Иранский аналитик о саммите в израильском Негеве

Прошедшую на прошлой неделе в поселке Сдэ-Бокер в пустыне Негев на юге Израиля встречу министров иностранных дел четырех арабских стран  — Марокко, Египта, ОАЭ и Бахрейна — вместе со своими израильскими и американскими коллегами, СМИ охарактеризовали как беспрецедентное историческое событие. Ее участники подтвердили необходимость расширения диалога между Израилем и арабскими странами как историческую необходимость. Весьма знаменательно, что на этой встрече глава МИД ОАЭ шейх Абдалла бен Заид Аль Нахайян,заявил, что его страна должна была заключить мир с Израилем «не менее двенадцати лет назад» и установить дружеские отношения. А коллега из Марокко Насер Бурита отметил, что его страна всегда стремилась к дружеским отношениям с Израилем, а на протяжении последних десятилетий евреи в Марокко стабильно сосуществовали со своими местными соседями. Министр иностранных дел Египта Самех Шукри в своей речи выразил общую обеспокоенность по поводу ядерной программы иранского режима, ставящую под вопрос стабильность на региональном уровне. Госсекретарь США Э.Блинкен посчитал своей задачей  развеять опасения коллег по поводу взаимодействия, которое администрация президента Байдена намерена вести с иранским режимом, поставив своей целью скорейшее подписание соглашения с Ираном.

Встреча в поселке, где провел часть своей жизни первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион, разработавший  концепцию внешней политики еврейского государства. Он хорошо понимал, что с возникновением Израиля придется еще долго ждать, пока удастся установить связи как с соседними, так и более отдаленными  арабскими странами. Сегодня это реальность, которая постепенно наполняется новым содержанием. И это хорошо понимают уже и в Иране, который является главным оппонентом процесса нормализации израильской политики на арабском тренде Проживающий уже много лет на Западе иранский аналитик и журналист-международник Амир Тахери считает, что  прошедшая в Негеве встреча шести министров иностранных дел, в том числе – четырех из арабских стран, была, несомненно, важна, как минимум, по нескольким аспектам.

Во-первых, сказал он в интервью телеканалу Iran International, совершенно ясно, что встреча показала политическое созревание ряда стран Арабского Востока, которые близки к пониманию того, что они живут в таком мире, где складываются правила и установки, которые оппоненты типа Ирана не в силах и не в состоянии определять. Становится ясно, что им надо жить в условиях взаимопонимания, которое, по сути, полезно для, арабов.  Позиция, которую когда-то выбрали арабы в противостоянии с Израилем, тянет их назад, способствует не прогрессу, а регрессу. Диктаторы, стоящие у власти в странах., проводящих жесткую конфронтацию по отношению к Израилю, объединяют народ на основе ненависти и антисемитизма.

Второй аспект, касающийся этой встречи, состоит в том, что антиизраилизм, до недавнего времени бывший основой политической линии многих арабских стран, сужал  их политические горизонты, не давал им возможности взаимопонимания и нормальных отношений со многими странами.

И, наконец, третий аспект, заставляющий задуматься, когда рассуждаешь о саммите в израильской пустыне Негев, где наряду с США и Израилем, присутствовали и участвовали в злободневных дискуссиях, главы дипломатических ведомств Египта, Марокко, ОАЭ и Бахрейна, состоит в том, что их привело к участию в этом саммите осознание настоящего страха от того, что происходит сейчас в Иране, от той атмосферы, которую Тегеран нагнетает на ближневосточном геополитическом пространстве, от буквально расплескиваемой им ненависти. Но и им самим нужно избавляться от традиционного антиизраилизма. Это застарелая для арабского мира болезнь, лечить которую нужно основательно и последовательно.

Начинать нужно со школьного образования, считает иранский аналитик-ближневосточник Амир Тахери, где детей пичкают ненавистью к еврейству и Израилю. Такая тематика широко представлена в литературе, ею наполнены программы ТВ и радио, кинофильмы. Этой отравой в течение десятилетий забивались головы большинства населения арабских стран. Целые поколения в арабских странах пропитаны антиеврейской и антиизраильской пропагандой, и нужно постепенно от этого освобождаться, делая это радикально, то есть – подсекая корни, начиная по-новому образование, продолжая этот дискурс на всех этапах. Сегодня можно констатировать реальное продвижение на этом направлении. Вот, например, школьные учебники в Саудовской Аравии, по официальным утверждениям, прошли полную редакцию, освобождаясь от антиеврейского и антиизраильского нарратива, свойственного им в течение десятилетий. Понятно, что это только начало, этим процессом нужно охватить весь арабский мир, ибо подобное должно происходить не только из-за процесса нормализации отношений арабских стран с Израилем, но для правильного понимания их населением сущности мирового развития, конструктивного участия в региональной политике. Израиль – реальная страна в центре региона, со своими достижениями, 10-милионным населением, и не надо думать о том, откуда они приехали, и насколько они свои или чужие на Ближнем Востоке. Эта страна создана с одобрения ООН, она полноправный член мирового сообщества, она вносит свой вклад в развитие мирового прогресса, и с ней необходимо считаться. Это все больше понимают в арабских странах, причем не только в тех, которые нормализовали связи с Израилем.

Этому, утверждает Амир Тахери, максимально противодействует Иран. До победы в нем Исламской революции и стабилизации исламского режима он был стабильным участником мировых интеграционных процессов. Все страны Европы, да и других континентов вели с ним оживленную торговлю. СССР, США, Китай почитали за честь быть его партнерами.  Все главы государств во время посещения Ближнего Востока непременно наведывались в Тегеран. У Ирана не было долгов, он с легкостью сводил годовой бюджет, да и был готов к различным форс-мажорным финансовым неожиданностям, обладая вторым в регионе запасом валюты и золота. Что сделали с этим иранские исламисты? Посмотрите на темпы инфляции, на цифры безработицы, на стремительную пауперизацию населения.  А сколько горя принесла стране восьмилетняя война с Ираком, развязанная из-за необходимости реализации политики экспорта исламской революции. «Я часто задумываюсь над тем, — говорит иранский аналитик, — что нынешнее иранское руководство потеряло ощущение беспокойства. Иначе бы оно старалось в какие-то периоды своей сегодняшней  истории действовать более обдуманно, взвешенно, осмотрительно. Иногда исламский режим представляется мне машиной без тормозов, работающая по принципу – будь что будет, куда-нибудь выедем. Разумеется, о народе в такой ситуации не думают вовсе».

«Встает вопрос, — резюмирует свой анализ международной встречи в израильском Сдэ-Бокере Амир Тахери, — чем руководствовалась каждая из стран – участников этой встречи, отправляясь в сердце израильской пустыни Негев. США преследуют вполне определенную цель – добиться мира на Ближнем Востоке, насколько это возможно в нынешней обстановке. Они целиком поддерживают своих стратегических партнеров – умеренные суннитские режимы, нормализующие свои отношения с Израилем. США представляются им гарантом помощи при возможных иранских провокациях или бряцаниях силой. Для Израиля важно укрепить те достижения, к которым он пришел, налаживая отношения с арабскими соседями. С самого первого дня провозглашения еврейского государства в сердце арабского мира именно это было его самым сильным и осознанным стремлением. И вот оно стало реальностью, которую надо укреплять и лелеять. Встреча в Сдэ-Бокере доказала, что к этому тянется не только Израиль, но и все, кто находят в этом  несомненную пользу как для себя, так и всего региона. Противодействуя этому процессу, Иран последовательно загоняет себя в еще большую изоляцию».

52.24MB | MySQL:103 | 0,796sec