О визите заместителя главы Суверенного совета Судана генерала Мухаммеда Хамдана Дагло (Хемити) в Россию

Недавний недельный визит суданского военного лидера и заместителя председателя Суверенного совета генерала Мухаммеда Хамдана Дагло (Хемити) в Россию, который начался еще до начала российской военной операции на Украине и завершился 2 марта, вызвал ожесточенные споры не только внутри страны, но и среди международных экспертов.  Некоторые приветствуют Дагло, широко известного как Хемити, за то, что он «непокорно стоит перед лицом господствующих ветров Запада», в то время как другие критикуют его за то, что «он снова загнал Судан в международную изоляцию». Оппозиционные группы считают, что Хемити, глава ополчения Сил быстрой поддержки (СБП), толкает Судан обратно в состояние изоляции из-за растущей угрозы дальнейших международных санкций после военного переворота 25 октября прошлого года. Хотя этот переворот возглавил нынешний де-факто глава государства генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан, Хемити, который поначалу держался в тени, не только является его ключевой частью, но и начинает играть всю большую роль в формировании внутренней и внешней политики страны. Это логично, поскольку СБП по факту являются наиболее авторитетной с точки зрения потенциала военной силой в стране.  Визит лидера СБП в Москву вызвал у экспертов воспоминания о поездке свергнутого президента Омара аль-Башира в Россию в ноябре 2017 года, когда он попросил президента России Владимира Путина защитить Судан от вмешательства США. Хемити прибыл в Россию 23 февраля, за день до того, как Россия начала свою военную операцию на  Украине. Визит был необычно долгим, и позиция Хемити в отношении России и Украины была скорректирована после начала боевых действий, когда он заявил, что дипломатическое решение кризиса  было бы предпочтительнее. «Что касается России, то она имеет право действовать в интересах своих граждан и защищать свой народ. Это имеет право в соответствии с Конституцией и законом. Весь мир должен осознать, что (Россия) имеет право защищать свой народ», — подчеркнул он. В заявлении, освещающем его приезд в Москву, Суверенный совет, однако, не опубликовал этих заявлений Хемити. Министерство иностранных дел быстро опровергло его заявления, добавив, что «заявления Хемити были вырваны из контекста.  Суданская администрация утверждала, что это было искажение ее позиции. Официальный представитель МИД Надир Юсеф заявил, что Судан поддерживает переговорное решение украинского кризиса, но будет продолжать преследовать свои собственные интересы. «Судан поддерживает дипломатическое и мирное решение украинского кризиса, но Судан имеет свои интересы и хочет достичь их на основе имеющихся вариантов, чтобы служить амбициям своего народа», — заявил Юсеф. В сопровождении министров финансов, энергетики, сельского хозяйства и горнодобывающей промышленности Судана, а также главы суданских торгово-промышленных палат Хемити встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и заместителем министра обороны Москвы Александром Фоминым. Бывший член Суверенного совета Сиддиг Тавир заявил радио Дабанга, что визит Хемити был  «его инициативой», и объяснил, что он был вызван «изоляцией, которую Судан переживает после переворота 25 октября». Пресс-секретарь оппозиционной Ассоциации суданских профессионалов (СПА) Валид Али заявил, что поездка Хемити в Россию вместо прорыва приведет к изоляции Судана, добавив, что это вредно для суданских революционеров, которые поддерживают украинский народ. «Это включает в себя продажу суданских ресурсов России и другим странам, которые поддерживают военный переворот. Эта ситуация вернет нас к исходной точке, когда Судан будет изолирован и исключен из международного сообщества», — сказал он. Кстати, с момента начала российской  военной операции на Украине протестующие на улицах Судана подняли флаги и транспаранты в знак солидарности с украинцами. «Мы не имеем ничего общего ни с Западом, ни с Востоком, но мы, как суданские революционеры, решительно поддерживаем народ Украины. Главный лозунг нашей революции призывает к миру для нашего народа и для народов мира», — заявила член комитета сопротивления Сара Ахмед во время акции протеста перед президентским дворцом на прошлой неделе. Бывший американский дипломат и аналитик ЦРУ Кэмерон Хадсон заявил, что администрация Соединенных Штатов обеспокоена тем, что Хемити поддерживает и связывает Судан с неспровоцированным нападением России на Украину. «Когда премьер-министр [Абдалла] Хамдок заявил в 2019 году, что Судан хочет воссоединиться с международным сообществом после многих лет санкций и изоляции, мы полагали, что он говорит не только за себя, но и за весь Судан. Визит Хемети был большим шагом назад по сравнению с этим и самыми последними демонстрациями готовности хунты подорвать волю суданского народа удержаться у власти», — считает Хадсон. 