О влиянии политических событий на мировой нефтегазовый рынок

Согласно анализу британских сырьевых экспертов, через месяц после того, как началась российская операция на Украине, цены на нефть резко выросли, и западные страны активизировали призывы к Саудовской Аравии и Объединенным Арабским Эмиратам увеличить добычу нефти, чтобы помочь стабилизировать мировые энергетические рынки. До сих пор арабские лидеры игнорировали эти просьбы: наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман (MБС) и наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид (MБЗ) неоднократно отказывались даже говорить по телефону с президентом США Джо Байденом, чтобы обсудить ситуацию с ценой на нефть. Для наследных принцев здесь существует двоякая стратегия: политика Саудовской Аравии и ОАЭ в отношении действий США в регионе и шанс пополнить казну своих государств за счет нефтяных доходов. «Между Саудовской Аравией и ОАЭ существует общее чувство, что США подвели их и что они больше не привержены условиям соглашения Рузвельта и короля Абдель Азиза»,- считает эксперт по энергетическим рынкам Хашем Акель, имея в виду 80-летний альянс между Вашингтоном и Эр-Риядом. Давным-давно исчезли добрая воля и преданность Вашингтона и Эр-Рияда друг другу, которые начались в 1943 году на встрече принца Фейсала ибн Абдель Азиза Аль Сауда, приехавшего в Вашингтон на встречу с тогдашним президентом США Франклином Рузвельтом. За этим последовала встреча в Саудовской Аравии в 1945 году между королем Абдель Азизом и президентом США. Это историческое событие положило начало новой эре между двумя странами: США предоставили Саудовской Аравии и странам Персидского залива военную защиту, а также помогли им строить и развивать свои государства в обмен на доступ к нефти, учитывая тот факт, что  Эр-Рияд владеет 16%  мировых запасов. Однако десятилетия спустя этот альянс был серьезно нарушен, прежде всего, постоянной риторикой Вашингтона в отношении нарушения арабскими монархиями «прав человека» и  реанимацией СВПД с Ираном. Эти опасения аравийских монархий, разделяемые Израилем, еще больше возросли на прошлой неделе, когда США заявили, что рассматривают возможность исключения Корпуса стражей исламской революции (КСИР) ИРИ из списка террористических организаций. «В политике есть только интересы. США бездействовали, когда хоуситы атаковали нефтяные объекты Саудовской Аравии. Они не обеспечили защиту Эр-Рияда от этих атак. Позиция  Байдена, который продолжает игнорировать MБС, который является лидером Саудовской Аравии, лицом, принимающим решения, и будущим королем, также добавляет масла в огонь. Саудовская Аравия обладает экономической мощью, чтобы делать то, что она считает лучшим для себя», — считает Акель.

