О факторах, влияющих на позицию Иордании по военной операции России на Украине

Военная операция  России на Украине поставила правительства государств Ближнего Востока и  Северной Африки в сложное положение в рамках балансирования между давлением США и сохранением отношений с Россией, на которую многие страны региона  в значительной степени полагаются в отношении поставок пшеницы и оружия. Общая позиция по этому вопросу была в принципе сформулирована через  три дня после начала военной операции, когда Лига арабских государств, в которую входят 22 арабских государства, опубликовала заявление, в котором не осудила действия России и предложила небольшую поддержку Украине. Для Иордании — нейтралитет долгое время был основой ее внешней политики. Королевство присоединилось к большинству арабских стран в осуждении действий России через резолюцию ООН, но, как и региональные партнеры Аммана, придерживалось нейтральных формулировок, исключая даже упоминание России в своем заявлении. Осуждение Иорданией России «не было сильным». «Как и другие страны региона, Иордания вынуждена пытаться сбалансировать свои отношения», — считает Мерисса Хурма, директор ближневосточной программы Центра Вильсона и бывший директор информационного бюро посольства ИХК в Вашингтоне. Иордания, как и большинство ее арабских соседей, до сих пор была осторожна, чтобы не выбирать чью-то сторону, вместо этого призывая «уважать международные положения и устав ООН». В недавно опубликованном Россией списке «недружественных» стран ближневосточные государства не были упомянуты. «Среди некоторых других арабских стран мы чувствуем себя в ловушке этого конфликта. Мы не можем уйти далеко от Соединенных Штатов, нашего сильнейшего и стратегического союзника, но в то же время мы не можем рисковать нашими отношениями с Россией», — полагает Ораиб аль-Рантауи, директор Амманского центра политических исследований «Аль-Кудс».  «Но сейчас американцы могут и не понять такую взвешенную позицию», — сказал он. «США очень внимательно смотрят на то, какие правительства занимают четкую позицию, а какие нет. Это момент «с нами или против нас» — считает Джеральд Фейерштейн, старший вице-президент Вашингтонского Института Ближнего Востока и бывший посол США в Йемене. Иордания является одним из крупнейших получателей иностранной помощи от США, и позиция Аммана по конфликту на Украине кажется ясной. «Это непростой вопрос для такой страны, как Иордания. Я думаю, что Иордания не может ничего сделать, кроме как следовать американскому видению», — полагает иорданский политолог Амер Сабаиле.  В то время как официальная позиция Иордании по военной операции России на Украине, возможно, должна походить на позицию США, иорданское общественное мнение не рисует президента РФ В.Путина с таким же антагонизмом, как на Западе. «Вы чувствуете, что есть общая симпатия к поддержке России», — сказал аль-Рантауи. В опросе общественного мнения в октябре 80% иорданских респондентов заявили, что предпочли бы оставаться нейтральными, если бы между США и Россией возник конфликт. Около 65%  респондентов заявили, что хотят, чтобы Россия играла «гораздо большую роль» или «в некоторой степени большую роль» в регионе. Когда их попросили назвать страну, «наиболее виноватую в нестабильности и насилии в регионе», то США заняли второе место после Израиля и перед Ираном. Только 1% респондентов назвал Россию источником нестабильности на Ближнем Востоке. В Иордании особенно негативно относятся к тому, как США справляются с тем, что опрос назвал «арабо-израильским конфликтом». Подавляющее большинство респондентов, 83%, заявили, что они «очень недовольны» ролью Вашингтона. «Поскольку мировой порядок перетасовывается, страны Ближнего Востока, возможно, больше не захотят класть все яйца в американскую корзину», — считает Эдмунд Ратка, аналитик Фонда Конрада Аденауэра в Аммане. А такие результаты заставляют короля Абдаллу II учитывать «внутренний фактор» в формулировании