28 февраля  февраля Европейский союз и страны «тройки» призвали Судан «осудить российскую агрессию против Украины» и заявить о своей поддержке ее территориальной целостности. Исполняющий обязанности министра иностранных дел Судана  принял дипломатов Европы, «тройки», Канады и Швейцарии в Судане, которые проинформировали его о своем осуждении неспровоцированного нападения России на Украину. Представитель ЕС в Судане Роберт ван ден Дуль заявил, что они призвали Судан публично осудить «в четких выражениях» российское нападение на Украину. «В частности, мы с большим интересом ожидаем позиции Судана в Генеральной Ассамблее ООН по этому вопросу», — подчеркнул ван ден Дуль. Встреча состоялась в связи с тем, что заместитель главы Суверенного совета во главе с военными находится с визитом в Москве уже четыре дня. Посланники ЕС призвали суданские власти подтвердить «территориальную целостность Украины» и «не следовать незаконному решению России признать провозглашенную независимость Донбасса и Луганской области», чего, однако, они не добились в рамках каких-то отдельных официальных заявлений суданской стороны.

Хемити, которого обвиняют в совершении военных преступлений в Дарфуре, когда он был лидером ополчения «Джанджавид», заявил, что Судан «не имеет никаких проблем» с возможным открытием Россией военно-морской базы на своем побережье Красного моря при условии, что она не представляет угрозы национальной безопасности. Военный лидер Судана Абдель Фаттах аль-Бурхан в свою очередь заявил, что они все еще рассматривают сделку о военно-морской базе на Красном море с Россией, выразив надежду, что это еще больше укрепит двусторонние отношения. Активизация соглашения о пункте материально-технического обеспечения, заключенного режимом О.аль-Башира с Россией, всплывает регулярно, поскольку позиция суданских официальных лиц остается до конца  неясной по этому поводу. Теперь, когда суданские военные лидеры находятся под огромным международным давлением, требующим принятия конституционной декларации, подписанной с декабрьскими революционными группами, FFC, они снова начали высказываться об этой идее позитивно. Выступая 27 февраля  перед агентством Reuters, аль-Бурхан заявил, что пересмотр соглашения еще не завершен: «Мы надеемся, что наши отношения (с Россией) станут крепче с подписанием этого соглашения. Консультации продолжаются, и мы работаем над соглашением до тех пор, пока оно не станет приемлемым и законным».  В июне 2021 года начальник Генштаба ВС  Судана генерал Мухаммед Осман аль-Хусейн заявил местной телекомпании Blue Nile TV, что они фактически ведут переговоры с Россией о пересмотре сделки, чтобы лучше защищать и обслуживать интересы Судана. В интервью Sputnik после ноябрьского переворота аль-Бурхан заявил, что Судан будет работать над выполнением своих обязательств по сделке с российской военно-морской базой на Красном море, послав тем самым позитивный сигнал России, поскольку последняя отказалась последовать осуждению Западом военного переворота. Посол России в Хартуме Владимир Желтов  в этой связи сообщил, что 25-летнее соглашение касается пункта материально-технического обеспечения ВМС РФ, опровергая сообщения о военно-морской базе. «Наша страна-военно-морская держава, и наш флот распространен далеко за пределами наших границ, поэтому (наша) цель с этого момента, что бы ни говорили (западные державы), — обеспечить наши корабли в этом регионе продовольствием, водой и топливом. Что касается военного двустороннего сотрудничества, то это лишь малая часть», — добавил он. Напомним, что соглашение, подписанное между Москвой и Хартумом, предусматривает создание в Судане российского военно-морского объекта, способного принимать атомные военные корабли, вблизи Порт-Судана и способного вместить до 300 человек личного состава. Теперь акцент сместился в сорону чисто материально-технического пункта, что более реально и не настолько финансово затратно.