Однако среди стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), ОАЭ претерпели самые динамичные изменения в своих отношениях с США за последние несколько лет. При администрации президента Дональда Трампа Абу-Даби лидировал в заключении соглашений о нормализации отношений с Израилем при посредничестве США, нарушив исторический консенсус между арабскими странами. Затем Трамп протолкнул сделку по оружию, которая включала отправку самолетов F-35 в Абу-Даби. Однако при Байдене эта сделка была приостановлена на фоне напряженности в отношениях США с Китаем.    В декабре в Абу-Даби заявили, что приостановит переговоры по сделке с США, а в феврале объявил о намерении купить партию китайских L15 Falcon, поскольку ОАЭ стремились оперативно укрепить свою оборону после нападений хоуситов на свои порты. Кроме того, ОАЭ  более активно стремятся нормализовать отношения с президентом Сирии Башаром Асадом. Госдепартамент США заявил, что «глубоко разочарован» потеплением отношений. Даже посол ОАЭ в США Юсеф аль-Отайба признал, что отношения между двумя странами проходят «стресс-тест». Еще одним решающим фактором для того, чтобы Эр-Рияд и Абу-Даби не ответили на призывы Байдена, является Иран, считающийся главным соперником аравийских монархий, за исключением Катара, который делит с Исламской Республикой крупнейшее в мире газовое месторождение в Персидском заливе. Аналитики ожидают, что США и другие мировые державы, включая Китай, Францию, Германию, Россию и Великобританию, подпишут и возродят ядерную сделку 2015 года с Ираном.  Если соглашение будет восстановлено, США снимут некоторые экономические санкции с Ирана, и Тегеран сможет продавать свою сырую нефть на международном рынке, снижая зависимость от российской нефти. «Американцы и иранцы плывут в одной лодке, в которой при этом каждый держит «свое весло». Война между США и Ираном или Ираном и Израилем сейчас не вариант. Есть негативные чувства по отношению к Вашингтону, когда саудовцы и эмиратовцы видят, что он укрепляет Иран ядерной сделкой, поскольку интересы США срочно нуждаются в иранской нефти на рынке», —  считает  Акель. «В настоящий момент мы находимся в состоянии значительных острых трений с несколькими странами Персидского залива. Это во многом проистекает из тех жестких требований, которые западные страны выдвигают по всему миру, чтобы все участвовали в изоляции России — из-за Украины. А в некоторых странах Персидского залива это прошло не очень хорошо», — заявила Эллен Лайпсон, директор Программы международной безопасности Школы политики и управления Schar Университета Джорджа Мейсона, во время дискуссии, организованной Центром Вильсона на этой неделе. Одной из причин того, что страны Персидского залива работают над своей собственной внешнеполитической повесткой дня, по ее оценке,  является воспринимаемый Вашингтоном сдвиг внимания от региона. В ходе дискуссии на этой площадке, как и в предыдущие разы, эксперты часто отмечали, что США, скорее всего, останутся предпочтительным партнером региона, когда речь заходит о военных вопросах и вопросах безопасности. Однако многие страны обратили внимание на вывод войск США из региона — в Афганистане, Ираке и Сирии — и выразили обеспокоенность тем, что Вашингтон больше не желает оказывать поддержку на том же уровне, что и в течение последних нескольких десятилетий. В то время как Пентагон будет продолжать сохранять значительное присутствие в регионе, доклад Национального директора разведки об угрозах глобальной безопасности был сосредоточен в основном на России и Китае, с ограниченным акцентом на Ближнем Востоке. «Есть серьезные сомнения в снижении интереса  Соединенных Штатов к региону», — заявил Махджуб Цвейри, директор Центра исследований Персидского залива при Катарском университете, во время этих дискуссий. В результате «мы видим, что регион все больше берет на себя ответственность за свою собственную повестку дня в области безопасности. Страны Персидского залива, ОАЭ и даже Саудовская Аравия и Катар более восприимчивы к переосмыслению того, как они собираются управлять своими отношениями с Ираном — несмотря на все его опасности и неопределенность. Они не пассивные игроки, ожидающие, что Вашингтон решит эту проблему за них», — сказал Лайпсон, особо отметив, как Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар вели дела с Ираном.

