О ситуации в зоне Сахеля: январь 2022 г.

В Буркина-Фасо 2 января было объявлено, что днем ранее в ходе атаки джихадистов на позиции военных и жандармерии на северо-востоке страны в районе Гомборо ранения получили 11 военных, были «нейтрализованы» 29 террористов.

Северные и восточные регионы Буркина-Фасо, соседствующие с Мали и Нигером, с 2015г. Регулярно подвергаются смертоносным атакам джихадистов. В этих атаках со стороны групп, аффилированных с «Аль-Каидой» и «Исламским государством» (обе запрещены в РФ) погибли свыше 2 тысяч человек.

7 января стало известно, что в результате двух атак джихадистов на севере Буркина-Фасо погибли по меньшей мере 13 гражданских лиц, в том числе 2 добровольных помощников армии. В частности, атаке подверглась деревня Анкуна в коммуне Пенса. Там погибли 11 человек. В атаке участвовали несколько десятков боевиков, перемещавшихся на мопедах.

11 января в Уагадугу было объявлено об аресте восьми военных, планировавших «дестабилизировать институты» власти. Среди арестованных офицеров значился, в частности, подполковник Эммануэль Зунграна. Этот командир 12-го пехотного полка коммандос занимал также пост командира группировки войск в западном секторе и отвечал на борьбу с терроризмом.

15 января джихадисты атаковали деревню Намсигиан на севере Буркина-Фасо. В результате атаки погибли по меньшей мере 10 человек из числа гражданского населения. Нападавшие первым делом уничтожили вышки мобильной связи, что отрезало ее от внешнего мира, затем разграбили и сожгли лавки местных торговцев.

18 января на самодельном взрывном устройстве подорвался внедорожник  французских военных. В результате теракта ранения получили 4 воннослужащих. Инцидент имел место на выезде с аэропорта в Уахигуйя. Раненые были немедленно эвакуированы в малийский г.Гао.

23 января в нескольких армейских казармах взбунтовались солдаты буркинийской армии. Они потребовали отправить в отставку военное командование и предоставить им «более адекватные средства» борьбы против джихадистов. Еще одно требование — уделять больше внимания раненым военнослужащим и семьям погибших. Чтобы поддержать восставших солдат, примерно 100 человек попытались собраться на Площади нации, но их рассеяли полицейские с помощью слезоточивого газа. Позднее в тот же день сторонники военных подожгли здание штаб-квартиры правящей партии. Их затем рассеяла полиция. Вечером в тот же день в Уагадугу был введен комендантский час с 20 часов вечера до 5:30 утра. Это не помогло. События развивались дальше. Уже 24 января стало известно, что в тот день был арестован президент Буркина-Фасо Рох Марк Кристиан Каборе. Одновременно под арестом оказались спикер парламента и министры.

Напомним, что в Буркина-Фасо дислоцируются французские силы специальных операций «Сабля», решающие задачу уничтожения главарей джихадистов в странах Сахеля. Тем не менее до того времени Уагадугу сдержанно относился к предложениям о помощи со стороны Парижа.

24 января капитан Кадер Уэдраого в телевизионном заявлении сообщил, что Патриотическое движение за спасение и восстановление (ПДСВ), которое «объединяет все составляющие сил обороны и безопасности», решило отстранить от власти президента Каборе. Было объявлено о закрытии наземных и воздушных границ страны, о роспуске правительства и Национальной ассамблеи, приостановке действия конституции, введении комендантского часа на всей территории страны. Зачитавший коммюнике капитан представлял лидера ПДСВ подполковника Поля-Анри Сандаого Дамиба, командующего 3-м военным округом, ставшего отныне новым руководителем страны. Одновременно ПДСВ обязалось «предложить в разумные сроки календарь возвращения к конституционному порядку, приемлемый для всех».

30 января Генштаб французской армии сообщил, что в ходе совместной операции буркинийских военных и контингента «Бархан» на севере страны были уничтожены до 60 джихадистов. Всего в период с 16 по 23 января было зафиксировано 4 удара летательных аппаратов Франции, наносившихся по целеуказаниям буркинийских военных.

7 января президент Нигера Мухаммед Базум сообщил о гибели 3 жандармов из состава антитеррористических сил специального назначения. Они подорвались на самодельном взрывном устройстве в департаменте Тороди на юго-западе страны близ границы с Буркина-Фасо. Еще 3 жандарма получили ранения. Как признал месяцем ранее министр обороны Нигера Алкасум Индату, «граница между Нигером и Буркина превратилась в убежище для террористов, где они устроили несколько тыловых баз».

29 января армия Нигера сообщила, что джихадисты из «Исламского государства в Западной Африке» (ИГ запрещено в РФ) атаковали позиции военных в районе Диффа на юго-востоке страны близ границы с Нигерией. При отражении атаки были уничтожены 10 боевиков.

 

В Мали 2 января десяток политических партий отверг 5-летний срок переходного периода, предложенный накануне действующими в стране властями Экономическому сообществу стран Западной Африки (Cedeao). Позднее он был сокращен до 4 лет. Согласно этому предложению, отсчет времени переходного периода начался с 1 января. По итогам национальных консультаций, прошедших в период с 11 по 30 декабря, было рекомендовано, чтобы продолжительность переходного периода составила от 6 месяцев до 5 лет.

В коммюнике коалиции политических партий «Рамки обмена», в частности, отмечалось, что предлагаемая хунтой продолжительность переходного периода кроме того, что она «нарушает Хартию переходного периода, она не является объектом дискуссии в Мали и ни в коем случае не может быть целью глубоких чаяний малийского народа».

Ранее коалиция «Рамки обмена» отказалась от участия в национальных консультациях.