В свою очередь Хемити по итогам визита подчеркнул, что:  «У нас есть 730 км вдоль Красного моря. Если какая-то страна хочет открыть базу, и это отвечает нашим интересам и не угрожает нашей национальной безопасности, у нас нет проблем иметь дело с кем бы то ни было, будь то русские или другие». Хемити упомянул о существовании американских и французских военных баз по всей Африке, когда спросил, почему «люди говорят о военных базах в Судане, в то время как военные базы есть везде в Африке, например, в Джибути и Нигере…». Однако если суммировать все эти разговоры, то в сухом остатке остается факт того, что  соглашение, достигнутое О.аль-Баширом о размещении российской военно-морской базы, пока остается на рассмотрении и в теории.   По словам Патрика Смита, редактора Africa Confidential, «поездка Хемити в Москву во время вторжения в Украину послала четкий сигнал США и ЕС, как и его заявление о том, что он открыт для того, чтобы Россия открыла военно-морскую базу на побережье Красного моря Судана». Однако Смит сказал, что «не ясно, согласны ли все старшие офицеры Вооруженных сил Судана с этой тактикой, которая сводит на нет любые шансы на то, что западные государства возобновят помощь Хартуму до того, как хунта оставит власть». Хадсон, ранее занимавший пост начальника штаба спецпосланника США в Судане, заявил, что создание российской военной базы в Судане будет рассматриваться как угроза интересам национальной безопасности США в регионе. «США стремились с помощью дипломатических и военных контактов отговорить гражданское и военное население Судана от завершения этой сделки, поскольку это означало бы отход от прежнего желания Судана возобновить отношения с Западом. Что еще более важно, это дало бы России столь необходимый стратегический плацдарм и теплую морскую базу на Красном море, откуда она могла бы продвигать другие стратегические цели в Африке и на Ближнем Востоке», —  подчеркнул Хадсон. Таким образом, в принципе надо констатировать, что на Западе прекрасно понимают ту «игру на нервах», которую затеяли суданские военные в рамках попыток испугать их «своим сближением с Россией в области ВТС» и тем самым избежать жесткого санкционного давления  и затянуть выход на какие-то внятные «демократические реформы». Очевидно, что недавний визит Хемити в Москву пришелся на то время, когда Хартум ищет экономическую помощь после того, как Запад прекратил ее после переворота 25 октября. Напомним, что еще в июне прошлого года позиция военных была совсем иной.   Судан не считает обязывающими договоренности с Москвой о создании на его территории пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ, поскольку соглашение было заключено с бывшим режимом Омара аль-Башира «Правительство и армия не принимали никаких решений относительно военных соглашений с Россией, любые такие документы должны утверждаться парламентом, — сказал источник. — Мы ясно дали понять Москве, что договоренность о Центре поддержки военно-морских сил не является обязательной к исполнению».  1 июня Судан объявил о пересмотре соглашения с РФ по созданию базы на Красном море. Как заявил начальник Генштаба страны генерал-лейтенант Мухаммед Усман аль-Хусейн в интервью суданскому телеканалу «Блю найл», сейчас Хартум ведет переговоры с Москвой по пересмотру договора, «чтобы учесть свои интересы и выгоду». По словам генерала, «ряд статей документа нес некоторый вред Судану». «Это соглашение не было ратифицировано законодательным органом, как того требует процедура одобрения любых международных договоров, — сказал он. — Поэтому мы пока юридически не связаны обязательствами, и у нас есть возможность для внесения поправок и изменений в соглашение о военном сотрудничестве с Россией в Красном море с учетом наших интересов». «Ранее Судан вынужден был ограничиваться военным сотрудничеством с Россией и Китаем, но в нынешнюю эпоху после того, как государство было исключено из американского списка стран — спонсоров международного терроризма, мы можем сотрудничать с Америкой и странами Запада», — заметил аль-Хусейн. Тогда некоторые наблюдатели усмотрели (и правильно сделали) в отказе от Порт-Суданского соглашения опцию для премьер-министра Абдаллы Хамдока и председателя Суверенного совета Абдель Фатаха аль-Бурхана чтобы укрепить свои полномочия перед международными донорами. Теперь понятно, что сближения международных спонсоров с  нынешним военным режимом в Судане с США не предвидится, и позиция Хартума снова поменялась. Подчеркнем еще раз, что это обычный «восточный базар» и попытка пошантажировать Запад в принципе очень гипотетической опцией усиления «российской военной угрозы» на Красном море.  