Это политика, а есть еще и экономика. В то время как другие страны борются с резким ростом цен на энергоносители, растущие цены на нефть работают в интересах Саудовской Аравии и ОАЭ. Опытный трейдер сырьевых товаров Дуг Кинг заявил Bloomberg в среду, что нефть марки Brent, скорее всего, достигнет 150 долларов за баррель в этом году, поскольку после окончания пандемии коронавируса резко растет число поездок по миру, а поставки углеводородов сокращаются из-за санкций в отношении российской экономики. По состоянию на утро 24 марта цена на нефть за баррель составляет 122 доллара.  Тем не менее, если Саудовская Аравия и ОАЭ примут просьбы США увеличить добычу нефти, все равно потребуется два-три месяца, прежде чем можно будет увидеть какой-либо рост, поскольку нефтяные месторождения и оборудование нуждаются в техническом обслуживании, прежде чем они начнут работать,  полагают специалисты. Они мотивируют этот вывод тем обстоятельством, что  нефть более волатильна на энергетических рынках, так как фьючерсные контракты на нефть заключаются на три месяца, а фьючерсные контракты на газ — обычно на  пять лет, а иногда и больше, по причине чего цены на газ более стабильны. После западных санкций в отношении российских олигархов и государственных компаний после начала военной операции России на Украине 24 февраля лидеры США и Европы изучают все возможные варианты, чтобы избежать зависимости от российской нефти и газа. Главное внимание в этой связи обращено на Катар. Эмират  является крупным производителем сжиженного природного газа (СПГ), и за несколько дней до российской операции  он предупредил, что будет «почти невозможно» быстро заменить российский  газ. Доха экспортирует газ в Южную Корею, Китай, Индию, Японию и Пакистан. В отличие от нефтяных контрактов, срок действия которых истекает через три месяца, Катар заключил контракты на СПГ на 22 года с Китаем в 2018 году и на 20 лет с Южной Кореей в 2021 году. В 2021 году ЕС и Великобритания импортировали 70% своего СПГ из США (26%), Катара (24%) и России (20%), согласно данным Cedigaz, информационной группы по природному газу. Европейский союз долгое время возражал против долгосрочных контрактов с Катаром на СПГ, что затрудняло в прошлом и затрудняет сейчас  переключение поставок для быстрого удовлетворения спроса в других регионах. Половина импорта СПГ в ЕС производится по спотовым и краткосрочным контрактам, которые предпочитает ЕС. Как выясняется сейчас, это была принципиальной  ошибкой Брюсселя. В последние недели Доха вела переговоры с Германией о достижении долгосрочного энергетического партнерства, и, по данным экспертов, эта  сделка еще не завершена. В отличие от немцев, которые явно пытаются оптимистичными оценками переговоров поднять свой рейтинг внутри Германии, катарцы не подтверждают заключение такой сделки.  «Компании из обеих стран только возобновят и продвинут обсуждение долгосрочных поставок СПГ», — говорится в заявлении государственной нефтегазовой компании QatarEnergy. Цепочки поставок СПГ включают добычу, сжижение, транспортировку и регазификацию природного газа. Кроме того, Доха особо оговорила, что она  в течение многих лет стремилась поставлять СПГ в Германию, но дискуссии тогда так и не привели к конкретным соглашениям. Германия недавно объявила о планах строительства двух терминалов СПГ. Не имея в настоящее время таких терминалов, Германия не может получать прямые поставки СПГ из Катара. Но как полагают эксперты, Катар сейчас не в состоянии перенаправить поставки газа на Европу без нарушения  контрактов с другими сторонами.

Другой важный источник газа для ЕС – это Алжир и Египет. Первый после последних по времени шагов Мадрида по признанию суверенитета Марокко над Западной Сахарой может повести себя непредсказуемо. Алжир  имеет два трубопровода по дну моря в Италию, а второй — в Марокко, а затем в Испанию. Но в ноябре прошлого года Алжир закрыл свой второй трубопровод из-за политической напряженности с Рабатом. Алжир добывает газ, но в небольших количествах, которых недостаточно для поддержания баланса Европы. Марокко также открыло новые газовые месторождения, но требуется  время и инвестиции прежде чем экспорт из них  станет возможным. Египет питает  надежды увеличить экспорт газа в Европу. «Египетский экспорт СПГ обычно направляется на азиатские рынки, но за последние месяцы большинство грузов было доставлено на европейские рынки, учитывая необычно высокие цены и опасения по поводу поставок российского газа»,-сказала Мона Суккарие, консультант по политическим рискам и соучредитель Middle East Strategic Perspectives. В 2019 году Египет достиг самообеспеченности газом после нескольких лет работы чистым импортером. Его два завода по производству СПГ в Идку и Дамиетте на севере Египта имеют совокупную мощность по производству 12,2 млн тонн СПГ в год. По словам Суккарие, эти заводы «работают на полную мощность или близки к ней, поэтому нет особых возможностей для дальнейшего увеличения экспорта. Хотя это и важно, это относительно скромные объемы, которые не обязательно будут направляться в Европу». Она добавила, что «любое расширение экспортного потенциала Египта потребует дополнительных инвестиций и длительного периода времени». Еще одним энергетическим вариантом для ЕС является трубопровод, который доставит израильский газ в Европу через Турцию из Восточного Средиземноморья. Но этот вариант сопряжен с риском, и на это могут уйти годы. «Турецкий рынок является одним из наиболее логичных направлений для морских газовых ресурсов Восточной Европы. Но на пути газопровода Израиль-Турция стоят серьезные проблемы, в том числе геополитические, поскольку он должен пройти через исключительную экономическую зону Кипра, и эти проблемы должны быть решены», — сказал Суккарие. Все это приводит к тому, что США будут вынуждены обращаться к Эр-Рияду за помощью в решении газовых потребностей Европы и латать испорченные отношения. Акель полагает: «Я думаю, что американцы переосмыслят свою политику, особенно после того, как Саудовская Аравия обнаружила пять газовых месторождений в феврале. Саудовская Аравия богата нефтью, газом и полезными ископаемыми, и эта страна может многое предложить».

