поста лидера партии и главы вооруженных сил, обвинив в отсутствии лидерских качеств и ослаблении позиций партии в новом коалиционном правительстве. Очевидно, что контролирующая север Южного Судана оппозиция и в первую очередь ее военное крыло, в целом скептически относящееся к перспективам мирного процесса и выполнению соглашений от 2020 года, будут стремиться выдвинуть нового лидера на президентский пост, чтобы попытаться взять реванш. Политическая судьба все еще пользующегося большой популярностью и поддержкой первого вице-президента может подвиснуть, хотя его амбиции занять президентский пост по-прежнему высоки. В целом, нужно констатировать, что обострение внутриполитического противостояния по мере приближения сроков общенациональных выборов будет только усиливаться, что безусловно обостряет борьбу и ведет к росту неопределенностей. Это негативно сказывается на гуманитарной и экономической перспективе развития страны, поскольку проявляется в виде роста вооруженных стычек и противостояния на локальном, общинном уровне, ведущих к массовым переселениям населения из потенциально опасных конфликтных зон. Например, c начала февраля фиксируется рост напряженности в провинции Абьей, где межклановые столкновения уже привели к жертвам и вынужденным переселениям более 70 тысяч человек. Такого рода вооруженные противостояния как правило ведут к разрушению экономической и социальной инфраструктуры и росту гуманитарных потребностей. По данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, по состоянию на 15 февраля 2022 г. общее число внутренне перемещенных лиц в Южном Судане достигло 2 млн человек, а число нуждающихся в гуманитарном содействии составляет 8.3 млн. человек. Таким образом, дальнейшее ухудшение гуманитарной ситуации будет создавать еще один фактор напряженности накануне предстоящих общенациональных выборов в 2023 году.

52.6MB | MySQL:103 | 0,486sec