В этой связи отметим, что гораздо больше, чем Запад, разговоры об открытии «российской базы»  встревожили Египет, что гораздо более знаково, поскольку Каир сейчас является одним из ведущих спонсоров Хартума и сам факт его недовольства является очень серьезным барьером на пути реализации этого проекта. Египет «недоволен» военными властями Судана за то, что они приветствовали создание российской военной базы на суданских территориях, сообщает «Аль-Араби аль-Джадид». Сайт со ссылкой на неназванные египетские источники сообщает, что «египетские круги, принимающие решения, связанные с суданским досье», возмущены тем, что они считают «вводящей в заблуждение практикой» заместителя главы Суверенного совета Судана генерала Мухаммеда Хамдана Дагло во время его визита в Каир в минувшие выходные, где он встретился с главой Управленияобщей разведки Аббасом Камелем. Газета сообщила, что египетские официальные лица были «удивлены» заявлениями Дагло после его возвращения в Хартум из Москвы, в которых он «приветствовал» создание российской военной базы на территории своей страны, которую Каир считает «угрозой безопасности Красного моря». Однако источники подчеркнули, что египетские власти выступают против «создания каких-либо иностранных баз вблизи границ страны или зон влияния и интересов». Официальные лица в Каире также потребовали от Дагло и суданских чиновников разъяснений по поводу заявлений, касающихся российской военно-морской базы.

Но помимо ВТС, как полагают западные аналитики, есть и другие более приземленные сферы интересов между суданскими военными и их российскими партнерами.  По их данным, что за последние несколько лет Россия незаконно вывезла сотни тонн незаконного золота из Судана в качестве средства борьбы с международными санкциями, хотя местный источник, знакомый с этой сферой суданской экономики, опроверг эти утверждения. Хадсон, старший научный сотрудник Атлантического совета, говорит, что эти сообщения верны, добавляя, что Хемити и его СБП «имеют прочные связи с российской  ЧВК «Вагнер»». «Ходят слухи, что Хемити во время своего визита  вывез в Россию суданского золота на сумму более 30 млн долларов и подписал новые сделки по добыче золота с российскими интересами. Это дополняет существующие отношения в горнодобывающей промышленности и сфере безопасности между группой Вагнера и семьей Дагло. Поскольку и Судан, и Россия вновь изолированы на мировой арене, неудивительно и глубоко тревожно, что они решили углубить свои деловые связи и связи в области безопасности», — заявил Хадсон. Отвечая на эти обвинения, источник СБП, пожелавший остаться анонимным, поскольку он не уполномочен общаться со средствами массовой информации, назвал заявления Хадсона «пропагандой». «Мы привыкли слышать такую пропаганду от западных дипломатов. Мы ясно дали понять, что Судан ищет все прозрачные способы ведения бизнеса. Нам нечего скрывать, и мы имеем право строить отношения с кем захотим», — сказал этот источник. Суданский политолог Мухаммед Бадави сравнил визит Хемити с отчаянными поездками О.