Каковы оценки самих американских аналитиков в отношении перспектив нефтяного рынка? По их оценке, спустя месяц после начала российской операции на Украине нефтяные рынки все еще сталкиваются со значительной волатильностью предложения и цен, которая демонстрирует мало признаков ослабления, что приведет к еще большим социальным волнениям и вынудит правительства расширить пакеты помощи домашним хозяйствам и компаниям. Европейский бенчмарк нефти марки Brent 23 марта преодолел отметку в 120 долларов за баррель, так как трейдеры по-прежнему обеспокоены нехваткой поставок, поскольку крупные нефтеперерабатывающие предприятия избегают российской нефти. 22 марта французская компания TotalEnergies объявила, что к концу 2022 года прекратит закупки российской сырой нефти и нефтепродуктов и больше не будет покупать российскую нефть на спотовом рынке. В тот же день Россия объявила, что штормовой ущерб на экспортном терминале сырой нефти на Черном море может занять до двух месяцев, чтобы устранить и транспортировать примерно 1 млн баррелей казахстанской нефти в день, поступающей через систему Каспийского трубопроводного консорциума. Высокая цена нефти фиксируется в преддверии заседания ОПЕК+ 31 марта, на котором она обсудит свою политику добычи нефти на май. Саудовская Аравия, де-факто лидер ОПЕК, дала мало признаков того, что готова агрессивно бороться с высокими ценами. В настоящее время ОПЕК+ планирует увеличить добычу нефти еще на 400 000 баррелей в сутки в мае. 20 марта Саудовская Аравия заявила, что не может нести ответственность за нехватку мировых поставок нефти после того, как поддерживаемые Ираном йеменские хоуситы атаковали несколько объектов Saudi Aramco в Саудовской Аравии. Заявление Саудовской Аравии стало посланием Соединенным Штатам о том, что они недовольны отсутствием поддержки администрацией Байдена королевства в борьбе с нападениями хоуситов.

В то время как Россия смогла найти некоторых покупателей на свою сырую нефть, ее добыча нефти может упасть на 2-3 млн баррелей в сутки в апреле по сравнению с довоенным уровнем, что будет продолжать поддерживать цены на нефть выше 100 долларов за баррель. Российская нефть с трудом находит покупателей в западных странах. Канада, Великобритания и Соединенные Штаты запретили российскую нефть на своих рынках. Несмотря на то, что Европейский союз не зашел так далеко, несколько энергетических компаний, эксплуатирующих нефтеперерабатывающие заводы в Европе, объявили, что не будут заключать никаких новых контрактов на поставку или покупать российскую нефть на спотовом рынке из-за юридических и репутационных рисков. В ближайшие месяцы долгосрочные контракты России с иностранными нефтеперерабатывающими заводами будут постепенно расторгнуты. В то время как некоторые незападные нефтеперерабатывающие предприятия, скорее всего, продолжат покупать российскую сырую нефть и нефтепродукты, они, скорее всего, будут делать это со значительной скидкой в размере 30 долларов за баррель, что подчеркивает борьбу России за поиск покупателей. Более того, несмотря на то, что западные санкции напрямую не влияют на торговлю нефтью, они усложняют процесс получения страхового покрытия и заключения контрактов на поставку танкеров. В своем ежемесячном отчете по рынку нефти от 16 марта Парижское международное энергетическое агентство прогнозировало, что добыча российской нефти в апреле сократится на 3 млн баррелей в сутки, снизившись до 8,6 млн баррелей в сутки. В клиентской записке от 16 марта Morgan Stanley повысил свой прогноз цен на нефть марки Brent в третьем квартале на 20 долларов за баррель до 120 долларов за баррель и добавил, что при «бычьем» сценарии цены могут составить в среднем 150 долларов за баррель в 2022 году. Крупнейшие японские нефтеперерабатывающие компании Eneos и Idemitsu Kosan объявили, что прекратят покупать российскую нефть. Китайские и индийские нефтеперерабатывающие заводы не делали подобных заявлений, и некоторые из них покупали больше объемов с начала боевых действий на спотовом рынке. В развитых странах высокие цены на нефть вызывают протесты и вынуждают правительства рассматривать возможность налогообложения любых неожиданных доходов энергетических компаний, а также снижения налогов, ограничения цен и другие меры. Протесты или забастовки из-за высоких цен на топливо произошли в марте, в частности, в Канаде, Франции, Испании, Германии и Соединенном Королевстве. Забастовка дальнобойщиков в Испании, которая была особенно разрушительной, усугубила высокие цены на продовольствие и продолжается даже после того, как 21 марта Мадрид принял пакет помощи в размере 551,35 млн долларов. Другие страны рассматривают аналогичные пакеты, такие как итальянский пакет помощи в размере 4,9 млрд долларов, который включает в себя снижение цен на топливо на 25 евро за литр, выплачиваемое на заправке. Страны Южной Европы также настаивают на введении в масштабах ЕС предельных цен на природный газ и электроэнергию, хотя страны Северной Европы по-прежнему скептически относятся к этому плану. Для развитых стран энергетический кризис продолжает подрывать восстановление экономики, но – по крайней мере пока – не привел к физическому дефициту энергоносителей, хотя трейдеры обеспокоены тем, что дефицит дизельного топлива может возникнуть, если российский экспорт дизельного топлива продолжит нарушаться. Если это произойдет, то вероятны более масштабные протесты, разрушающие ключевые европейские отрасли промышленности, цепочки поставок и транспортные системы.

