О причинах задержки с подписанием соглашения о восстановлении сделки по иранской ядерной программе

Иран вернется в Вену только для завершения соглашения о возрождении знаковой ядерной сделки 2015 года, причем последние шаги зависят от Вашингтона, заявил 4 апреля представитель Министерства иностранных дел. «Мы не поедем в Вену для новых переговоров, но только для завершения ядерного соглашения», — заявил журналистам в Тегеране официальный представитель МИД Саид Хатибзаде. После нескольких недель сигналов от иранских и западных официальных лиц о том, что заключение сделки неизбежно, Хатибзаде дал понять, что все еще есть некоторые последние пункты разноглавий. «На данный момент у нас еще нет окончательного ответа от Вашингтона. Если Вашингтон ответит на нерешенные вопросы, мы можем отправиться в Вену как можно скорее», — сказал он. В 2019 году тогдашний президент США Дональд Трамп назвал КСИР террористической организацией, что стало первым разом, когда Вашингтон официально использовал это определение в отношении  иностранного государственного учреждения. Официальные лица США оценили, что временные рамки, в течение которых Иран мог производить достаточно топлива для ядерной бомбы — «время прорыва» — значительно сократились с 2018 года по сравнению с годичными рамками, которые лежали в основе первоначального соглашения. Администрация Дж.Байдена предупредила, что ядерные достижения Ирана оставляют все меньше времениболее узкое окно времени для возобновления соглашения, тем более что Тегеран продолжил свои ядерные разработки во время переговоров. Иран отверг введение любого крайнего срока для переговоров. На прошлой неделе Министерство финансов США объявило о мерах, направленных против нескольких организаций, которых оно обвинило в причастности к закупкам поставок для иранской программы баллистических ракет. Днем позже Хатибзаде заявил, что введение Вашингтоном новых санкций показало его «недоброжелательность» к Исламской Республике. 4 апреля  Хатибзаде выступил с дальнейшей критикой в адрес США. «Сегодня, на заключительном этапе, Соединенные Штаты стремятся лишить Иран экономических выгод от соглашения», — сказал он. Однако 3 апреля министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиан заявил, что соглашение «близко» во время телефонного разговора с генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем. «Мы передали наши предложения по оставшимся вопросам американской стороне через старшего переговорщика ЕС, и теперь мяч на американской стороне», — добавил он. Таким образом необходимо констатировать, что пока налицо отсутствие консенсуса между сторонами по самому основному вопросу, если мы имеем в виду нынешний расклад сил внутри Ирана. Если точнее, то объявление Корпуса стражей исламской революции (КСИР) — подразделения иранских вооруженных сил — иностранной террористической организацией Соединенными Штатами рассматривается как один из последних основных камней преткновения в восстановлении соглашения. Тегеран заявил, что удаление КСИР из черного списка является «красной линией». Выступая на форуме в Дохе на прошлой неделе, спецпредставитель США по Ирану Роберт Мэлли заявил, что Вашингтон сохранит санкции в отношении КСИР, даже если он в конечном итоге будет исключен из списка. Это безусловно  Тегеран не устраивает. В течение последней недели марта Энрике Мора, глава делегации ЕС, посетил Тегеран и Вашингтон, чтобы встретиться с иранскими и американскими ядерными переговорщиками в попытке преодолеть эти разногласия, но безуспешно. С учетом того, что 1 апреля начался рамадан, то справедливо предположить, что эта пауза в переговорах продлится, как минимум, до начала мая.

