О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 36

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Заменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, оперативной, реакции в Турции на российскую специальную операцию (хотя, с учетом просачивающегося в СМИ хода переговоров между российской и украинской делегациями, возможно, придется обратно менять слово «Украина» на слово «Донбасс» — И.С.).

Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир, продолжаем разбираться с турецкой реакцией на происходящие события.

Часть 35 нашего цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=85163.

Напомним, что в прошлой части нашей серии статей мы остановились на проблеме транзита власти в Турции. Тот, пожалуй все же, неудачный для турецкого руководства факт, что до ближайших президентских и парламентских выборов в стране остается чуть больше года, создал бы, в любом случае, проблемы. Даже безотносительно к тому, что первым лицом в Турции является не слишком жалуемый на Западе президент Р.Т.Эрдоган.

Когда наступает очередной выборный период, власть замыкается на себя и решает главную для себя проблему «воспроизводства». Соответственно, пассивно себя ведут и внешние наблюдатели, которые понимают, что в этот момент ничего ожидать, по большому счету, не приходится и терпеливо дожидаются исхода.

В случае турецкого руководства, ситуация осложняется тем, что Запад уже выписал «черную метку» президенту Эрдогану, которого не любит и, что даже важнее, чьего ухода ждет по итогам выборов 2023 года.

Запад свою ставку на оппозицию на президентских и парламентских выборах 2023 года в Турции сделал и тому – множество свидетельств. Одно из самых ярких – это тот скандал в турецких СМИ, что ведущие оппозиционные партии Турции поддерживают плотные контакты с западными посольствами (США, Великобритания и Германия) и даже направляют на ознакомление и редактирование свои программные документы (подробнее – по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=85120).

И турецкое руководство в курсе, что все важные разговоры западники будут вести уже с «новой властью». Все, что сейчас говорится и решается — это «в пользу бедных». Речь идет о том, что, при иных обстоятельствах, турецкой власти можно было бы обеспечить подлинный прорыв в отношениях в рамках того, что Турция Западу объективно стала нужна как фактор наращивания давления на Россию с юга.

Единственный шанс у турецкой власти использовать узкое окно возможностей с Западом — это убедительно показать, что она — не «хромая утка». Тогда Запад мог бы, скрепя сердце, пойти на договоренности с президентом Р.Т.Эрдоганом, который хорошо знает, что он хочет и имеет к Западу длинный список пожеланий и претензий.

Добиться убедительности в глазах Запада можно либо рейтингами и опросами, которые, мягко говоря, не слишком хороши для власти (см. предыдущие части нашей публикации – И.С.). Или же нужны «срочные досрочные» выборы и убедительная, без вторых туров и перевыборов, победа на них. Но тут — огромен риск проиграть, не использовав тот год, что остается до плановых выборов 2023 года, для укрепления своих позиций.

В общем, выражаясь простым языком, турецкой власти «и хочется, и колется». На этом фоне, скорее всего, турецкая власть будет пытаться использовать свои навыки убеждения на западных партнёров, которые, впрочем, скорее всего, не подействуют. Сначала победа на выборах — потом разговоры. Ну или предложения турецкой власти подействуют весьма ограниченным образом, отнюдь не таким, как если бы у турецкого руля был более прозападный политик, чем нынешний турецкий лидер.

Продолжаем цитировать публикацию ведущего турецкого политолога Бурханеттина Дурана, генерального координатора мозгового центра — Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции SETAV под заголовком «Оппозиция против оппозиции в Турции»:

«Также важно, что Эрдоган не говорит о выборах и утверждает, что до голосования еще 14 месяцев. Действительно, лидеры оппозиции неоднократно «объявляли» дату досрочных выборов, но Эрдоган настаивал на том, чтобы выборы состоялись в установленные сроки. Вместо этого он сосредоточился на завершении мегапроектов и на дипломатическом фронте. Другими словами, Эрдоган относился к гонке как к марафону, сосредоточившись на своих планах. Однако, динамичный характер внутренней и внешней политики возвращает оппозицию к выборам, и они не могут перестать говорить о потенциальных кандидатах.

Например, победа Виктора Орбана над альянсом шести оппозиционных партий в Венгрии, похоже, обеспокоила турецкую оппозицию. Кылычдароглу пытается успокоить всех, говоря, что Венгрия сильно отличается от Турции, но комментаторы вынуждены писать об уроках, которые можно извлечь из этих выборов. Они призывают оппозицию не «преуменьшать» венгерские выборы, предупреждая, что выборы в следующем году также могут «привести к разочарованию», и подчеркивают, что недостаточно собраться вместе или даже совместно поддержать единого кандидата в президенты. Таким образом, они утверждают, что оппозиция должна разработать и усвоить общую платформу и видение. К сведению, ни одно из этих предупреждений не является беспрецедентным.

