О факторах, влияющих на позицию Турции по вступлению Финляндии и Швеции в НАТО

Министры иностранных дел Финляндии, Швеции и Турции провели переговоры в Берлине, чтобы разрешить разногласия по поводу планов Финляндии и Швеции вступить в НАТО, поскольку представители альянса встречаются на фоне военной операции России на Украине. Северные страны готовятся подать заявку на членство в НАТО в ответ на то, что они считают принципиально измененной ситуацией в области безопасности из-за военной операции  России на Украине. Это вызвало возражения со стороны Турции страны-члена НАТО. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил журналистам по прибытии в Берлин, что «неприемлемо и возмутительно», что потенциальные новые члены НАТО оказывают поддержку Рабочей  партии Курдистана (РПК): «Проблема в том, что эти две страны открыто поддерживают и взаимодействуют с РПК и [в основном курдскими ополченцами, действующими в Сирии] YPG. Это террористические организации, которые каждый день нападают на наши войска. Подавляющее большинство турецкого народа против членства в этих странах… и просят нас заблокировать это членство». Министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаавесто выразил уверенность, что в конце концов решение будет найдено. Министр иностранных дел Швеции Энн Линде заявила шведскому информационному агентству TT, что постарается разобраться в любых недоразумениях. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг пообещал обеим скандинавским странам теплый прием и быструю процедуру вступления, но Турция 13 мая неожиданно заблокировала этот процесс. От себя отметим, что ничего неожиданного в данном случае нет – Анкара снова пытается использовать сложившуюся ситуацию для организации большого торга с коллективным Западом по ряду принципиальных для себя вопросов (и присутствие офисов РПК в этом списке занимает далеко не первое место: по всей Европе такие офисы присутствуют по тем или иным названием). Но об этом ниже.    Столтенберг, который не может принять участие в берлинской встрече, поскольку у него положительный результат на коронавирус, поговорил по телефону с несколькими министрами до начала переговоров, среди которых госсекретарь США Энтони Блинкен и министры иностранных дел Турции, Финляндии и Швеции. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил 13 мая, что не может поддержать планы северных стран, поскольку они являются «домом для многих террористических организаций», но его пресс-секретарь сообщил агентству Reuters в субботу, что Турция «не закрыла дверь». Естественно, не закрыла: вступление Швеции и Финляндии в НАТО потребует от Вашингтона и его союзников уступок, и Анкара сейчас просто по-восточному завысила ставки на переговорах.   «Я думаю, что президенту Владимиру Путину нужно взглянуть на себя в зеркало. Что посеешь, то и пожнешь», — заявила министр иностранных дел Канады Мелани Джоли, добавив, что уверена в достижении консенсуса по вступлению Финляндии и Швеции в НАТО. Мы тоже уверенны: вопрос только в цене этого консенсуса для Запада.

Что же конкретно потребуют Анкара от коллективного Запада за эту «маленькую услугу»? Если глобально от всех, то это снятие неформального и формального эмбарго на ВТС с Турцией. И НАТО на это, скрепя сердце, и американцы, и европейцы пойдут: первый шар в этом направлении администрация  Байдена уже сделала, направив в  Конгресс разрешение на продажу Турции самолетов F-16. Но Анкаре нужно снятие всех санкций и ограничений. От Брюсселя же персонально еще будет нужно ряд уступок по финансированию миграционной сделки и строительства инфраструктуры для беженцев на севере Сирии; компромисса  по вопросам спорных зон на шельфе в Средиземноморье; облегчение условий турецкого экспорта, и т.п.

