Американские эксперты оценивают риск возникновения войны между Ираном и Израилем

Как полагают американские эксперты, риск крупной войны между Израилем и Ираном остается пока маловероятным, но эскалация нарастает, поскольку обе страны  продолжают использовать метод  «тактических эскалаций» по принципу «око за око». 13 марта Иран взял на себя ответственность за удар баллистическими ракетами по секретной базе израильской разведки в столице Иракского Курдистана Эрбиле ( интересно, что американцы вообще не ставят под сомнение наличие такой базы – авт.). Израиль не имеет официального присутствия в Иракском Курдистане, но с тех пор как Соединенные Штаты вторглись в Ирак в 2003 году, Израиль установил тесные связи с региональным правительством в Эрбиле, в том числе поддерживая провалившуюся заявку Иракского Курдистана на независимость в 2017 году. На следующий день Национальное киберуправление Израиля объявило чрезвычайное положение после того, как большинство правительственных сайтов были временно отключены в результате крупной кибератаки типа «отказ в обслуживании» (DDoS), в которой израильские эксперты сразу же обвинили Иран. Распределенная атака типа «отказ в обслуживании» (DDoS) — это попытка вредоносного взлома, направленная на сервер или сеть путем переполнения ее потоком интернет-трафика. Израильская газета «Гаарец» сообщила, что проводятся проверки стратегических израильских веб-сайтов и правительственной инфраструктуры, включая израильские электрические и водные компании, на предмет того, не подверглись ли они также нападению.  Иранское полуофициальное новостное агентство IRNA в свою очередь сообщило 13 марта, что иранские власти сорвали израильскую операцию, направленную на саботаж передовых центрифуг на ядерном объекте в Фордо, к северу от города Кум. Иран обвинил Израиль в ряде аналогичных кибератак на иранские сайты. США и другие западные государства тем временем обвинили Иран в попытке разрушить и взломать их сети. Эти недавние инциденты произошли через месяц после того, как в середине февраля все еще непроверенный израильский авиаудар поразил иранскую базу беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в западной провинции Керманшах (Иран напрямую не обвинил Израиль в этом  нападении, хотя совпадающие сообщения, опубликованные Associated Press о пожаре на той же базе и взрывах, слышанных местными жителями, указывают на некоторую достоверность возможного израильского удара). Последние  по времени иранские нападения на Израиль, вероятно, также частично связаны с гибелью 2 офицеров КСИР в результате израильского авиаудара за пределами сирийской столицы Дамаска 7 марта, за который Иран поклялся отомстить.  На протяжении многих лет Иран проводил многочисленные кибератаки против Израиля, включая массовый взлом, направленный на нарушение водоснабжения страны, о котором сообщалось в июле 2020 года.  Израиль уже давно проводит диверсионные и тайные кампании против Ирана в Ливане, Сирии и Ираке, а также внутри самого Ирана. Внутри Ирана Израиль обычно использует наземные средства для саботажа объектов, связанных с военной и ядерной программой Ирана, как это было в ноябре 2020 года, когда Израиль использовал дистанционно управляемого робота для убийства главного иранского ученого-ядерщика Мохсена Фахризада. Иран часто клянется ответить на эти нападения в любое время и любым способом.

Как полагают американские аналитики, независимо от исхода переговоров Запада с Ираном по его ядерной программе, Иран и Израиль будут продолжать тактически наращивать свои тайные кампании друг против другаНынешнее соглашение, подготовку которого переговорщики в Вене завершают, лишь восстановит условия первоначальной иранской ядерной сделки, подписанной в 2015 году, и не решит других проблем Израиля, связанных с внешней политикой Тегерана, а также его военными и кибернетическими возможностями. Это оставляет Израиль в положении, когда он будет продолжать свою тайную кампанию против Ирана (и потенциально эскалацию, особенно если сделка не будет заключена), чтобы максимально затормозить беспилотные, ракетные и ядерные программы Тегерана. Тем временем, Иран будет продолжать рассматривать Израиль как своего главного регионального и идеологического врага, независимо от любой ядерной сделки и, возможно, будет готов использовать более значительную и открытую силу, такую как баллистические ракеты, выпущенные непосредственно с его  территории, против заявленных израильских целей за пределами Израиля — особенно если ядерные переговоры между мировыми державами провалятся без сделки. Нападение Израиля в прошлом месяце на иранскую базу беспилотных летательных аппаратов  сигнализирует о том, что Израиль готов перейти от своих подтвержденных диверсионных операций против Ирана к нанесению прямых авиаударов по иранской территории. А учитывая последующий иранский ракетный удар по израильской разведывательной базе в Эрбиле, это также будет сигнализировать о том, что в ответ на такие удары Иран готов использовать свою систему баллистических ракет и потенциально беспилотные летательные аппараты для нанесения ударов по заявленным израильским целям в регионах (например, Иракском Курдистане) или дружественных Израилю странах.

