О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 44

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Заменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, оперативной, реакции в Турции на российскую специальную операцию (хотя, с учетом просачивающегося в СМИ хода переговоров между российской и украинской делегациями, возможно, придется обратно менять слово «Украина» на слово «Донбасс» — И.С.).

Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир, продолжаем разбираться с турецкой реакцией на происходящие события.

Часть 43 нашего цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке http://www.iimes.ru/?p=85385&_login=906b1892cf.

Напомним, что в прошлой части нашей публикации мы продолжили рассмотрение публикации Фонда SETAV под заголовком: «Вероятное влияние российско-украинской войны на Сирию». Материал опубликован 18 апреля с.г. Его авторами стали эксперты Фонда Джан Аджун и Кутлухан Гёрюджю.

Цитируем заключительную часть исследования турецких авторов (перевод на русский язык и выделение текста жирным шрифтом – авторские- И.С.):

«В условиях, когда Турция становится все лучше и лучше в обычных военных технологиях, у России могут быть преимущества в контексте Сирии, выходящие за рамки текущего статус-кво, особенно в борьбе с СНС / РПК. В зависимости от хода российско-украинской войны, Турция может предпринять эти шаги в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Россия может пойти на определенные уступки Турции в Сирии, чтобы сбалансировать затянувшуюся войну на украинском поле и нынешнюю позицию Турции в свою пользу.

Турция (оценивая свои приоритеты национальной безопасности, ход украинской войны и отношение Запада вместе) также может иметь тесные контакты и переговоры с Россией, чтобы довести дело Сирии до определенного момента в свою пользу.

Учитывая политическую власть, которую Анкара получает от своих местных союзников в Дамаске и легитимной сирийской оппозиции, в дополнение к борьбе с терроризмом можно ожидать, что Турция будет искать новое политическое решение по всей Сирии.

Кроме того, усилия Ирана по заполнению вакуума власти, созданного Россией, изменят подход Израиля и стран Персидского залива к Сирии. В этом контексте, по мере усиления давления на режим Асада, на первый план выйдет возможность появления новых возможностей для сирийской оппозиции.

Когда мы смотрим на сирийскую политику Запада, можно констатировать, что интерес к этой области почти потерян, и только Турция сохраняет свое внимание на поле из-за ее географического единства и проблем национальной безопасности.

Хотя Турция хочет стабилизировать Сирию, понятно, что это не первоочередная проблема ее собеседников. В этом отношении Сирию можно рассматривать только как поле конкуренции для других акторов.

По этой причине, учитывая наличие примерно 3,7 миллиона беженцев, размещенных Турцией в своей стране, необходимо рассматривать политику Сирии за рамками прогнозов безопасности и использовать любую возможность. В этом направлении, точка равновесия в российско-украинской войне делает Турцию ценной для обоих флангов. Турция должна использовать этот политический баланс, чтобы развернуть (ситуацию) в свою пользу в Сирии.

В конечном счете, хотя шансы режима Асада восстановить свою международную легитимность при лидирующей роли России и Ирана, в нынешнем новом геополитическом уравнении, постепенно уменьшаются, форсировать военное решение в его пользу не представляется возможным.

Осознавая тот факт, что ее рука в новом уравнении становится все сильнее, Турция должна настаивать на политическом решении, в котором оппозиция будет содержательно интегрирована ради целостности Сирии, и она должна оценить свои военные возможности, особенно в борьбе с терроризмом, в целях укрепления собственной национальной безопасности».

Итак, какие выводы можно сделать из рассмотренного нами материала? – Главный из них заключается в том, что Турция будет использовать войну на Украине для решения своих внешнеполитических задач.

Прежде всего, и это глобальная постановка вопроса, украинский конфликт «все спишет». Сейчас международное внимание настолько отвлечено на Украину, что возникает огромная слепая зона, на события в которой никто сейчас реагировать не будет. Применительно к той же Турции, это касается тех же Ирака, Сирии и Ливии. В отношении ситуации в бассейне Эгейского и Средиземного морей – читай пограничного конфликта с Грецией и с Республикой Кипр – то здесь ситуация – несколько сложнее просто потому, что решение этих вопросов в силовом плане, без международного признания, для Турции не только невозможно, но и бессмысленно. Поскольку речь идет о доступе к энергоносителям, которые, потом потребуется продавать, причем, продавать именно в европейские страны. А, следовательно, слишком далеко заходить в этих вопросах нельзя. Зато в прочих регионах, как мы сказали, украинский кризис – это мощный фактор и отвлечение сил Запада на столбовое для себя направление.

Второй вопрос заключается в том, что сейчас Россия вступила в полноценную войну, где её соперником является не Украина, а весь мир. Речь идет не просто о напряжении сил, а о том, что Россия для себя решает вопрос экзистенциального порядка. Вопрос решается именно на Украине, и это, как считают турецкие обозреватели изменит баланс сил в прочих регионах российского присутствия, включая и те, где Россия находится с Турцией «по разные стороны баррикад». Это касается и Сирии, где Турция хочет развернуть процесс вспять – и как в плане, достаточно скромных надо сказать, успехов в деле признания режима Башара Асада международным сообществом, так и в плане интеграции сирийской оппозиции в политическую систему новой, послевоенной Сирии.