Высокие цены на энергоносители в сочетании с ростом цен на продовольствие и другими бюджетными ограничениями означают, что последствия российского нефтяного шока повлияют на развивающиеся и развивающиеся экономики сильнее, чем на развитые страны. Для многих развивающихся стран и стран с формирующимся рынком высокие цены на нефть являются лишь одной из нескольких финансовых проблем. До войны на долю России и Украины приходилось более 30% мирового экспортного рынка пшеницы, а это значит, что вызванные войной перебои негативно скажутся на импортерах зерна по всему миру. Кроме того, другие страны, такие как Турция, имеют большой объем долга, деноминированного в долларах США, что делает их уязвимыми к решению ФРС от 16 марта начать повышать процентные ставки, что, в свою очередь, укрепит доллар по отношению к другим валютам. Это приведет к увеличению расходов других стран на обслуживание долга и заимствований по долларовому долгу. Правительства будут находиться под давлением, чтобы смягчить растущие цены на продовольствие и топливо с помощью программ денежных трансфертов, снижения налогов и контроля за ценами, но для некоторых это будет происходить за счет программ бюджетной устойчивости, которые потребуют от некоторых правительств искать спасения МВФ и реструктуризации долга в будущем. Страны, подверженные наибольшему риску, уже сталкиваются с другими политическими или финансовыми проблемами. Марокко, Пакистан  в этой связи  являются ключевыми примерами того, как высокие цены на нефть после началабоевыхдействий  на Украине могут спровоцировать более широкий кризис. Марокко может снова впасть в рецессию в этом году, поскольку оно борется с ростом цен на энергоносители и самой сильной засухой за последние 40 лет. Последнее вынуждает правительство рационировать воду в некоторых регионах и, как ожидается, сократит ежегодное производство сельскохозяйственной продукции Марокко на три четверти в этом году; а в этом секторе занято примерно 30% населения. Это ставит Марокко в опасное положение, когда оно может стать свидетелем различных экономически мотивированных протестов по мере продолжения засухи. Восстание, подобное арабской весне, маловероятно из-за возросшей готовности правительства расправиться с протестующими, но массовые демонстрации кажутся вероятными.

Пакистан сильно зависит от импорта природного газа, цены на который оказались еще более высокими, чем цены на нефть. Оно также изо всех сил пытается ослабить бремя субсидий и контроль цен на топливо и электроэнергию из-за внутреннего политического и социального давления. 28 февраля премьер-министр Имран Хан объявил, что правительство заморозит цены на бензин и электроэнергию до утверждения следующего бюджета правительства в июне. МВФ, который рассматривает свой пакет финансовой помощи Пакистану в размере 6 млрд долларов, уже запросил пакистанское правительство о том, как оно планирует оплачивать предполагаемые расходы на поддержание субсидий в размере 1,5 млрд долларов. Для Пакистана отмена этого решения может привести к свержению Имрана Хана путем вынесения  вотума недоверия и массовых протестов. Но, пожалуй, самое разрушительное заключается в том, что рост мировых цен, а также замораживание внутренних цен могут привести к неплатежеспособности импортеров природного газа и нефти и вызвать физический дефицит в стране.

52.61MB | MySQL:103 | 0,547sec