9 января руководители стран-участниц Cedeao на встрече в Аккре объявили о введении «очень жестких» санкций в отношении Мали из-за отказа хунты провести в феврале выборы, призванные восстановить в стране гражданское правление. В частности, было решено закрыть границы с Мали и ввести против нее торговое эмбарго, за исключением товаров первой необходимости, заморозить авуары Мали в Центральном банке стран Западной Африки, отозвать послов из Бамако.

10 января хунта осудила «незаконные» санкции против Мали со стороны Cedeao. Было объявлено об отзыве послов из стран сообщества и закрытии наземных и воздушных границ с ними.

11 января Россия и Китай блокировали решение Совбеза ООН в поддержку санкций против Мали, введенных Cedeao. Напротив, Франция, Алжир и США 12 января присоединились к усилиям Cedeao, призванным заставить хунту провести выборы как можно скорее. В рамках этих усилий компания «Эр Франс» объявила о приостановке полетов в Мали.

17 января на фоне растущей напряженности в отношениях между хунтой и Парижем Мали предложило Франции пересмотреть двусторонние отношения в области обороны.

7 января малийские военные на условиях анонимности сообщили, что в течение нескольких предыдущих недель в страну прибыли многочисленные российские «инструкторы». В частности, они появились на базе в Томбукту, недавно оставленной французами из контингента «Бархан». Речь шла примерно о 400 «инструкторах». Скорее всего, речь шла о бойцах ЧВК «Вагнер». Военные из России и ранее присутствовали в Мали, где они занимались обслуживанием поставленной в эту страну техники, и в частности, вертолетов, однако их присутствие было малозаметным.

Примерно 15 западных партнеров Мали еще в конце декабря сообщили, что бойцы ЧВК «Вагнер» начали прибывать в эту страну. Однако малийские власти, вышедшие из двух путчей августа 2020 г. и мая 2021 г. всегда опровергали как само их развертывание, так и подписание соответствующего соглашения с ЧВК. Они упоминали лишь присутствие в Мали инструкторов из России наравне с инструкторами из западных стран.

12 января глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан обвинил бойцов ЧВК «Вагнер» в том, что те поддерживают правящую в Мали хунту под предлогом борьбы с терроризмом. «То, что происходит в Мали, это забегание вперед правящей хунты, которая, вопреки своим обязательствам, хочет конфисковать власть на многие годы и лишить малийцев права демократического выбора», — утверждал он. «Когда речь идет о наемниках, то это – бывшие российские комбатанты, которые имеют российское оружие, которых перевозят российскими самолетами. Удивительно, что российские власти этого не знают, — сказал он. – Мы живем среди лжи». Ранее Париж безуспешно пытался убедить Бамако отказаться от услуг ЧВК «Вагнер».

29 января глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что бойцы ЧВК «Вагнер» «уже» начали разграбление Мали, но они не пытаются заменить Францию и европейские страны в зоне Сахеля.

16 января в Бамако в возрасте 76 лет скончался бывший президент Мали  Ибрагим Бубакар Кейта. Избранный в 2013 г., он был свергнут военными в 2020 г. Он воплотил в себе неспособность государства в стране, раздираемой путчами, атаками джихадистов и межобщинным насилием.

22 января минометному обстрелу подверглась база контингента «Бархан» в Гао. В ходе реорганизации этого контингента французы оставили свои базы в Тессалите, Кидале и Томбукту и сосредоточили свои силы в Гао и Менаке. Позднее было объявлено, что в результате обстрела погиб 1 солдат. Речь шла о 53-м французском военном, погибшим со времени развертывания французской операции в Сахеле в 2013г. и первом, погибшим в 2022 г. Еще 9 солдат получили ранения. После обстрела в воздух были немедленно подняты вертолеты с тем, чтобы перехватить нападавших. В результате их действий несколько боевиков были уничтожены.

23 января минометному обстрелу подверглась база контингента Миссии ООН в Мали (Minusma) в Менаке. Никто не пострадал.

27 января продолжилась словесная пикировка между Бамако и Парижем. В тот день представитель хунты, министр официальный представитель т.н. переходного правительства полковник Абдулайе Майга «посоветовал» помалкивать министру обороны Франции Флоранс Парли. Этот резкий выпад последовал в ответ на заявление последней, которая обвинила хунту в «провокациях». «Мы приглашаем мадам Парли к большей сдержанности и уважению элементарного принципа невмешательства во внутренние дела государства», — сказал полковник. Он вновь потребовал от Дании вывести из Мали развернутый там несколькими днями ее контингент в составе европейских сил спецназначения «Такуба» — в Бамако утверждают, что его разворачивание не было согласовано с ним. Это утверждение оспаривают Дания, Франция и европейские страны – участницы «Такубы».

Со своей стороны Дания 27 января осудила «грязную политическую игру» Мали. Тем не менее она объявила о выводе из этой страны 100 своих солдат, как того потребовал Бамако.

Также 27 января глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан осудил «безответственные меры» малийской хунты, которая потребовала вывода датских солдат из контингента «Такуба», сформированного в свое время по инициативе Парижа. Он пригрозил «последствиями» для Бамако. Уже 28 января он же заявил, что Франция и ее европейские партнеры не могут «оставаться как сейчас» в Мали, и что они должны «адаптировать» свои антиджихадистские силы в Сахеле к новым условиям.

Также 28 января глава МИД Мали А.Диоп заявил в Дакаре, что его страна, находящаяся в кризисных отношениях с Францией, «не исключает ничего» в этих отношениях, одновременно заметив, что требование вывода французских сил из страны «пока не стоит в повестке дня».

В целом, в трех из пяти стран группы «Г5 Сахель» в настоящее время у власти находятся военные. Вопрос только в одном. Изменится ли в связи с этим ситуация в регионе в плане безопасности?

52.16MB | MySQL:103 | 0,508sec