И третий вопрос заключается в том, что Турция воспринимает себя в качестве «ценного приза» и, в первую очередь, для России, которой турецкая сторона, своим шагом по закрытию своего воздушного пространства, очевидно, посылает сигнал о том, что ситуация изменилась и по Сирии надо договариваться заново.

В этом смысле, 26 апреля с.г. между президентами В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом состоялся очередной телефонный разговор. Обратимся к тем пресс-релизам, которые были, по этому поводу, опубликованы сторонами.

Цитируем пресс-релиз с официального сайта Кремля:

«Подробно обсуждена обстановка на Украине в контексте специальной военной операции по защите Донбасса и предпринимаемых российской стороной на постоянной основе усилий по обеспечению безопасности мирных граждан, включая организацию гуманитарных коридоров.

В связи с затронутым Реджепом Тайипом Эрдоганом вопросом о ситуации в Мариуполе Президент России отметил, что этот город освобождён и боевые действия там не ведутся. Что касается заблокированных на территории завода «Азовсталь» украинских военнослужащих и боевиков националистических батальонов, то киевские власти должны взять на себя политическую ответственность и, руководствуясь гуманными соображениями, отдать им приказ сложить оружие. Военнопленным гарантируется жизнь, медицинская помощь и обращение в соответствии с международно-правовыми нормами.

Владимир Путин также информировал о состоянии дел на переговорах российских и украинских представителей.

Лидеры договорились о продолжении координации по линии оборонных ведомств двух стран с целью безопасного выхода турецких судов из портов на Чёрном море по организованному российской стороной морскому гуманитарному коридору.

Рассмотрены вопросы развития двусторонних отношений, в том числе в сфере авиасообщения и туризма. Выражено особое удовлетворение ростом торгово-экономического сотрудничества.

Условлено о продолжении регулярного диалога».

Обратимся теперь к официальному пресс-релизу, опубликованному на сайте президента Турции:

«Президент Реджеп Тайип Эрдоган провел телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным.

Звонок касался турецко-российских отношений и последних событий в российско-украинской войне.

Президент Эрдоган заявил, что сохранение положительного импульса, набранного на стамбульских переговорах с целью проложить путь к миру, пойдет на пользу всем.

Обратив внимание на важность обеспечения прекращения огня, эффективной работы гуманитарных коридоров и безопасного проведения эвакуации, президент Эрдоган заявил, что Турция и впредь будет прилагать все усилия, чтобы положить конец нынешнему положению дел, которое наносит ущерб всем, и установить прочный мир.

Президент Эрдоган повторил свое предложение поднять Стамбульский процесс, который является важным порогом переговоров между Россией и Украиной, также до уровня лидеров».

Как мы можем видеть – это стало традицией последнего времени – российские пресс-релизы являются куда как более многословными, чем турецкие и более расширенными по своему наполнению. Очевидно, что таким образом, российская сторона пытается обратиться не только к своей внутренней аудитории и не только даже к турецкой стороне, но и к аудитории из третьих стран, выражая свою позицию по принципиальным для неё вопросам.

Здесь как мы видим, речь идет и о том, что Россия продолжает настаивать в языке официальных пресс-релизов на том, что она проводит на Украине специальную военную операцию, отказываясь признавать факт полноценной войны с Украиной.

Здесь же затрагивается и тема Мариуполя – судя по всему, турецкая сторона продолжает предлагать России эвакуацию с «Азовстали». Напомним, что ранее Франция и Турция объявляли уже о «совместной операции» в Мариуполе, вызвав немалое удивление наблюдателей как своим альянсом (двух стран, имеющие серьезные противоречия и находящиеся в состоянии весьма прохладного мира, с регулярными выпадами в адрес друг друга – И.С.), так и тем, что говорили турецкий и французский лидеры об операции как о деле решенном (очевидно, они считали, что смогут добиться согласия на эту миссию со стороны России – И.С.). Впрочем, все предложения Франции и Турции на эту тему, как можно заметить, не привели к результату вплоть на момент написания данного материала.

Ещё одна важная тема – это продолжение переговоров между российскими и украинскими представителями. В этом смысле, как мы можем заметить, Россия кардинально изменила свой подход после Саммита в Стамбуле. Если раньше российская сторона заявляла открыто о раундах переговоров между Россией и Украиной, а в Стамбуле, и вовсе, посвятила публику в суть диалога, то после памятной всем встречи Россия включила режим «радиотишины». И теперь, как можно заметить, о факте продолжения переговоров широкая российская публика не узнает вовсе. Узнают лишь только те, кто читает пресс-релизы Кремля и Аксарая.

