Турецкие оценки сценариев развития ситуации на Украине

24 февраля 2022 года президент России Владимир Владимирович Путин объявил о начале специальной военной операции на Украине. По прошествии, на момент написания данной статьи, практически трех месяцев можно говорить о том, что изначальный российский сценарий молниеносной смены власти в Киеве с занятием территорий в административных границах ДНР и ЛНР, оказался нереализованным. Кроме того, текущие темпы продвижения Вооруженных сил РФ, ДНР и ЛНР указывают на то, что война на Украине приобретает затяжной характер. Российские аналитики уже оперируют не днями и неделями, а месяцами и годами в своих прогнозах того, когда можно рассчитывать на военный перелом ситуации.

При этом даже факт подобного расчета осложняется тем, что Украина перешла на мобилизационные рельсы, а Россия – нет, продолжая действовать ограниченным воинским контингентом, не имеющим необходимого численного перевеса над обороняющимся противником. К этому стоит добавить целый ряд прочих факторов – от выявившихся серьезных проблем в системе военного командования и гражданского управления в России до массированной поддержки со стороны Запада, которая, на фоне пробуксовки России на Украине, лишь только нарастает. Причем поддержка идет как со знаком «+» в сторону Украине в виде финансирования и поставок вооружений, так и со знаком «-» в сторону России в виде невиданных в мировой практике, по своей силе, санкций.

Коренное изменение характера затяжной войны, как можно судить, возможно лишь только в случае перехода России на мобилизационные рельсы, когда лозунгом становится «Все для фронта! Все для победы!».

Разумеется, при этом российская система ещё должна продемонстрировать свою жизнеспособность при необходимости быстрых даже не эволюционных, а революционных изменений внутри себя, на фоне вызовов экзистенциального масштаба и не имеющих прецедентов для нашей страны. Должны сработать защитные механизмы в качестве стрелки, переводящей страну на новые рельсы развития.

Подобное развитие событий – переход спецоперации в русло затяжного конфликта – стал, как можно судить, сюрпризом не только для Турции, но и, вообще, для всего мира. Иначе и нельзя объяснить то, что на ранней фазе операции, даже до её фактического начала, была произведена эвакуация дипломатического персонала посольств и консульств зарубежных стран из Киева. С тем, чтобы по прошествии двух месяцев, вернуть персонал на прежнее место работы. Разумеется, подобный сюрприз не мог не вызвать к жизни разговоры о том, что Россия может потерпеть даже военное поражение на Украине.

Тезис этот про возможность военного поражения России, в качестве версии, — далеко не самый популярный в Турции. Все же, в турецком аналитическом сообществе, доминирует та точка зрения, что Россия будет идти «до конца», ища «почетного мира» на приемлемых для себя условиях.

Но даже и в рамках такого подхода, все равно существует целый ряд развилок и возможностей, которые турки пытаются в эти дни оперативно просчитывать. С учетом того, подчеркиваем, что Россия демонстрирует на полях сражений на Украине.

В качестве яркого, хотя и далеко не единственного, примера подобного анализа можно привести публикацию ведущего турецкого мозгового центра – Фонда политических, экономических и социальных исследований (SETAV), авторства Мурата Ешильташа под заголовком «Пять сценариев войны на Украине»[i].

Цитируем турецкого автора:

«Завершился 72-й день попытки России оккупировать Украину. Однако, сделать однозначный вывод о том, в каком направлении будет развиваться война и на какой позиции будет стоять Россия, невозможно.

Западные источники, похоже, твердо убеждены в том, что Россия провалилась (переводя буквально: «оказалась неуспешной» — И.С.) на Украине, и предполагают, что на следующем этапе войны Украина, по крайней мере, выйдет из войны непобежденной. Настолько, что в анализах очень царит оптимистичная атмосфера и есть общее мнение, что Украина выиграет войну с Россией».

Это – то, о чем мы говорили выше: переход спецоперации в затяжную войну сопровождается западными оценками грядущего военного поражения России во многом из-за того, что изначально предполагалась легкая и быстрая победа Вооруженных сил России. Большая разница между изначальными оценками, выполненными за рубежом, и тем, что было продемонстрировано на практике, породило эйфорию такого уровня, что её даже можно охарактеризовать как «неадекватная» со всеми вытекающими последствиями, включая, буквально, накачку Украины оружием и деньгами.

Понятно, что своими предыдущими специальными операциями Россия и российское руководство доказывали свою способность действовать быстро, решительно, с минимальными силами и средствами – то есть, предельно эффективно.

Это показала и «Крымская весна» в 2014 году и действия России в составе сил ОДКБ в Казахстане в начале 2022 года, направленные на стабилизацию внутренней ситуации. Ничего кроме волны раздражения данные действия на Западе не вызвали, будучи выполненными с технической точки зрения, буквально, безупречно. По поводу последнего же Западу и сказать даже было нечего – в отличие от ситуации на Украине.

