Военно-политическая обстановка в Ираке (апрель 2022 года)

В апреле 2022 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. После прошедших в октябре 2021 года досрочных парламентских выборов страна находится в глубоком политическом кризисе, перспективы выхода из которого пока отчетливо не просматриваются. Жесткое противостояние между ведущими иракскими политическими силами не позволяют избрать нового президента республики и достичь договоренностей о формировании нового правительства страны. Серьезные противоречия экономического и политического характера сохраняются между центральным правительством в Багдаде и властями курдского автономного региона в Эрбиле. В минувшем месяце в различных районах Ирака не прекращались вылазки боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), причем в некоторых районах их активность усилилась. Серьезные трудности сохраняются в иракской экономике и социальной сфере.

Положение дел в сфере безопасности в ряде районов Ирака остается напряженным, что связано главным образом с активностью террористов ИГ.

Вооруженные силы Турции 18 апреля начали на севере Ирака военную операцию «Коготь-Замок» против партизан Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена). В операции задействованы ВВС и спецназ. Глава турецкого военного ведомства Х.Акар заявил, что точечные удары наносятся по инфраструктуре «террористической ячейки, которая оккупировала север Ирака». В частности, ударам подвергаются укрытия, бункеры, склады с боеприпасами и другие объекты. Х.Акар назвал целью операции «предотвращение террористических атак против турецкого народа и сил безопасности с севера Ирака». В Минобороны Турции уточнили, что единственной целью турецких военных является ликвидация террористов. При этом «проявляется максимальная осторожность, чтобы гарантировать, что гражданские лица, окружающая среда, культурные и религиозные объекты не будут повреждены». Основная часть операции проходит в районе Эз-Заб. Кроме того, авиаудары наносились по районам Матина и Авашин.

Военная операция Турция на севере Ирака является неприемлемой и нарушает суверенитет страны, заявили в иракском МИДе. «Правительство Республики Ирак категорически отвергает и решительно осуждает военные операции, проводимые турецкими войсками посредством бомбардировок в районах Матина, Эз-Заб, Авашин и Басьян на севере Ирака с применением вертолетов «Атак» и БПЛА». Военная операция турецких ВС на севере Ирака представляет угрозу для национальной безопасности республики, говорится в заявлении канцелярии президента Ирака Б.Салиха. Вместе с тем, в канцелярии подтвердили стремление «к укреплению позитивных отношений с Турцией на основе общих интересов, а также решению проблем безопасности через сотрудничество и координацию». Турецкому послу в Багдаде 19 апреля была вручена нота протеста, содержащая призыв «немедленно прекратить провокационные действия в отношении Ирака». Иракский МИД отметил, что «операция, проводимая турецкой армией на севере страны, не была согласована с правительством Ирака».

Генеральный секретарь ЛАГ А.Абу аль-Гейт осудил Турцию за проведение военной операции против РПК на севере Ирака.

19 апреля глава МИД Турции М.Чавушоглу заявил, что его страна не имеет намерений нарушать территориальную целостность Ирака, ведет операцию для безопасности своих границ. Целью турецкой военной операции в Ираке не является получение новых территорий, заявил 20 апреля президент Турции Р.Т.Эрдоган. По его словам, «целью нашей операции является очистка территории Ирака от террористов, а также гарантии безопасности нашей границы».

Утверждения Анкары о наличии какой-либо координации с Багдадом по развернутой Турцией военной операции против РПК на севере Ирака не соответствуют действительности, заявили 21 апреля в МИД Ирака.

Новая трансграничная операция турецкой армии на севере Ирака будет продолжена до устранения исходящей из региона террористической угрозы, сообщил 22 апреля министр обороны Турции Х.Акар. Он подтвердил, что Анкара считает РПК террористической организацией и одной из основных угроз национальной безопасности.

15 апреля позиции проиранского шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» к западу от Мосула подверглись обстрелу. Атака была совершена «неизвестным летательным аппаратом», предположительно, турецким. База турецкой армии вблизи населенного пункта Эль-Амадия, расположенного в 15 км от границы с Турцией в провинции Дохук, подверглась ракетному обстрелу 22 апреля. По объекту было запущено две ракеты. Одна из них поразила военную технику. Турецкая военная база в районе Башика недалеко от Мосула подверглась 24 апреля ракетному обстрелу. В сторону военного объекта было выпущено, по меньшей мере, шесть реактивных снарядов. Штаб одного из подразделений проиранских шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби» подвергся 26 апреля удару с воздуха в деревне Джарбуа недалеко от Башики в провинции Найнава. Предполагается, что атака была совершена турецкими военными самолетами.