Члены израильского военного руководства в значительной степени дали понять, что ожидают, что Венские переговоры приведут к сделке, в которой Иран согласится лишь частично сократить свою ядерную деятельность в обмен на ограниченное смягчение санкций, оставив таким образом большинство других проблем безопасности Израиля без внимания. В случае провала переговоров по иранской ядерной программе до достижения соглашения Израиль также продолжает проводить широко освещаемые военные учения «План Б» в рамках подготовки к возможной войне с Ираном, включая учения по нанесению авиаудара в январе 2022 года по предполагаемым иранским ядерным целям.

Помнению америанских экспертов, хотя и Израиль, и Иран будут стремиться избежать крупной региональной войны, обмен тактически эскалированными ударами между ними по-прежнему сопряжен с неотъемлемым риском спровоцировать незапланированные циклы насилия, в том числе в дружественных Израилю государствах. Поскольку и Израиль, и Иран проявляют большую готовность исследовать новые способы нанесения ударов друг по другу, риск кибератаки или авиационного, беспилотного или ракетного удара приводит к незапланированным жертвам или ущербу. Израиль, скорее всего, очень резко ответит в случае массированной  кибератаки, которая приведет к гибели гражданского населения;  удар обычными средствами поражения, который нанесет ущерб внутри Израиля, или потеря самолета при проведении операций против иранских целей по всему региону. Иран, со своей стороны, скорее всего, обострит ситуацию в ответ на тайные израильские действия, которые либо проводятся внутри Ирана, либо инициируются новыми сторонними странами, такими как Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты (которые недавно нормализовали отношения с Израилем). Обе модели эскалации, скорее всего, будут направлены на то, чтобы ответить на немедленную провокацию, а затем снова провести деэскалацию. Однако, учитывая высокую напряженность в отношениях между Израилем и Ираном, нельзя исключать потенциальной быстрой эскалации в рамках региональной войны. Кроме того, дружественные Израилю страны, такие как Иракский Курдистан, а также  Бахрейн и ОАЭ— столкнутся с повышенным риском иранских нападений на их территории. Связанная с Израилем коммерческая деятельность, такая как судоходство, также может привести к росту риска иранских ударов. Ранее Израиль оказался вовлеченным в нескольких случайно спровоцированных войн на фоне глубинной напряженности.  Например, прошлогодний конфликт в Газе начался после того, как израильская полиция разогнала палестинских протестующих в мечети в Иерусалиме. Война Израиля с поддерживаемой Ираном военизированной группировкой «Хизбалла» в Ливане в 2006 году также началась после того, как три израильских солдата были убиты в ходе трансграничного рейда. Соединенные Штаты и Иран приблизились к открытой войне в конце 2019 года после того, как убийство американского военнослужащего  иранскими доверенными лицами в Ираке побудило Вашингтон к быстрой эскалации против Тегерана, что в конечном итоге привело к  убийству США генерала КСИР Касема Сулеймани. Риск американо-иранской войны снизился после того, как Иран запустил баллистические ракеты по американским базам в Ираке, причинив ущерб, но не никого не  убив. Вашингтон, в свою очередь, тогда отказался условно отвечать на ракетные удары. ОАЭ уже подвергались нападению со стороны вероятного иракского ополчения, связанного с КСИР, в феврале с.г. Поддерживаемые Ираном повстанцы-хоуситы в Йемене также нанесли ракетные и беспилотные удары по богатой арабской стране Персидского залива. В последние годы иранские диверсионные операции также были нацелены на принадлежащие Израилю и связанные с ним суда, проходящие транзитом через близлежащие воды. Тегеран также атаковал израильские посольства и дипломатов, как это было в Грузии и Индии в 2012 году.

52.14MB | MySQL:103 | 0,583sec