аль-Башира в Саудовскую Аравию и Россию в 2017 году, когда исламистский автократ вернулся без каких-либо политических или экономических выгод. Бадави, старший аналитик Африканского центра исследований проблем правосудия и мира (ACJPS), считает, что «минусы визита перевешивают плюсы, и теперь внимание обращается на золото СБП и деятельность наемников. Русские хотят получить золото из Африки. Это включает Судан, Центральноафриканскую Республику, Мали и другие страны. Но это зависит от покупки рафинированного золота без непосредственного участия в конфликтах в этих странах. Кроме того, если русские хотят углубить свои связи в области безопасности и экономики с Суданом, они предпочтут делать это с регулярными военными, а не с СБП, тем более что сейчас они находятся под огромным давлением и тяжелыми санкциями». Как считает Смит, среди суданских военных существуют разногласия по поводу того, как Судан должен формировать свою международную политику. Некоторые эксперты восприняли визит Хемити как знак того, что аль-Бурхан, который является лидером суданских вооруженных сил, а также фактическим главой государства, старается  изолировать его. Не согласимся с этим, рискнем предположить, что в данном случае они действуют в унисон. Просто потому, что они ли вместе выживут сейчас, или вместе «утонут». К тому же еще раз отметим, что СБП по своему военному потенциалу на сегодня даже превосходят регулярную армию.     При этом конечно между ними существует внутренняя конкуренция.  Мухаммед Альджак, профессор экономики Хартумского университета, заявил, что Судан пострадает от позиционирования себя рядом с Россией, несмотря на любую финансовую поддержку, которую он может получить от Москвы. «Похоже, что Хемети и его делегация пытались получить обещания финансовой поддержки и притока инвестиций в горнодобывающую промышленность, энергетику, сельское хозяйство и другие секторы, но, в конце концов, это не покроет тех выгод, которые Судан собирался получить от США, ЕС, а также международных организаций, таких как Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк. Этот шаг также может привести к болезненным санкциям в отношении суданского золота на международном и региональном фондовом рынке золота, и в этом случае Россия и другие не смогут помочь», — считает Альджак. Ну, во-первых, такие санкции обходятся довольно легко, включая аффинаж. По крайней мере, это не было большой проблемой еще времена международной изоляции режима аль-Башира. А, во-вторых,  профессор забывает, что для суданских военных сейчас вопрос стоит не в плоскости выбора экономического партнера, а в плоскости их политического выживания. США, ЕС, МВФ и Всемирный банк приостановили миллиардную финансовую поддержку Судана из-за военного переворота. С октября прошлого года доноры Парижского клуба также приостановили процесс списания внешнего долга Судана в размере 14 млрд долларов. В результате суданский фунт продолжал падать по отношению к доллару день за днем.  В этой связи 7 марта Центральный банк Судана принял решение либерализовать обменный курс суданского фунта, чтобы банки и биржевые компании определяли цену местной валюты без вмешательства Центрального банка. Решение центрального банка было принято менее чем через 24 часа после решения Высшего комитета по чрезвычайным экономическим ситуациям об унификации обменного курса суданского фунта. Эта мера является частью комплексной и устойчивой реформаторской денежно-кредитной политики, которая будет проводиться последовательно, направленной на стабилизацию обменного курса и повышение способности банковской системы привлекать ресурсы. Банки должны устанавливать курсы иностранных валют на основе спроса и предложения»,  — говорится в циркуляре для коммерческих банков, выпущенном ЦБ Судана, который  также поручил коммерческим банкам ежедневно сообщать общественности о своих ценах. В феврале 2021 года правительство Хамдока девальвировало обменный курс с 55 суданский фунт за 1 доллар до 375 фунтов. ЦБ Судана регулярно проводил валютные аукционы для удовлетворения потребностей коммерческих банков в знак того, что его валютные резервы стабилизируются. 7 марта  высший комитет Судана заявил, что правительство будет финансировать свой бюджет за счет золота и других внутренних ресурсов. Также в очередной раз комитет, который возглавляет заместитель главы Суверенного совета, пообещал ужесточить меры безопасности для борьбы с контрабандистами золота и торговцами валютой.

52.82MB | MySQL:103 | 0,492sec