При этом, заметим, что Турции, удалось добиться того, чтобы её воспринимали если не в качестве полноценного посредника между Россией и Украиной, то, во всяком случае, в качестве канала связи, по которому стороны могут разговаривать между собой при необходимости и к которому могут «подключаться» и третьи страны. Заметим, что пресс-релиз Кремля говорит о том, что российский президент ставит в известность турецкого коллегу о ходе диалога между Россией и Украиной, подчеркивая возросший статус Турции.

Переходя ко второму этапу операции, заявленному российским руководством, обратимся к публикации ведущего турецкого политолога, генерального координатора Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции Бурханеттина Дурана. Статья вышла в газете Sabah под заголовком: «Кто сдастся на втором этапе российско-украинской войны?». Цитируем:

«Второй этап российско-украинской войны продолжается, поскольку Мариуполь, 10-й по величине город Украины, остается на грани падения. Заблокировав до сих пор эвакуацию осажденных украинских войск, Россия, вероятно, хочет продемонстрировать всему миру навыки своих бойцов.

Пока Кремль проводит операцию по соединению Донбасса с Крымом, есть признаки того, что он может продлить эту линию до Одессы и, возможно, Приднестровья и Молдавии. Если российские силы выполнят эту миссию, они отрезают Украину от Черного моря и «защитят» русское меньшинство в Молдавии.

Это коренным образом изменит геополитику Черного моря. Между тем президента России Владимира Путина, похоже, не волнуют экономические санкции, он мстит одним и ищет способы обойти другие. При условии, что многие страны, включая Китай и Индию, не присоединились к западным санкциям в отношении его страны, он, похоже, считает, что экспорта энергоносителей может быть достаточно, чтобы возместить нынешний ущерб.

В то время как госсекретарь США Энтони Блинкен посетил столицу Киев, чтобы заявить, что Россия «проваливается» в Украине, вряд ли кто-то ожидает, что российский президент Владимир Путин сдастся. Не сумев захватить украинскую столицу и свергнуть правительство президента Украины Владимира Зеленского, российский президент сосредоточился на втором этапе операции. Было бы неправильно говорить, что российское общественное мнение рассматривает окончание блокады Киева как проблему. Действительно, Путин мог бы легко представить российский контроль над восточными и южными областями Украины как «достижение».

Однако, предотвратив падение Киева, украинцы продемонстрировали свои боевые возможности. Таким образом, следует ожидать, что западные страны, начиная с Соединенных Штатов и Великобритании, поставят «наступательное» оружие, которое Киев давно запрашивает. Это, в свою очередь, может превратить боестолкновения на линии Донбасс-Крым-Одесса в затяжную войну. Тем не менее, можно прогнозировать, что Москва не остановится, пока не получит контроль над этой линией.

В связи с этим вторым этапом войны в Украине на ум приходит несколько вопросов: какой стороне уменьшенная, но затянувшаяся война нанесет больший ущерб? Кто готов к такому сценарию и кому выгодна затяжная борьба? Может ли такой конфликт положить конец статусу великой державы России?

Нет сомнения, что Украина понесла наибольший ущерб и пострадает еще больше, если война продолжится. Но украинцы и сейчас не остановятся. Вместо этого они попытаются вернуть свои города, теперь находящиеся под контролем России, с помощью тяжелого вооружения. Затянувшаяся война негативно скажется и на Европе. Столкновение с Россией ослабило позиции континента в соперничестве великих держав. Действительно, канцлер Германии Олаф Шольц с трудом справляется с влиянием зависимости Германии от российских энергоносителей на экономику своей страны. Между тем остается неясным, как правительство Германии распределит свой дополнительный оборонный бюджет в размере 100 миллиардов евро (106,7 миллиарда долларов). Например, «Зеленые» требуют, чтобы часть этих денег шла на возобновляемые источники энергии.

Неудивительно, что президент Франции Эммануэль Макрон, переизбранный в воскресенье, предпринял попытку объединить Европу и изучить дипломатическое решение с Путиным. В конце концов, затянувшаяся война между Россией и Украиной в уменьшенном масштабе угрожает нанести ущерб интересам Европы. Однако, в то же время, конфликт утомляет Москву и консолидирует НАТО, что, по-видимому, побуждает Финляндию и Швецию присоединиться к альянсу. Однако, чтобы уберечь Европу от экономических и политических проблем в среднесрочной и долгосрочной перспективе, эта война должна быть прекращена как можно скорее.

Приверженность президента Реджепа Тайипа Эрдогана стамбульскому процессу и содействие встрече Путина и Зеленского также служат интересам Европы. Действительно, дипломатические усилия должны продолжаться независимо от «этапа» и интенсивности войны. Хотя многие военные слабости России уже были выявлены, в настоящее время нет оснований полагать, что российские войска могут быть вынуждены отступить из восточных и южных областей Украины.

Все прекрасно знают, что война — это еще и пропаганда и мораль. Поэтому высказывания Блинкена в Киеве можно считать понятными. Однако еще слишком рано заявлять, что русские «потерпели неудачу»».

52.62MB | MySQL:103 | 0,611sec