Дебаты вокруг Венгрии еще раз продемонстрировали, что оппозиция, по-прежнему, разделена во мнениях относительно сроков объявления единого кандидата в президенты. Некоторые из них требуют немедленного выставления интересного чемпиона, утверждая, что оппозиция должна сделать этот шаг, чтобы связаться с соответствующими блоками избирателей. Другие, в свою очередь, считают, что приоритетом должно стать определение ясных принципов, разработка платформы и даже уточнение процесса перехода. По их мнению, единого кандидата все равно назовут лидеры шести партий, так что, потенциальный кандидат будет действовать в рамках, установленных за столом переговоров. Это тоже вопрос методологии и предпочтений.

Однако, есть несколько проблем, которые потенциальный кандидат должен преодолеть: новый международный порядок, установленный пандемией коронавируса и войной между Россией и Украиной.

Конкуренция великих держав и все более укоренившаяся атмосфера Холодной войны подчеркивают важность таких вопросов, как продовольствие, энергетика, безопасность и стабильность, в глазах общественности.

В этом смысле Эрдоган, демонстрирующий сильное лидерство, проводит политику, учитывающую интересы Турции и способствующую миру во всем мире в контексте украинского кризиса. Опять же, турецкий президент стремится к нормализации отношений с Соединенными Штатами и Европейским Союзом, которые стали лучше осознавать стратегическую важность Турции. Такой подход начал приносить плоды, поскольку некоторые западные страны сняли санкции с оборонной промышленности Турции.

В нынешних обстоятельствах маловероятно, чтобы оппозиция успешно изображала правительство как антизападное. Опять же, обвинения в «авторитаризме» и стремление к «переходу к парламентаризму» не имеют большого значения. В этом смысле, последние геополитические события ограничивают, а не расширяют пространство для маневра оппозиции. Кроме того, рассмотрение смещения Эрдогана как «вопроса национального выживания» может создать дополнительные проблемы для оппозиции по отношению к электорату.

Наконец, сообщение тем комментаторам, которые пытаются направить оппозицию: идея о том, что Эрдоган является «популистским лидером», — не более чем то, что оппозиция запомнила. Это источник слабости, потому что такое предположение всегда заставляет оппозицию с опозданием осознать, какие уловки у Эрдогана в рукаве».

Итак, что просматривается выше?

Прежде всего, весьма ярок пример Венгрии, где Виктор Орбан, также как и Эрдоган «нелюбимый» Европейским Союзом, одержал победу над оппозиционным альянсом. Что характерно, Виктор Орбан и Реджеп Тайип Эрдоган являются политиками схожего профиля и тесными партнёрами по региональному диалогу на различных площадках, включая и Организацию тюркских государств, где Венгрия является страной-наблюдателем.

Нельзя не согласиться и с той оценкой турецкого обозревателя, что оппозиции недостаточно иметь в качестве объединяющей ценности «уход президента Реджепа Тайипа Эрдоган из власти». Нужна положительная повестка. Причем, коль скоро, оппозиция объединяется в коалицию, то необходимо, чтобы эта самая повестка носила бы объединительный характер.

В этом смысле, стержневым моментом для турецкой оппозиции может служить экономика. Следует ожидать, что турецкая оппозиция сосредоточится именно на том, что уровень жизни в стране за последние несколько лет, заметным образом, снизился.

Более того, эти явления являются непреодоленными вплоть до настоящего времени: цены продолжают расти и оппозиционные турецкие ТВ-каналы показывают весьма характерные сюжеты из серии, что граждане страны стали отказываться от покупки бутилированной воды (стандарт – 19 л) и перешли на воду из-под крана. Что для Турции – достаточно серьезный шаг, имея в виду низкое качество «проточной» воды. Ранее бутылка 19 л стоила в Турции около 15 лир (по текущему курсу к рублю – около 750 руб.), сейчас же она стоит 30 лир (1500 рублей). И таких примеров, при желании, оппозиция может найти множество.

Итак, главный тезис оппозиции, очевидно, будет «возвращение Турции к своему привычному уровню благосостояния».

Может ли турецкая власть себе также снискать голоса, достаточные для победы на предстоящих выборах, экономической программой? – На самом деле, турецкая власть предпринимает большие усилия по тому, чтобы притормозить инфляцию и, хотя бы, зафиксировать цены на текущем уровне. Однако, зафиксировать – это не значит вернуть цены на прежний уровень. А на уровне нынешнем турецкие граждане жить не привыкли. Те, кто ещё недавно был средним классом, вряд ли, себя отнесут к таковому при нынешнем уровне цен.