Между Багдадом и Анкарой нет соглашения относительно турецких военных операций в пределах границ Ирака, заявил 24 апреля глава иракского внешнеполитического ведомства Ф.Хусейн. Он подчеркнул, что «турецкие нарушения [границ] не имеют законной основы». У режима Саддама Хусейна было соглашение с Турцией, которое позволяло турецким силам пересекать пятикилометровую полосу иракской территории в процессе преследования боевиков РПК, но на ограниченный срок и только по согласованию с Багдадом. Это соглашение иракский парламент официально аннулировал в 2009 году. Ф.Хусейн также заявил, что проблемы Ирака с Ираном и Турцией по вопросу безопасности должны решаться путем диалога.

25 апреля Х.Акар сообщил о завершении первой фазы операции против РПК на севере Ирака. По его словам, турецкие военные «добрались до мест, куда должны были прибыть, и до территории, которую они будут контролировать. Нужно подчеркнуть, что захваченные цели — это первый этап этой стадии». При этом ВС Турции нейтрализовали 56 членов РПК. Отмечается, что турки в ходе последней операции получали поддержку со стороны вооруженных формирований пешмерга иракской курдской автономии. Характерно, что операция «Коготь-Замок» состоялась после встречи главы курдского регионального правительства Масрура Барзани с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом. По оценке экспертов, одна из стратегических целей операции «Коготь-Замок» – создать коридор безопасности нового энергетического коридора из Ирака в Европу.

Р.Т.Эрдоган заявил 25 апреля, что операции, проводимые турецкой армией у южных границ, будут продолжены до ликвидации угрозы террористических вылазок со стороны РПК. Сообщается, что турецкие войска намерены продвинуться на 50-60 км вглубь иракской территории в рамках новой военной операции против РПК. После выполнения основных задач ВС Турции не планируют полностью покидать север Ирака, а намерены развернуть там временные базы для контроля территории «до окончательного исчезновения угроз». Временные базы и пункты контроля будут развернуты в тех районах, «которыми предпочитают пользоваться экстремисты для передвижения».

26 апреля жители Эрбиля, столицы курдской автономии, провели акцию протеста перед зданием представительства ООН с призывом остановить военную операцию, проводимую Турцией на севере Ирака против членов РПК.

Напряженность сохраняется в отношениях между властями иракской курдской автономии и партизанами турецкой РПК, а также между РПК и властями Ирака.

В населенном преимущественно курдами-езидами районе Синджар в провинции Найнава 18 апреля произошли столкновениях между силами иракской армии и вооруженной группой, связанной с турецкой РПК – «Отрядами сопротивления Синджара».

Власти Ирана не предоставили Ираку информацию, позволяющую оправдать совершенный Тегераном в марте ракетный обстрел Эрбиля, заявили 25 апреля в иракском МИДе. Было подчеркнуто, что Тегеран «предоставил ряд обоснований», однако «не представил четкой позиции и доказательств», оправдывающих иранские действия.

В апреле 2022 года иракская армия и формирования ополченцев продолжали действия по выявлению укрытий и опорных баз террористов ИГ и наносили по ним удары. Правительственные силы регулярно проводят войсковые и специальные антитеррористические операции в различных районах Ирака с целью выявления и ликвидации террористического подполья джихадистов. Учитывая малочисленность большинства бандформирований противника, войсковые и антитеррористические мероприятия против боевиков «Исламского государства», как правило, представляют собой небольшие по масштабу операции. Активно ведется поиск и задержания террористов и их руководителей, складов вооружения, боеприпасов, снаряжения и продовольствия.

На сегодняшний день «террористы опираются на базы в отдаленных пустынных и горных районах, где широко используют туннели и пещеры, обустраивают лагеря, схроны и укрытия, устанавливают контрольно-пропускные пункты. Кое-где террористы стараются использовать густые сады, сельскохозяйственные угодья. По данным ООН, на территории Сирии и Ирака в настоящее время действуют не менее 10 тыс. боевиков, которые весьма интенсивно перемещаются между обоими государствами. В Ираке базируется не менее 8 тыс. террористов, половина из которых является «активными штыками», а другая – либо принадлежит к спящим ячейкам, либо интегрирована в местные сообщества на территориях, где проживают арабы-сунниты». В основу тактики террористов, с одной стороны, положен принцип постоянно держать противника в состоянии напряжения, а с другой – «создавать у него ложное чувство безопасности и защищенности, чтобы ослабить бдительность».