Отметим, что в этом перечне требований Анкары присутствует и курдский фактор. В частности, нынешняя воинственная риторика турок связана и с последним по времени решением Белого дома снять широкомасштабные санкции с сирийских территорий, которые находятся под контролем курдского ополчения Силы народной самозащиты (YPG), что соседняя Турция осудила как попытку «узаконить» группу. Этот шаг Министерства финансов США снял многочисленные запреты с районов, в основном находящихся под контролем YPG и ее администрации, что позволило бы компаниям заниматься сельским хозяйством, телекоммуникациями, инфраструктурой электросетей, строительством, производством, торговлей, финансами и чистой энергией. Постановление также разрешает некоторые иностранные инвестиции в районы, которые простираются от провинции Алеппо на северо-западе до провинции Хасеке на северо-востоке. Решение об этом было об ъявлено 11 мая исполняющей обязанности помощника госсекретаря США Викторией Нуланд на встрече «глобальной коалиции против ИГ», состоявшейся в марокканском городе Марракеш. «Соединенные Штаты намерены в ближайшие несколько дней выдать генеральную лицензию для содействия частной экономической инвестиционной деятельности в районах, не удерживаемых режимом, освобожденных от ИГ (запрещено в России) в Сирии», — заявила она по итогам мероприятия.  Нефть из этих освобожденных от ИГ районов также теперь можно купить при условии, что она не принесет пользы сирийскому режиму Башара Асада (что фактически сложно доказать – авт.). Бизнес с режимом Асада по-прежнему в целом подпадает под санкции и официально запрещен, как и импорт сирийской нефти в США. Хотя заявление Нуланд и постановление Казначейства конкретно не назвали YPG в качестве цели смягчения санкций, многие аналитики считают, что оно направлено в первую очередь на оказание помощи ополчению, поскольку оно принесет ему наибольшую пользу, освободив районы, в значительной степени находящиеся под его контролем в северной и восточной Сирии. Турция осудила этот шаг, президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил журналистам в Стамбуле, что «YPG является террористической организацией. YPG — это то, чем является РПК [официально обозначенная террористическая группировка Рабочая партия Курдистана]. Поэтому мы не можем принять эту ошибку Соединенных Штатов». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу повторил эти комментарии, подчеркнув на совместной пресс–конференции с главным дипломатом Демократической Республики Конго Кристофом Лутундулой Апалой в Стамбуле, что этот шаг является «избирательным, дискриминационным подходом, и они принесли гибкость в эти санкции «Закона Цезаря» для определенных регионов». «Они не хотят распространять это на регионы, контролируемые режимом, но они дискриминируют регионы, которые режим в данный момент не контролирует. Особенно в тех местах, где доминирует РПК / YPG, они растягивают его. Например, он охватывает регион, который мы очистили от терроризма ИГ, но не такой регион, как Африн, который мы очистили от РПК», — сказал он.  Чавушоглу также задался вопросом, почему удерживаемая оппозицией северо-западная провинция Идлиб не была включена в исключения, подчеркнув, что это область, где международное сообщество должно оказать наибольшую поддержку: «Есть миллионы перемещенных лиц. Мы строим там брикетные дома для сирийцев. Многие переехали в свои дома. Это продолжается, и будут построены 100 000 брикетных домов. Международное сообщество должно поддержать это». Вот вам и тема для переговоров. Кстати, сама по себе это уточнение свидетельствует о том, кого турки рассматривают в качестве своих основных союзников  в Сирии – весь Идлиб находится под контролем крайне экстремистской организаии «Джебхат ан-Нусра», которая по факту является филиалом «Аль-Каиды» (запрещена в России). Так что отрицательная позиция  по вопросу расширения НАТО для Анкары носит еще и характер ответного хода. В большей части риторической, поскольку ожидать от американцев какой-то кардинальной трансформации в отношении поддержки  YPG не приходится в принципе. Торговаться американцы с турками будут прежде всего по вопросу ВТС, а не курдов. И европейцы тоже.    За последние пять лет США поддерживали, снабжали и вооружали YPG и ее зонтичную курдскую партнерскую группу «Силы демократической Сирии» (СДС). Эта поддержка уже давно возмущает Анкару, которая обвиняет Вашингтон и европейские страны в поддержке терроризма и угрозе национальной безопасности Турции. Однако западные партнеры YPG настаивают на том, что они поддерживают сирийских курдов только для того, чтобы помочь им справиться и победить ИГ.

На этом фоне «большой торговли» турки идут «ва-банк». Как свидетельствуют турецкие оппозиционные СМИ,  власти начали использовать перехваченные разговоры, полученные в результате оперативно-технического  наблюдения за западными посольствами в Турции, чтобы использовать полученные данные как во внешней, так, и прежде всего, внутренней повестке дня. Ничего удивительного в этом нет: первый раз турки использовали данные «прослушки» во время «дела Хашогги» для давления на Эр-Рияд. Но в данном случае важно другое – турецкие спецслужбы имеют очень серьезный уровень незаконного технического проникновения в западные и иные посольства в стране. Это к слову о единстве НАТО.  То, что расширение сбора технических разведданных, было специально направленно на западные посольства, а также тщательный мониторинг американских и европейских дипломатов в Анкаре была публично подтверждена министром внутренних дел Сулейманом Сойлу 11 мая. Выступая перед группой сторонников в провинции Айдын, он привел выдержки из стенограммы закрытой встречи в одном из западных посольств. Факт сам по себе беспрецедентный с точки зрения дипотношений. Он не сказал, как он получил информацию о содержании переговоров, проведенных в посольстве за закрытыми дверями. Вполне вероятно, что разведывательное агентство взломало телефон одного из участников встречи,   имеет «жучки» и информатора в посольстве. А скорее всего, все вместе. Это откровение подтвердило, что полицейской разведке, крупнейшему агентству по сбору информации в Турции, которое работает под руководством министра внутренних дел, удалось прослушать встречу между иностранными дипломатами и оппозиционными политиками из Народно-республиканской партии (НРП). Хотя Сойлу обвинил НРП во встрече с западными дипломатами для обсуждения внутренней политики, это был первый раз, когда он рассказал о содержании разговора. Из этого пояснения понятно, что МВД имеет информатора на самом верху НРП, как минимум.  Ровно по той причине, что техническое проникновение в посольства – это сейчас  в основном прерогатива MIT. «Я буду цитировать каждое предложение, которое вы произнесли. Вы бесстыдно говорили с послом европейской страны о том, сколько мест вы выиграете на выборах 2023 года. Позвольте мне дать вам еще один лакомый кусочек. Вы говорили о Чагатае Кылыче», — сказал Сойлу об этой  встрече. Ч.Кылыч является главой комитета по иностранным делам турецкого парламента и ранее служил советником Эрдогана. «Вы говорили о том, что первый президент [от оппозиционного альянса], который будет избран [на следующих выборах], будет служить два или три года, а затем вам придется выбрать нового президента. Вы оценили, как украинско-российский кризис и результаты этой войны повлияют на Турцию. Вы говорили обо всех деталях в [оппозиционном] Народном альянсе [блоке], о [оппозиционных политических лидерах] Али Бабаджане и Ахмете Давутоглу и как получить голоса от ПДН [прокурдской Партии демократии народов]». Хотя Сойлу не назвал страну, проправительственные СМИ утверждали, что встреча состоялась в посольстве Германии в Анкаре. Сойлу, крайне правый политик, союзник правительства Эрдогана, в течение некоторого времени публично критиковали позицию посольств США и Европы в Турции, часто обвиняя США и Европу в нескольких теориях заговора. Ясно, что правительство Эрдогана пошло в атаку в рамках внутриполитической кампании перед выборами 2023 года с заявлениями о том, что оппозиция поддерживается Западом, который, по его мнению, стремится свергнуть правительство Эрдогана, вторгнуться в Турцию, расчленить ее и вырезать крошечные независимые государства. Например, курдское государство на территории Турции. Эксперты не сомневаются, что разведданные, полученные в результате мониторинга и наблюдения за западными посольствами и дипломатами, будут по-прежнему использоваться для внутреннего политического потребления и усиления антизападного нарратива правительства.