своей позиции по вопросу кризиса на Украине. Тем более, что местные выборы в Иордании в конце марта были омрачены низкой явкой: большинство иорданцев воздержались от голосования за представителей в местных советах и советах губернаторов, что является симптомом широко распространенного разочарования политической системой страны. Голосование, в которое также входят представители городского совета Аммана, определяет, кто контролирует местные бюджеты, проекты и инфраструктурные услуги. По данным Независимой избирательной комиссии страны, около 4,6 млн иорданцев имели право голосовать, но только 1,3 млн отправились на местные избирательные участки. По данным комиссии, общая явка составила 29,8%, что на 2% меньше, чем на муниципальных выборах 2017 года, хотя фактическое число избирателей было самым высоким за всю историю страны. Парламентская политика сильно критикуется в Хашимитском королевстве. Выборы приводят к слабым парламентам, и премьер-министр всегда выбирается королем, а не депутатами или избирателями. Согласно недавнему исследованию, только 37% иорданцев доверяют нынешнему парламенту. Недавний опрос, проведенный некоммерческой организацией Rased, которая следит за политическими и парламентскими тенденциями в Иордании, показал, что 71% опрошенных молодых людей не планировали голосовать. Король Абдалла II  также недавно расширил свои полномочия с помощью серии конституционных реформ, которые вызвали уличные протесты, которые становятся все более частыми в королевстве по мере роста безработицы и стоимости жизни.  Но в этом разочаровании есть очень важная местная составляющая – ее надо оценивать прежде всего с точки зрения лояльности племенных групп к королю. Местные выборы могут вызвать в таком случае интенсивную конкуренцию между кланами в одном муниципалитете, поскольку они определяют, какое племя контролирует область.  Кланы — больше, чем партии — конкурируют за места на выборах, заключая сделки и союзы. Таким образом, хотя явка была выше среди племенных общин Иордании в таких местах, как Маан, Мафрак, Аджлун и Джераш, она была ниже там, где эти группы менее распространены. В крупных городах, таких как Амман и Зарка, больше иорданцев палестинского происхождения. А Зарка – это еще и столица местных чеченцев и черкесов. При этом жителям 13 лагерей палестинских беженцев в Иордании не разрешается голосовать на выборах в местные советы, потому что советы беженцев подпадают под юрисдикцию Департамента по делам палестинцев. Согласно исследованию Rased, только 74 из 4646 кандидатов на выборах во вторник принадлежали к политическим партиям. В общей сложности 19 кандидатов, связанных с партией, были избраны в восьми мухафазах, в то время как только 24 получили членство в городских советах в 17 советах по всей стране. Отчасти это связано с доминированием племен, но правительство годами ограничивало партийную деятельность, и граждане боятся принадлежать к определенным политическим группам или голосовать за них. Кандидаты часто могут проводить более эффективные кампании по спискам кланов. «Местные племена- это те, кто решает, кто победит», — считает Ахмад Шунак, генеральный секретарь центристской Национальной конституционной партии, ни один из кандидатов которой не выиграл выборы. Помимо этого, важно отметить, что одной из партий, не участвующих в выборах, был Исламский фронт действий (ИФД), политическое крыло «Братьев-мусульман» в Иордании, которое заявило, что результаты были определены еще до начала голосования. Он объявил бойкот выборов в январе. Нет  достоверных данных о том, насколько сильно поддерживают ИФД в Иордании, но их кандидаты часто получают тысячи голосов; даже часть избтрателей голосуют за него по религиозным причинам. При этом наибольшее влияние ИФД имеет  в больших городах, таких как Амман, Зарка и Ирбид, но не в зонах племен. Все это свидетельствует о том, что король находится под «перекрестным огнем» как части племен, так и исламистов.