Таким образом, «Исламское государство» по-прежнему представляет реальную угрозу для сил безопасности и населения Ирака. Джихадисты осуществляют террористическую деятельность во многих регионах республики, особенно на спорных территориях между Багдадом и Эрбилем на севере страны. В минувшем месяце отмечен рост их террористической активности. Боевики совершают нападения на военнослужащих иракской армии, сотрудников правоохранительных органов и проправительственных ополченцев, устраивают теракты против мирного населения, похищают людей и разрушают инфраструктуру. При этом сохраняющаяся напряжённость и политическая нестабильность в Ираке обеспечивают ИГ питательной средой для пополнения рядов, проведения новых атак и экспансии.

19 апреля иракские силы безопасности по всей территории страны были переведены в состояние повышенной боеготовности. Такое решение принято с целью «сорвать любые планы террористов».

Двое террористов были схвачены 1 апреля при попытке проникнуть в Багдад. В ходе другой операции были изъяты взрывные устройства, оставленные террористами ИГ.

4 апреля восемь военнослужащих иракской армии получили ранения в результате атаки террориста-смертника на группу военных близ Мосула. Нападение было совершено в ходе проводимой в окрестностях этого города специальной антитеррористической операции. При атаке экстремист привел в действие закрепленный на нем пояс с взрывчаткой.

В ходе операций в западных кварталах Багдада силы безопасности арестовали 5 апреля четырех террористов. В ходе одной из операций у ячеек ИГ было изъято взрывное устройство.

Службы безопасности Ирака задержали 5 апреля членов «спящей ячейки» ИГ, планировавших совершить теракт. Пятеро террористов были задержаны в провинциях Найнава и Анбар. У захваченных боевиков было изъято огнестрельное оружие, а также пояса смертников. Арестованные боевики планировали совершить серию нападений, направленных против мирных жителей и солдат иракской армии.

6 апреля силы безопасности Иракского Курдистана заявили о ракетном обстреле нефтеперерабатывающего завода в городе Кавергоск, расположенном к северу от Эрбиля.

Иракские силовики 10 апреля арестовали четырех террористов в провинциях Салах-эд-Дин и Анбар.

В результате операций, проведенных 12 апреля, трое боевиков ИГ были пойманы в провинции Анбар, еще двое — в провинции Киркук. Кроме того, при поддержке Главного управления Иракского Курдистана по борьбе с терроризмом были задержаны двое мужчин, подозреваемых в связях с террористами.

Семь бойцов Сил быстрого реагирования Ирака получили ранения в результате взрыва, произошедшего 13 апреля в провинции Салах-эд-Дин. Взрывное устройство сработало близ города Туз-Хурмату в ходе операции иракских сил безопасности по поиску и уничтожению укрытий оставшихся в этом регионе боевиков «Исламского государства». В этот же день в соседней провинции Киркук в результате операции по обеспечению безопасности были обнаружены два укрытия боевиков с взрывными устройствами и другими материалами.

16 апреля в провинции Салах-эд-Дин иракские силовики сорвали нападение террористов ИГ на армейские позиции. В этот же день иракские военные уничтожили три укрытия террористов ИГ в провинции Киркук в ходе второго этапа операции «Железный молот» в районах Вади Аш-Шай и Вади Зейтун.

Боевики ИГ 18 апреля уничтожили религиозный объект мусульман-суннитов в провинции Дияла в районе Аль-Абара в 19 км к северо-востоку от административного центра провинции, города Баакуба. Террористы взорвали усыпальницу.

21 апреля четверо боевиков ИГ были уничтожены в результате ударов ВВС Ирака в удаленном районе Эль-Бара провинции Салах-эд-Дин.

22 апреля силам безопасности Ирака удалось арестовать в Багдаде двух террористов ИГ, еще трех других удалось схватить в районах Эль-Каим и Эль-Фаллуджа в провинции Анбар.

Боевики ИГ 25 апреля совершили две вооруженные вылазки на северо-востоке провинции Дияла. Целью одной из них стали позиции формирований «Аль-Хашд аш-Шааби», другой — жилой район. Оба нападения были отбиты шиитскими ополченцами.

Группа боевиков ИГ 26 апреля атаковала армейский блокпост в провинции Анбар. Нападавшим террористам удалось скрыться. В этот же день два террориста, один из них с поясом смертника, были ликвидированы оперативниками сил безопасности Ирака в населенном пункте Ат-Тармийя к северу от Багдада. Кроме того, 26 апреля вооруженные силы Ирака провели масштабную спецоперацию против террористического подполья южнее Мосула. В результате были ликвидированы, по меньшей мере, 43 боевика ИГ, конфисковано оружие.