Это не первый раз, когда правительство Эрдогана нацелено на западные посольства для обеспечения своей  внутренней политики. Когда в декабре 2013 года прокуроры обнародовали крупнейший в истории страны коррупционный скандал, в котором обвинялись Эрдоган и члены его семьи, он сразу же заявил, что против правительства существует международный заговор, который был подкреплен  ложными утверждениями о том, что за ним стоит тогдашний посол США в Турции Фрэнсис Дж. Риччардоне.  В скоординированной кампании по приказу Эрдогана все проправительственные СМИ опубликовали тогда на первых полосах истории с фотографиями Риччардоне и утверждали, что посол США знал о  взятках и сказал группе европейских послов на закрытой встрече, что «мир станет свидетелем падения империи»,  очевидно имея в виду тогдашнего премьер-министра Эрдогана. Тогда пропагандистская команда, в основном привлеченная из Национальной разведывательной организации (MIT), быстро состряпала историю о том, что Риччардоне участвует в схеме, пытающейся свергнуть правительство, что якобы было раскрыто на секретной встрече. В тот день, когда эта история появилась в заголовках пяти проправительственных ежедневных газет, Эрдоган публично поднял эту новость во время  митинга в черноморском городе Самсун и пригрозил объявить  Риччардоне  персоной нон грата. Тогдашняя атака на  посла США помогла Эрдогану подготовить почву для обвинения в «западном заговоре» во главе с Вашингтоном, когда на самом деле не было никаких реальных доказательств, подтверждающих это. Как полагают турецкие оппозиционеры, он также придумал одну из самых больших мистификаций в новейшей истории, что Фетхуллах Гюлен, турецкий исламский ученый, который вдохновил всемирную сеть образования и благотворительности, создал то, что Эрдоган назвал «параллельной структурой», чтобы отстранить его от власти. В данном случае не согласимся с турецкими критиками Эрдогана: Гюлен безусловно создал такую сеть и хотел взять власть. Также несомненно, что Гюлен  был связан с ЦРУ США.  В октябре 2021 года Эрдоган обрушился с критикой на послов 10 западных стран — США, Германии, Франции, Нидерландов, Канады, Новой Зеландии, Норвегии, Финляндии, Дании и Швеции, которые совместно призвали освободить заключенного в тюрьму филантропа в соответствии с решением Европейского суда по правам человека. Он объявил, что поручил своему министру иностранных дел объявить их персонами нон грата и выслать из Турции. «Я дал необходимые указания нашему министру иностранных дел и сказал, что нужно сделать. ‘Эти 10 послов должны быть объявлены персоной нон грата сразу. Вы должны немедленно позаботиться об этом”, — сказал я ему», — сказал Эрдоган в своей речи. Турецкое правительство позже изменило свою позицию после того, как заявило, что послы отступили от своего первоначального заявления, что  было оспорено несколькими западными странами, включая США. Хотя высылка не состоялась, шум, создаваемый правительством, помог сдвинуть дебаты с внутриполитических вопросов и создал серьезное отвлечение от ухудшающихся экономических перспектив страны. Недавние обвинения министра внутренних дел против западных послов имеют схожие мотивы. Они также помогут правительству Эрдогана подорвать оппозицию, изображая их предателями, которые сотрудничают с теми, кто хочет навредить Турции. Ну и добавим, что это поднимает козыри Анкары для переговоров об «откупных» за вступление Финляндии и Швеции в НАТО.

52.68MB | MySQL:103 | 0,480sec