В этой связи приведем мнение Сейеда Хосейна Мусавиана — специалиста по безопасности и ядерной политике на Ближнем Востоке в Принстонском университете и бывшего главы Комитета по международным отношениям и национальной безопасности парламента Ирана. По его оценке, было две причины сделать паузу: настойчивое требование Ирана, чтобы США исключили КСИР из своего списка иностранных террористических организаций, обозначение, применяемое в эпоху Трампа; и требование России, чтобы западные санкции, введенные против Москвы из-за войны на Украине, не повлияли на ее торговлю с Тегераном. Россия, как сообщается, была удовлетворена последним требованием после того, как была достигнута договоренность о том, что российско-иранскому сотрудничеству в рамках ядерного соглашения не будут препятствовать санкции США и Европы в отношении Москвы. Таким образом, оставшимся препятствием является снятие обозначения иностранной террористической организации (FTO) для КСИР. Союзники США в регионе — в частности, Израиль и Саудовская Аравия — выступили против удаления обозначения FTO для КСИР, утверждая, что это может увеличить региональные угрозы со стороны Ирана, а республиканцы в Конгрессе США также против такого шага. Но для иранского правительства этот вопрос — «красная линия». Здесь есть два соображения. Без участия КСИР не может быть соглашения с Ираном по региональным кризисам. Это аргумент для администрации Байдена, чтобы исключить КСИР из списка с целью  облегчить двусторонний диалог по региональным вопросам. Генерал Кеннет Маккензи, уходящий глава Центрального командования США и антииранский ястреб, который отвечал за реализацию приказа Трампа убить командующего спецподразделением «Аль-Кудс» генерала Касема Сулеймани в январе 2020 года, недавно заявил газете Washington Post, что «нам нужно найти компромисс с Ираном в будущем». Более того, представитель Госдепартамента Нед Прайс недавно отметил, что после выхода бывшего президента США Дональда Трампа из ядерной сделки в 2018 году «число нападений групп, поддерживаемых Ираном, выросло на 400 процентов» в период с 2019 по 2020 год. «Это было после выхода из [ядерной сделки], назначения FTO и убийства генерала Сулеймани», — сказал он журналистам. Но в случае исключения КСИР из FTO  администрация Байдена однозначно окажется под очень серьезном внутреннем политическим давлением.

КСИР стремится выйти из-под санкций в силу того что планирует очень серьезно заниматься в первую очередь экономическими вопросами, и в этой связи санкции против него  оцениваются как война, ни меньше и не больше.    Одним из вариантов обхода этой ситуации является в то, чтобы администрация Байдена извинилась перед иранским правительством за незаконное убийство Сулеймани, а Вашингтон и Тегеран обязались бы письменно придерживаться принципа невмешательства и неприменения силы в соответствии с Уставом ООН.  США и их региональным союзникам нужно, чтобы Иран взял на себя обязательство сотрудничать по деэскалации в регионе. Иран уже молчаливо согласился на такую деэскалацию, но он категорически отказался увязывать это обязательство с ядерной сделкой, из-за опасения того, что антииранская кампания в Вашингтоне и регионе затем обвинит Тегеран в любом новом инциденте и заставит США снова отказаться от соглашения. Министр иностранных дел Катара на этой неделе подтвердил важность достижения ядерной сделки с Ираном, сославшись на необходимость соглашения о всеобъемлющей безопасности в регионе. Движение  вперед состоит в том, чтобы возродить ядерную сделку и начать серьезный диалог по региональной архитектуре безопасности, которая способствует безопасности для всех на основе общих норм и принципов, таких как суверенное равенство государств; воздержание от угрозы силой или ее применения; обеспечение мирного урегулирования конфликтов, нерушимости границ и безопасности. невмешательство во внутренние дела других государств. Резолюция 598 Совета Безопасности ООН обеспечивает работоспособную основу для решения нерешенных вопросов между Ираном и его соседями по Персидскому заливу, в частности Саудовской Аравией. Соглашение о коллективной безопасности поможет в борьбе с терроризмом, сектантством, организованной преступностью и наркотрафиком, среди других взаимных проблем. Первым шагом было бы немедленно прекратить враждебную риторику и пропаганду, а затем создать региональный диалоговый форум для обсуждения вопросов безопасности. Переговоры между Ираном и соседними государствами могут быть успешными, если их политические цели совместимы, и они избегают расчетов с нулевой суммой. Всеобъемлющая система безопасности и сотрудничества также потребует мер укрепления доверия, таких как обмены визитов военных делегаций, предварительное уведомление о военных учениях, прозрачность закупок вооружений, сокращение военных расходов, пакты о ненападении, совместные целевые группы по управлению кризисами и ликвидация оружия массового уничтожения. Приверженность этим принципам могла бы решить проблемы всех заинтересованных сторон, включая США, Иран и Саудовскую Аравию. От себя отметим, что мы очень сомневаемся, что Вашингтон будет извиняться за Сулеймани. Тем более. что решение о его ликвидации было правильным чисто технически и организационно сильно нарушило координацию внутри КСИР и снизило его активность. Что касается договоров, то иранцы уже один раз обожглись на этом и вряд ли будут очень сильно верить в подписанные американцами документы. В любом случае все основные события на этом треке отодвигаются на май сего года.

52.29MB | MySQL:103 | 0,476sec