28 апреля курдские формирования пешмерга отразили нападение боевиков ИГ возле Кифри в районе Гармиян в провинции Дияла.

Сложная обстановка сохраняется на сирийско-иракской границе.

Группа заключенных из числа бывших боевиков ИГ, которые содержались в спецлагере Эль-Холь на севере Сирии, в минувшем месяце была перемещена в иракскую провинцию Анбар. Джихадисты вернулись вместе со своими семьями на родину, и будут проживать под контролем властей в разных районах Анбара. Ранее, 4 марта, американские военные перевезли 800 членов ИГ с их семьями из Сирии в специальный лагерь Эль-Джадаа близ Мосула. Перемещение бывших боевиков-иракцев было вызвано опасениями по поводу возможного бунта в лагере Эль-Холь.

Таким образом, по состоянию на 1 мая 2022 года боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака, главным образом в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар и Дияла, а также в Багдаде и пригородах столицы. Кроме того, «спящие ячейки» ИГ подпольно действуют в некоторых других регионах страны.

8 апреля командование ВС Ирака сообщило о нейтрализации беспилотника около авиабазы Айн аль-Асад, расположенной в провинции Анбар. На базе размещены американские военнослужащие.

Военная база Эт-Таджи к северу от Багдада подверглась 25 апреля ракетному обстрелу со стороны иракской столицы. Ни одна из экстремистских группировок не взяла на себя ответственность за произошедшее.

Правительство Ирака прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной военной и военно-технической помощи. Здесь же следует подчеркнуть, что тяжелый экономический кризис, поразивший Ирак, финансовые трудности привели к заметному сокращению военных расходов, что негативно отражается на состоянии армии.

Негативно на положении дел в вооруженных силах и других силовых структурах сказывается не прекращающееся жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

В целом на сегодняшний день, как показывает ход войсковых и специальных операций против боевиков «Исламского государства», боеспособность иракских вооруженных сил и шиитских ополченческих формирований, а также курдских сил пешмерга, несмотря на имеющийся заметный прогресс, пока еще остается недостаточно высокой.

Военные эксперты отмечают, что «возможности и боевой дух ВС Ирака в целом улучшились после разгрома нескольких дивизий силами ИГ на севере стране в 2014 г. Тем не менее, сохраняется озабоченность по поводу способности Багдада самостоятельно поддерживать этот уровень оперативной эффективности. Продолжающаяся опора на относительно небольшое число ключевых формирований для проведения наступательных операций, особенно на хорошо зарекомендовавшую себя Службу по борьбе с терроризмом, привела к тому, что эти силы страдают от непропорционально высокого уровня истощения. Между тем, характер взаимоотношений между официальными правительственными силами, курдскими силами Пешмерга и отрядами народной мобилизации [«Аль-Хашд аш-Шааби] остается до конца неясным. Наиболее важные отношения в области безопасности правительство выстраивало с США, от которых иракские силы по-прежнему в значительной степени зависят в плане подготовки и поддержки операций по ведению разведки, а также обслуживания подрядчиков».

Вооружение и военная техника иракской армии «включает в себя разнородное сочетание советского оборудования в сочетании с более новыми платформами европейского и американского производства». При этом «значительные недостатки в материально-техническом обеспечении остаются для ВС Ирака большой проблемой. За исключением объектов военного обслуживания, оборонная промышленность страны располагает лишь ограниченными возможностями, сосредоточившись на производстве легких вооружений и боеприпасов».

В апреле власти Ирака объявили о внедрении в скором времени систем радиолокационного опознавания в рамках плана по укрепления ПВО страны. «В течение нескольких месяцев в Ирак прибудут новейшие системы радиолокационного опознавания, — заявил командующий ПВО генерал-лейтенант М.ас-Саади. — Кроме того, есть ряд других контрактов, связанных с поставками средств ПВО, но их реализация требует больше времени и финансовых ресурсов». Ас-Саади отметил, что «правительство Ирака намерено активно развивать ПВО, опираясь на импорт систем и заключение новых контрактов. Ирак желает достичь уровня развитых стран в области ПВО. Ирак вел переговоры с рядом международных компаний, связанных с оборонной промышленностью, о поставках систем ПВО». В то же время иракские военные не уточнили, с какими именно странами обсуждалась возможность закупок.