Может ли турецкое руководство кардинально нарастить уровень благосостояния турецких граждан буквально за оставшийся до выборов 1 год? – Уверены, что турецкое руководство является весьма реалистичным, чтобы понимать, что нарастить вдвое уровень жизни – читай, уровень дохода — турецких граждан нереально.

В этой ситуации, неудивительно смотрятся новости о том, что, якобы, президент Реджеп Тайип Эрдоган собирается представить законопроект, который предусматривает «три года тюрьмы за публикацию экономических индикаторов и данных, если они не были предварительно одобрены Государственным статистическим агентством (TÜİK – И.С.)».

Заметим, что, не говоря уже о многочисленных обозревателях, которые приводят свое собственное видение реальной инфляции в стране, в Турции есть независимое статистическое агентство ENAGroup, которое самостоятельно измеряет инфляцию. Как сообщается, по данным этого агентства, годовая инфляция в стране составила 142,63%, а не 61,14% как недавно было сообщено Государственным статистическим агентством. В результате, Государственная статистическая служба подала в суд на ENAGroup, обвинив ее в дезинформации и в введении общества в заблуждение.

Так что, следует ожидать, в экономическом смысле, работу турецкого руководства в том направлении, чтобы правильно, на свой взгляд, информировать общество об экономических показателях страны. И, соответственно, бороться с кампаниями дезинформации, вводящими в заблуждение и нервирующими турецких граждан.

Опять же, выразим сугубо личное мнение, которое заключается в том, что бороться с ложными заявлениями об экономическом положении граждан является делом совершенно бессмысленным. Поскольку, граждане каждый день ходят в магазин и о ценах (что были раньше и что – сейчас) узнают буквально из первых рук. Для этого им не надо читать альманахи Государственного статистического агентства или же ENAGroup. И граждане либо удовлетворены своим положением, либо нет, исходя из средней суммы чека.

Таким образом, со всей неизбежностью, турецкая власть придет к мысли о том, что в центре её предвыборной программы будет отнюдь не экономика, а политика.

Сразу оговоримся в том, что, и на предыдущих выборах в Турции, экономики в заявлениях / аргументах турецкой власти было сильно меньше чем политики. Можно сказать, что если первое десятилетие 21-го века нынешняя турецкая власть получала вотум доверия от населения из-за экономических успехов, то второе десятилетие 21-го века – уже через политические тезисы.

В первую очередь, на предыдущих выборах, речь шла о борьбе с внутренними и региональными угрозами, в числе главных из которых – Рабочая партия Курдистана и так называемая «террористическая организация Фетхуллаха Гюлена». Сейчас ситуация дает турецкому руководству «угрозу так угрозу». Разумеется, нынешняя ситуация на Украине далеко вышла за рамки так называемой «специальной операции России на Украине». Речь идет о полноценной войне, причем о, в полном смысле, войне мировой.

И обратим внимание, что именно в эту сторону и клонит известный турецкий политический обозреватель Бурханеттин Дуран, когда говорит о «демонстрации сильного лидера» со стороны президента Р.Т.Эрдогана.

Начнем с главного: просматривается то, что турецкая власть будет говорить о том, что «на переправе коней не меняют». Подспудно турецкий избиратель должен понимать простую мысль: может быть (с большими оговорками со стороны действующей турецкой власти – И.С.) оппозиция и является «экономически подкованной» и годится для мирного времени. Однако, сейчас – далеко не мирное время, ведь речь идет о полноценной, невиданной в этом веке войне.  И у турецкой оппозиции не хватит ни веса, ни опыта, чтобы справиться с угрозами такого масштаба, которые наблюдаются сейчас.

То есть, только Реджеп Тайип Эрдоган, как политик мирового уровня, имеющий собственное видение и повестку, способен провести Турцию через нынешнюю ситуацию, обеспечив её безопасность и учет национальных интересов. Именно это имеет в виду турецкий политолог, когда говорит о том, что нынешняя ситуация ограничивает возможности оппозиции на предстоящих выборах.

Кого не представь из оппозиционных лидеров – у них просто нет возможности моментально включиться в столь динамично разворачивающуюся повестку, приняв бразды управления у действующей турецкой властью. – Так что, турецкий избиратель должен понимать, что стоит для страны на кону и сделать выбор в пользу действующего президента страны.

Вторая тема, что, по всей видимости, будет доноситься до турецкого избирателя – это то, что правительство Р.Т. Эрдогана не просто не является антизападным, оно является – «очень даже прозападным». И мало того, правительство может и строит диалог с Западом по целому ряду критичных для страны вопросов. То есть, нынешнему турецкому руководству крайне важно показать примеры конкретных успехов в своих отношениях с Западными странами, чтобы лишить своих критиков весомого козыря. Нужно «красивое семейное фото с западными лидерами», которое убедит прозападно настроенных избирателей, что их интересы учитываются.

52.56MB | MySQL:103 | 0,558sec