В этой связи аналитики отмечают несколько моментов, которые диктуют Амману именно такую осторожную линию поведения.

  1. Это процесс ближневосточного урегулирования, в котором Амман старается играть одну из ведущих ролей, а следовательно  учитывать позицию Москвы по этому досье. «У нас есть интересы с Россией, когда дело доходит до мирного процесса. Во время администрации президента США Дональда Трампа Иордания имела лучшее понимание с Россией по поводу израильской оккупации палестинской территории», — отметил аль-Рантауи. Иордания является хранителем мусульманских святых мест Иерусалима с 1920-х годов. Комплекс, расположенный на усаженном деревьями плато в Старом городе, также почитается евреями, которые называют его Храмовой горой. Собственно по этой причине король Абдалла II совершил 28 марта свою первую поездку на Западный берег реки Иордан с 2017 года, перед годовщиной прошлогодней напряженности в Иерусалиме, которая позже вызвала 11-дневное наступление Израиля на сектор Газа, а затем говорил на эту тему в иорданской столице уже с израильским президентом. Напряженность вспыхнула в прошлом году, когда Израиль попытался выселить палестинские семьи из района Шейх-Джаррах в Восточном Иерусалиме. Это вызвало массовые протесты по всему Западному берегу и арабской общине внутри Израиля, спровоцировав крупномасштабную военную операцию Израиля в секторе Газа. По данным Axios, официальные лица США работают над поддержанием спокойствия в Иерусалиме в преддверии годовщины конфликта в мае 2021 года, когда в Газе было убито около 250 палестинцев и 13 человек в Израиле. Тем не менее, десятки израильских поселенцев в сопровождении израильской полиции штурмовали комплекс мечети Аль-Акса на прошлой неделе, чтобы отметить еврейский праздник Пурим. Израильские ультраправые активисты неоднократно настаивали на увеличении еврейского присутствия на Храмовой горе, а некоторые выступали за уничтожение мечети Аль-Акса, чтобы освободить место для Третьего храма. Это в свою очередь привело к волне палестинского террора, что стало самым крупным его проявлением за два года. И в данном случае отметим, что такая посредническая роль Аммана объективно лимитирует масштаб давления Вашингтона на него в рамках четкого определения свой позиции по вопросу кризиса на Украине: Вашингтону точно не нужна сейчас эскалация насилия ни  на Западном берегу, ни в самой Иордании.
  2. Осенью король Абдалла II, казалось, уверенно был на пути к нормализации отношений с президентом Сирии Башаром Асадом. В течение нескольких месяцев после встречи короля с президентом США Джо Байденом в июле он также посетил Москву, затем вновь открыл иордано-сирийскую границу и снял десятилетнее эмбарго на прямые контакты лично  с  Асадом. «Мы не получили зеленый свет от США, чтобы двигаться вперед в наших отношениях с Сирией. Но мы не столкнулись с красной карточкой. Это была желтая карточка — 2иди, но будь осторожен». Но открытие отношений с Сирией не может состоятся без русских», — считает аль-Рантауи.  Иордания стала свидетелем «резкого увеличения» попыток незаконного оборота наркотиков на границе и опасается растущего иранского присутствия на юге Сирии — обе угрозы требуют сотрудничества королевства в области безопасности с Россией,которая сыграла ключевую роль в соглашениях о деэскалации на юге страны, оставив Москву стратегическим партнером Иордании в обеспечении безопасности ее границ. Ссылаясь на энергетическую сделку при посредничестве США, в которой Иордания будет передавать электроэнергию через Сирию в Ливан, аль-Рантауи полагает: «Без того, чтобы русские способствовали этому процессу — прокладывали путь в Дераа [Южная Сирия], чтобы обеспечить безопасную среду для передачи энергии — мы не можем реализовать этот проект». В декабре иордано-сирийская свободная зона была вновь открыта. Торговля между Иорданией и Сирией когда-то превышала 600 млн долларов в год, после более чем семи лет закрытия границы снизилась до менее чем 40 млн долларов. Амман таким образом объективно является главными воротами для восстановления Сирии, но несмотря на просьбы Иордании об отмене санкций  по «Закону Цезаря», США остаются непоколебимыми в своей позиции. «Поскольку сирийцы все глубже погружаются в российскую политику и ее агрессию, я думаю, что мы [США] увидим любой шаг, нормализующий отношения с Сирией, более проблематичным, чем это было раньше», — полагает Фейерштейн. «Если ситуация ухудшится и произойдет серьезная эскалация, Иордании придется ответить своим союзникам», — отмечает Сабаиле. Он также считает, что существует риск негатичном влиянии конфликта в Украине на Сирию  и,  даже  на Иорданию: «Я больше не вижу табу или красной линии для России беспокоить американцев в их стратегических местах, как в Иордании. Американцы делают именно это, беспокоя Россию в ее стратегических местах. Чем больше давления вы оказываете, тем выше вероятность того, что они попытаются эскалировать в другом месте, чтобы подтолкнуть своего рода баланс».

Поскольку Россия ослабляется санкциями международного сообщества, Иран может усилить свое влияние в Сирии. Растущая иранская угроза на границах Иордании представляет собой еще одну мотивацию для королевства поддерживать свои отношения с Россией. «Даже на пике сирийского кризиса у нас могло бы быть какое-то понимание с Россией в интересах безопасности Иордании», — заявил Сабаиле, отметив, что Амман надеется сохранить отношения для поддержания стабильности в условиях глобального кризиса. «Нелегко просто поднять санкционную карту и оказывать все большее и большее давление, не задумываясь о последствиях. [США] действительно должны глубоко задуматься о последствиях не только для ваших собственных врагов, но и для ваших друзей и союзников. Это может обернуться катастрофой для всего региона», — считает Рантауи.

52.64MB | MySQL:103 | 0,514sec