В минувшем месяце американские военные продолжали перебрасывать через иракскую территорию личный состав и технику на северо-восток Сирии. В свою очередь, из Сирии военные США переправляли на территорию Ирака нефть, зерно и другие сырьевые материалы.

По меньшей мере, 13 500 человек погибли или получили ранения от срабатывания мин на территории иракской курдской автономии. По данным властей, территория площадью 225 кв. км до сих пор остается не очищена от мин. В Эрбиле отметили, что для полного уничтожения мин необходимы огромные средства, которых нет у регионального правительства. Как известно, значительная часть Ирака покрыта противопехотными минами, которые использовали боевики ИГ. За последние несколько лет жертвами взорвавшихся мин стали сотни человек.

В апреле 2022 года внутриполитическая ситуация в Ираке оставалась очень сложной. Основные события в минувшем месяце по-прежнему были связаны с жесткой политической борьбой, развернувшейся между ведущими политическими партиями и блоками по вопросам, связанным с особенностями формирования нового правительства страны. Затягивание решения этих вопросов ввергло Ирак в затяжной политический кризис. Основная борьба здесь происходит между двумя ведущими соперничающими коалициями – «Спасение Родины» во главе с М.ас-Садром и «Координационной структурой» во главе с бывшим премьер-министром Ирака Н.аль-Малики.

Блок «Саирун», выигравший последние парламентские выборы, и вступившие с ним в альянс суннитские партии под руководством спикера парламента М.аль-Халбуси и Демократическая партия Курдистана (ДПК) не смогли до настоящего времени набрать необходимый кворум в Совете представителей для избрания президента, который назначает нового премьер-министра. Как известно, лидер «Саирун» М.ас-Садр стремится исключить из будущего правительства проиранские шиитские группы, сформировав правительство большинства вместе с ДПК и суннитским блоком. В то же время оппонирующая ас-Садру шиитская «Координационная структура» сумела сформировать «блокирующую треть» депутатов. В создавшейся ситуации 30 марта М.ас-Садр взял паузу на 40 дней.

Тем временем политические консультации между ведущими иракскими политиками продолжаются. Так, лидер ДПК Масуд Барзани 26 апреля принял в Эрбиле делегацию иракских суннитских лидеров. В состав делегации входили глава альянса «Сияда» Х.Ханджар, спикер иракского парламента М.аль-Халбуси и депутат Ахмед аль-Джабури. Стороны «обменялись мнениями о препятствиях, с которыми сталкивается политический процесс в Ираке, и подчеркнули необходимость продолжения усилий по выходу из тупика в процессе формировании нового иракского правительства».

По имеющейся информации, Тегеран начал оказывать давление на лидера ДПК Масуда Барзани и спикера иракского парламента М.аль-Халбуси, рассчитывая убедить их отказаться от политического проекта М.ас-Садра и обеспечить тем самым участие иракских союзников Ирана в новом кабинете министров.

В апреле по всему Ираку вновь прошло несколько масштабных акций протеста против коррупции и отсутствия качественных базовых услуг.

Нерешенные проблемы в различных сферах продолжают осложнять отношения между центральным правительством Ирака и властями курдской автономии.

Тем временем курдское руководство все более отчетливо и настойчиво реализует курс на укрепление самостоятельности подвластных ему территорий, которые в настоящее время в значительной степени представляют собой независимое государственное образование. В то же время на официальном уровне власти автономии продолжают заявлять о приверженности своим обязательствам по соглашениям с федеральным правительством Ирака.

13 апреля в Багдаде завершился раунд переговоров представителей центрального правительства с делегацией курдской автономии. Выступая по их завершении, министр нефти Ирака И.А.Джабер подчеркнул важность пересмотра текущих нефтяных контрактов Иракского Курдистана. Напомним, что 15 февраля в решении Федерального Верховного суда Ирака говорилось, что курдское региональное правительство должно передать контроль над нефтегазовым сектором Иракского Курдистана и соседних подконтрольных ему районов федеральному правительству в лице Министерства нефти в Багдаде.

Ранее, 11 апреля, Министерство нефти Ирака заявило, что будет осуществлять управление нефтегазовыми месторождениями на территории Иракского Курдистана в соответствии с решением Федерального Верховного суда. Для этого уже приняты «все необходимые меры».

