О причинах масштабного кризиса в нефтяной отрасли Ливии

Нефтяной инфраструктуре на северо-западе Ливии нанесен серьезный ущерб в результате вооруженных столкновений. Об этом сообщила 24 апреля газета «Либия геральд».   По информации издания, в городе Эз-Завия произошли столкновения, которые, по данным МВД страны, носили межклановый и бытовой характер. Вместе с тем, как сообщила Национальная нефтяная корпорация Ливии (National Oil Corporation, NOC), несколько участков на нефтеперерабатывающем заводе в Эз-Завии получили серьезные повреждения в результате «столкновений вооруженных группировок».

«Согласно предварительным данным, 29 объектов повреждены, в том числе резервуары для нефтепродуктов, — отмечается в заявлении корпорации. — Группы технического обслуживания и безопасности компании до сих пор проводят работы по оценке, инвентаризации и обработке». NOC призвала «всех проявлять сдержанность и дистанцировать нефтяные объекты от любых вооруженных действий, которые могут поставить под угрозу жизнь работников и нанести ущерб и без того обветшавшей инфраструктуре нефтяного сектора».

Ранее NOC объявила состояние форс-мажора на крупнейших месторождениях страны — Эш-Шарара и Эль-Филь после остановки добычи там нефти под давлением протестующих. Кроме того, заблокирована работа и экспорт нефти в портах Зувейтина и Брега, что повлекло прекращение нефтедобычи в завязанных на экспортных терминалах этих портов менее крупных месторождениях. По словам главы корпорации Мустафы Саналлы, каждая остановка производства наносит огромный ущерб всей нефтяной инфраструктуре, которая и без того находится в катастрофическом состоянии. Срыв в цепочке поставок отразился и на стабильности работы питающихся от газа государственных электросетей.

По оценкам экономистов, ежедневные потери страны от вынужденного прекращения добычи нефти и блокировки экспортных портов превышают уже 150 млн долларов. За последние семь месяцев, подсчитали они, из-за диверсий и актов саботажа на нефтяной инфраструктуре, каждый раз приводивших к остановке добычи углеводородов, экономике Ливии был нанесен ущерб в 90 млрд долларов. В настоящее время добыча нефти в стране снизилась до 400 тыс. баррелей в сутки, что означает почти 2,5-кратное сокращение.

Этот кризис возник вроде бы совсем неожиданно, особенно на фоне высоких мировых цен на нефть и дефицита на рынках ЕС. В чем суть? А суть в торопливости все тех же американцев. В спешке поставить ливийскую нефтедобычу на «прочную наднациональную основу» с целью замены российских углеводородов Соединенные Штаты стали лоббировать соглашение по «деполитизации управления нефтяными доходами страны». Однако при этом они  забыли о Халифе Хафтаре, который ответил закрытием двух ключевых нефтяных месторождений. По данным французских экспертов, Вашингтон сыграл центральную роль в конфликте, который привел к закрытию нефтяных месторождений Эль-Филь и Эш-Шарара 17 апреля. Закрытие этих двух месторождений, сократило ежедневную добычу нефти в Ливии почти вдвое. Пытаясь нарастить  добычу ливийской нефти как средство ограничения зависимости Европы от российских углеводородов, США уже несколько недель работают над механизмом деполитизации управления нефтяными доходами Ливии, за которые в настоящее время яростно борются NOC и Правительство национального единства А.Х.Дбейбы.  Этот механизм, который должен был управляться NOC, Центральным банком Ливии (ЦБЛ) и представителем властей Восточной Ливии, призван был позволить  Мустафе Саналле финансировать техническое обслуживание своих нефтяных установок, не допуская при этом, чтобы Дбейба по своему желанию мог тратить  нефтяные доходы страны, используя их как средство удержаться на посту премьер-министра. В настоящее время он отказывается передать власть Фатхи Башаге, который был избран его преемником Палатой представителей в Тобруке. Этот механизм ограничивал  Дбейбу в  получении  этих средств, лимитировав его запросы исключительно необходимостью выплаты зарплат государственным служащим и финансирования государственных субсидий на основные товары. Однако посол США  в Ливии Ричард Норланд, который хотел действовать быстро, не стал дожидаться официального запуска механизма. 13 апреля он дал Саналле разрешение на выплату 6 млрд долларов со счета NOC  в Ливийском иностранном банке (LFB) Центральному банку Ливии и Министерству финансов. Взамен правительство должно было немедленно выплатить NOC 37,6 млрд лидов (7,8 млрд долларов по официальному курсу). Однако Башага и его союзники восприняли этот шаг американцев,  как способ оказать молчаливую поддержку Дбейбе, который благодаря этому сможет финансово удерживаться на плаву еще несколько месяцев. Однако самая резкая реакция последовала со стороны Халифы Хафтара, который уже пришел в ярость после того, как ему не удалось получить средства, которые он требовал для нужд Ливийской национальной армии. Это уже привело к тому, что 17 апреля он вышел из состава Совместной  военной комиссии 5+5, которая была создана в рамках переговоров о прекращении огня, согласованном в октябре 2020 года. Вторым шагом ЛНА стало угроза ввести нефтяную блокаду. В этом случае ЛНА поощряла протестующих, которые блокировали месторождения Эль-Филь и Эш-Шарара, вынудив NOC  объявить форс-мажорные обстоятельства на них, а затем на терминалах Зувейтина и Брега. Хафтар теперь дает понять, что могут быть дальнейшие остановки в портах Эс-Сидр и Рас-Лануф в «нефтяном полумесяце» на востоке Ливии. Это не первый раз, когда Хафтар разыгрывает карту нефтяной блокады,  однако на этот раз это может обернуться против него, поскольку американцы усилят на него свое давления как на союзника Москвы, тем более что он все еще получает поддержку от российской ЧВК «Вагнер» в Ливии. Это также может ослабить его союз с Башагой, который делает все возможное, чтобы получить поддержку Запада и представить себя человеком, предлагающим мирное решение кризиса, а также поссорится с  Саналлой, который до сих пор был хорошо расположен к альянсу между Башагой и Хафтаром.  При этом очевидно, что основой любой беспроблемной добычи нефти являются транши из Триполи в ЛНА. Также очевидно, что Хафтар не пошел бы на блокаду без одобрения Каира.  Но в любом случае блокада  позволила Дбейбе представить себя 19 апреля в качестве гаранта безопасности нефтяных объектов страны в ходе встречи, на которой присутствовали его министр нефти и главный соперник Саналлы Мухаммед Аун, его начальник генерального штаба Мухаммед аль-Хаддад и командующий охраной нефтяных объектов (PFG) Алиаль-Диб.

52.15MB | MySQL:103 | 0,487sec