Власти Иракского Курдистана 14 апреля призвали федеральное правительство Ирака выплатить компенсации жертвам массового уничтожения курдского населения, спровоцированного режимом С.Хусейна в конце 1980-х годов. Президент иракской курдской автономии Нечирван Барзани заявил, что «федеральное правительство Ирака несет юридическую, моральную и гуманитарную ответственность по выплате компенсаций пострадавшим и их семьям. Мы должны продолжать наши усилия по признанию [операции] «Аль-Анфаль» актом геноцида на международном уровне». Как известно, в марте 1987 — апреле 1988 года иракская армия провела операцию по массовому уничтожению курдов на севере страны под названием «Аль-Анфаль» («Трофеи»), в результате которой были уничтожены 182 тысячи курдов и 700 тысяч депортированы в другие районы Ирака. 16-17 марта 1988 года в городе Халабджа вблизи границы с Ираном иракские войска применили против курдов химическое оружие, в результате чего погибли 5 тысяч человек.

Всемирный банк в апреле опубликовал отчет, в котором говорится, что экономика Ирака начала постепенно восстанавливаться после двойного шока из-за эпидемии нового коронавируса и обвала цен на нефть. Страна стремится выйти на доэпидемический уровень экономических показателей за счет увеличения добычи нефти и ослабления ограничений по коронавирусу.

Основным потребителем иракской нефти остается азиатский рынок, на который приходится 70% всех поставок. Ключевые покупатели иракской нефти — Индия, Китай и Южная Корея. Ирак также планирует увеличить поставки нефти в Европу в связи с российско-украинским кризисом. В то же время Ирак признает, что растущие потоки дешевой российской нефти на его крупнейший нефтяной рынок представляют собой проблему, которую страна намерена решить.

Ирак в условиях роста цен на энергоресурсы рассчитывает довести объем экспорта нефти до уровня, превышающего 3,3 млн баррелей в сутки, заявил 7 апреля министр нефти Ирака И.А.Джабер. Он также отметил, что, исходя из прогнозов экспертного сообщества относительно динамики роста цен на энергоресурсы, доходы Ирака от экспорта нефти будут больше, чем предусматривает бюджет страны на текущий финансовый год.

Багдад подвергся давлению с целью увеличения добычи нефти вне договоренностей ОПЕК, заявил 16 апреля И.А.Джабер, не раскрыв сторону, которая добивалась от Багдада увеличения добычи нефти. По словам министра, ОПЕК обязуется обеспечивать поставки сырой нефти для восполнения любого ее дефицита.

Ирак собирается увеличить добычу нефти до 8 млн баррелей в день в 2027 году, заявил 20 апреля гендиректор Иракской буровой компании Б.аш-Шамхани. План Министерства нефти направлен на развитие месторождений, расположенных на юге страны и, в частности, на шельфе близ морского порта Фао. Аш-Шамхани отметил, что иракские власти «продолжают подписывать новые соглашения о стратегическом сотрудничестве с иностранными компаниями». Среди них фирмы из США, Китая, а также компании из России и Азербайджана.

Центральный банк Ирака планирует выделить 1 трлн динаров (около 685 млн долларов) на развитие в стране чистой энергетики, заявил министр окружающей среды республики Д.аль-Фалляхи. По его словам, возглавляемое им ведомство «уже несколько месяцев работает совместно с Центробанком над национальной инициативой по поддержке солнечной электроэнергетики и переходу к зеленой экономике». По мнению министра, это важный шаг для Ирака, который является «одной из стран мира, наиболее пострадавших от климатических изменений». В июне 2021 года власти Ирака и эмиратская инновационная компания «Масдар» подписали соглашение на строительство в стране солнечных электростанций мощностью 2 тыс. МВт.

Власти Ирака рассматривают возможность импорта пшеницы из США для преодоления продовольственного кризиса, возникшего в стране из-за ситуации вокруг Украины, заявили 13 апреля в Министерстве торговли Ирака. В Багдаде подчеркивают, что события на Украине негативно повлияли на экономическую ситуацию в стране, запасов пшеницы в республике хватит лишь на два месяца. Дефицит зерна также вызван сокращением имеющихся запасов воды и сильной засухой. Отмечается, что в этом году в Ираке ожидается уменьшение объемов производства зерна с 5 млн до 3 млн тонн.

Водный кризис в Ираке продолжается уже почти два десятилетия. Устаревшая инфраструктура и отсутствие внятной политики в этой сфере сделали страну уязвимой для изменения климата и снижения водных потоков из Ирана и Турции, источника около 70% вод рек Тигр и Евфрат. Представитель Министерства водных ресурсов Ирака А.Зиаб заявил, что с июня 2021 года потоки воды из Ирана и Турции сократились вдвое. Переговоры с Турцией о том, сколько воды она сбросит вниз по течению в Ирак, сложны, но, по крайней мере, они происходят. Напротив, нет никаких переговоров по этому вопросу с Ираном. Иракские чиновники водного хозяйства в июне 2021 года безуспешно пытались провести встречу с иранскими представителями, чтобы обсудить нехватку воды и получить информацию о стратегии управления водными ресурсами Ирана. Запасы воды в Ираке в 2022 году сократились вдвое по сравнению с предыдущим 2021 годом, заявил 21 апреля А.Зияб. Это связано с наблюдаемой в последние годы засухой и небольшим количеством выпадающих осадков, а также с уменьшением стока воды в текущие по территории Ирака реки.

Правительство Ирака согласилось в экстренном порядке рассмотреть проект, направленный на спасение от засухи семи городов провинции Дияла. Министерство водных ресурсов одобрило проект, нацеленный на заполнение искусственного озера Хамрин водой из реки Тигр. «Благодаря этому решению удастся обеспечить водой семь иракских городов, в которых проживает около 800 тыс. иракцев». Озеро Хамрин является частью системы водоснабжения в провинции Дияла, однако в последние годы объем воды в нем снизился почти на 90%.

Министерство планирования Ирака 21 апреля объявило о снятии на два месяца запрета на ввоз в республику 12 видов продовольственных товаров. В страну будет разрешено ввозить мясо и яйца, макаронные изделия, пастеризованные молочные продукты и мороженое, пищевую соль, кукурузные и картофельные чипсы, а также минеральную воду, газированные напитки, соки, энергетики и пиво. Власти республики опасаются возможности столкнуться с дефицитом продовольствия из-за засушливого сезона и экономических последствий кризиса вокруг Украины.

Число самолетов, ежедневно пересекающих воздушное пространство Ирака, превысило 450, тогда как в 2021 году их было 250. Таким образом, интенсивность транзитных полетов воздушных судов в небе над республикой возросла не менее чем на 80%. В Минтрансе пояснили, что увеличение воздушного трафика стало возможным после того, как Федеральное авиационное управление США объявило об отмене уведомления для пилотов, в соответствии с которым безопасными и подходящими для транзита самолетов международных авиакомпаний в воздушном пространстве Ирака устанавливались высоты около 9,7 тыс. м.

Улучшается эпидемиологическая ситуация в Ираке. Так, в апреле отмечено существенное сокращение прироста числа лиц, заболевших COVID-19. По состоянию на 1 мая 2022 года число заболевших достигло 2 325 175 человек. Прирост числа заболевших за месяц – 5 267 человек (в марте – 16 092 человека). Число умерших от COVID-19 в апреле достигло 25 211 человек. Прирост числа умерших составил 44 человека (в марте — 168 человек).

В марте 2022 года в сфере внешней политики руководство Ирака продолжало проводить курс на упрочение положения страны в регионе и на международной арене. Особое внимание, как и прежде, уделялось отношениям с соседними государствами.

Министр нефти Ирака И.А.Джабер сообщил 17 апреля, что его ведомство направит на рассмотрение парламента проект прокладки нефтепровода с месторождений Басры в красноморский порт Акаба в Иордании. «Вердикт об экономической целесообразности прокладки трубопровода предстоит вынести законодателям». Протяженность трубопровода составит 1,7 тыс. км, планируется, что по нему может перекачиваться в сутки до 200 тыс. баррелей нефти. Нефтевозы сейчас доставляют ежедневно в Иорданию по 10 тыс. баррелей с месторождений Киркука.

23 апреля в Багдаде прошли переговоры между главами правительств Ирака и Ливана М.аль-Казыми и Н.Микати. Микати выразил благодарность за поддержку, которую Ирак оказывает Ливану в период тяжелейшего экономического кризиса, и выразил надежду на дальнейшее сотрудничество.

Ирак не достиг соглашения с арабскими странами Персидского залива и должен будет импортировать природный газ из Ирана в ближайшие годы, сообщил 5 апреля министр энергетики Ирака А.Карим. «Мы не принимаем цены стран Персидского залива. Иранский природный газ подходит для Ирака, и его цена также приемлема». Представитель Минэнерго Ирака заявил, что улучшение поставок за последние месяцы связано с тем, что Иран экспортировал 25 млн куб. м природного газа для иракских электростанций, что более чем в 3 раза больше по сравнению с 2021 годом. Ирак также договорился с ИРИ по вопросам, связанным с поставками газа из Ирана. Стороны урегулировали вопросы, касающиеся юридических обязательств и ценообразования, с целью обеспечения непрерывных поставок энергоносителей в Ирак. Багдад обязался погасить задолженность за газ в течение текущего года. «Иран учтет высокий спрос на энергоносители в Ираке ввиду нестабильной ситуации в арабской республике, вызванной действиями экстремистских организаций».

Пятый раунд переговоров о нормализации отношений между Ираном и КСА прошел в апреле в Багдаде. В переговорах принимали участие представители Высшего совета по национальной безопасности Ирана и разведывательных служб КСА. Иран и КСА в ходе переговоров договорились по 10 пунктам двустороннего меморандума о взаимопонимании, сообщил 25 апреля глава МИД Ирака Ф.Хусейн. По словам премьер-министра Ирака М.аль-Казыми, у Багдада «хорошие отношения и с Ираном, и с Саудовской Аравией, и с другими странами региона, а также на международной арене, поэтому удалось создать позитивную атмосферу для диалога [Тегерана и Эр-Рияда] на территории Ирака».

14 апреля глава МИД Ирана Х.А.Абдоллахиан провел в Тегеране переговоры с министром иностранных дел Ирака Ф.Хусейном. Обсудили двусторонние связи и последние события в регионе.

Председатель Меджлиса Ирана М.Б.Галибаф провел 27 апреля в Тегеране переговоры со спикером парламента Ирака М.аль-Халбуси. Галибаф заявил, что ИРИ стремится к углублению экономических, политических и культурных связей с Ираком, в особенности в области взаимодействия по вопросам окружающей среды. Аль-Халбуси выразил надежду, что «укрепление отношений двух стран поможет устранить препятствия на пути развития сотрудничества между двумя правительствами». Кроме того, «стабильность в Иране также оказывает положительное воздействие на Ирак и регион, как и стабильность в Ираке хорошо сказывается на ситуации в Иране и регионе». Тегеран надеется, что парламент Ирака примет закон, который не позволит негосударственным формированиям угрожать безопасности соседних стран, заявил 27 апреля президент ИРИ Э. Раиси в ходе переговоров с М.аль-Халбуси.

4 апреля в составе арабской «миссии добрых услуг по урегулированию российско-украинского конфликта» Москву посетил глава МИД Ирака, а также генеральный секретарь ЛАГ и министры иностранных дел Алжира. Судана и Египта.

Руководство Ирака выступает против введения экономических санкций и агрессивных действий в отношении любого государства, заявил 28 апреля глава МИД страны Ф.Хусейн, говоря о событиях на Украине. «Из-за украинского кризиса и его экономических последствий сильно пострадал и иракский народ». Министр подчеркнул, что «ситуация вокруг Украины представляет угрозу продовольственной безопасности многих стран». По его словам, «больше всех пострадают страны, экономика которых зависит от импорта нефти и продовольствия».

Российские инвестиции в Ирак оцениваются более чем в 13 млрд долларов, согласно заявлениям посла РФ в Ираке, но Центробанк Ирака призвал иракские учреждения выжидать в финансовых отношениях с Россией после введения против нее санкций США, что вызвало вопросы о будущем российских инвестиций и отношениях двух стран.

Глава правительства иракской курдской автономии Масрур Барзани 15 апреля посетил Турцию, где провел переговоры с главой турецкого государства Р.Т.Эрдоганом. Обсуждались развитие двусторонних торговых и инвестиционных отношений, последние события в Ираке и «расширение сотрудничества для обеспечения безопасности и стабильности».

18 апреля Масрур Барзани прибыл в Лондон и провел переговоры с премьер-министром Великобритании Б. Джонсоном, обсудив вопросы укрепления отношений между Эрбилем и Лондоном в сфере торговли и инвестиций, а также вопросы сотрудничества в борьбе с терроризмом. В ходе встречи Барзани выразил надежду на увеличение британских инвестиций.

Таким образом, в апреле 2022 года военно-политическая обстановка в Ираке оставалась сложной. Страна по-прежнему находится в глубоком политическом кризисе, перспективы выхода из которого пока отчетливо не просматриваются. Жесткое противостояние между ведущими иракскими политическими силами не позволяют избрать нового президента республики и достичь договоренностей о формировании нового правительства страны. Серьезные противоречия экономического и политического характера сохраняются между центральным правительством в Багдаде и властями курдского автономного региона в Эрбиле. В различных районах Ирака продолжались вылазки боевиков ИГ, причем в некоторых районах их активность усилилась. Серьезные трудности сохраняются в иракской экономике и социальной сфере.

52.59MB | MySQL:103 | 0,600sec