Так что, причиной неадекватности западной эйфории, отчасти, можно считать и желания дезавуировать тот образ «непобедимой» России, который сложился в зарубежном сознании в результате успешных операций нашей страны. Иными словами, речь ещё идёт и об информационной войне, преследующей своей целью нанесение российскому образу максимально возможного урона. Впрочем, последствия чего могут быть вполне себе «неинформационными», а материальными и осязаемыми.

Но вот, что пишет на тему дальнейшего развития ситуации на Украине турецкий эксперт[ii]:

«Несмотря на весь оптимизм и большие потери России в войне, текущая картина показывает, что Украине трудно выиграть войну, и что Россия не откажется от своих целей легко, учитывая текущую ситуацию, и готова продолжать войны, неся издержки.

Потому что, как показывают практическое применение российского интервенционизма и военной доктрины после Холодной войны, потери для России не важны: важно сломить «сопротивление врага», продолжая войну любой ценой. Частые заявления Москвы о своих военно-политических целях говорят о том, что велика вероятность продолжения войны.

На данном этапе необходимо ответить на два вопроса:

  1. Как будет складываться дальнейший ход войны.
  2. Придется ли России пересматривать свои геополитические цели.

Чтобы ответить на эти два вопроса, нужно уметь предвидеть, какой сценарий хода войны может иметь место».

Далее автором предлагается пять базовых сценариев того, как будет продолжаться украинский конфликт. Обратимся к ним.

Итак, первый сценарий, озвученный турецким автором, подразумевал привязку российского руководства ко Дню Победы – 9 мая. Заметим, что он не реализовался, как об этом, собственно и пишет турецкий эксперт[iii]:

«Первый сценарий заключается в том, что Россия бы объявила о, так называемой, военной победе 9 Мая, положив конец войне и провозгласив нынешнюю ситуацию новым статус-кво. Как бы то ни было, существующие фронты, на которых продолжается война, и неспособность России получить полный контроль над своими стратегическими объектами, включая Донбасс, уже показали, что подобная возможность (точнее «возможность такого сценария» — И.С.) — мала. Учитывая заявления В. Путина, сделанные 9 мая в День Победы, Россия, оставшаяся на оборонительной позиции за пределами Донбасса и не сумевшая за последние сутки (до Дня Победы – И.С.) добиться сколько-нибудь существенного прогресса, похоже, не одержала военной победы в рамках подобного сценария».

Заметим, что о сценарии «9 Мая» в турецком экспертном сообществе говорили немало, упирая на то, что «Путину важно сделать картинку» и, возможно, главный Праздник России дает для этого идеальную возможность.

Здесь ещё сказывается и то, что подобный менталитет привязки к знаковым для страны датам того или иного события или политического решения – близок и туркам, которые охотно отмечают памятные даты из османской и турецкой истории.

Самым ярким событием, в этом смысле, является подготовка Турции в торжественным мероприятиям по случаю 100-летия провозглашения Турецкой Республики, которые пройдут в 2023 году. Под эту дату нынешнее турецкое руководство собирает все возможные достижения политического, экономического и гуманитарного характера. Более того, бытует мнение, что 2023-й год должен стать годом «полной и безоговорочной» победы Турции над Рабочей партией Курдистана, признанной в стране и в ряде других государств террористической организацией.

Так что, повторимся сценарий 9 Мая был для турецких аналитиков ментально понятным. Однако, по тем или иным причинам, он не реализовался. Полагаем, что здесь решающую роль сыграло именно то, что российское общество, в своем подавляющем большинстве, поддерживает дальнейшее проведение операции. И не приемлет никаких «полумер». В этом смысле, показательна резкая, болезненная реакция неприятия российского общества на те заявления, которые прозвучали в Стамбуле после очередного раунда переговоров между российской и украинской делегациями 29 марта 2022 года. Даже из действий российской стороны было видно, что не предполагается никакой атаки, которая призвана увенчаться победой к 9 Мая.

Так что, заметим, что, выдвигая данный сценарий, турецкие аналитики совершенно не принимают во внимание настрой российского общества. То же касается и так называемого, пресловутого «Гонконгского сценария», в рамках которого Россия может получить контроль над Крымом и территориями ДНР и ЛНР на ограниченный период времени (скажем, 50 лет) под обязательство вернуть эти территории Украине.

Привлекательность данного «Гонконгского» подхода турецкими аналитиками обосновывается тем, что можно закончить войну «здесь и сейчас» и немедленно избавиться от ярма западных санкций (что, заметим, впрочем, весьма спорно; с учетом того, как Запад быстро вводит санкции и как медленно от них, обычно отказывается, если отказывается, вообще, используя их как рычаг давления и дальше – И.С.).

При этом, можно получить законный, неоспариваемый никем контроль над территориями, без продолжения кровопролитной и дорогостоящей войны.

А 50 лет, как полагают турки, – достаточно длинный срок, чтобы в течение него произошли какие-нибудь знаковые изменения, которые приведут к тому, что, либо срок сдвинется, либо соглашения, и вовсе, будут пересмотрены. Тем более, что за эти 50 лет можно будет выполнить «социальный инжиниринг» и добиться высокой интеграции «временно переданных» регионов в состав России и их полной русификации, что ещё больше затруднит их какое-либо возвращение назад.

Так рассуждает турецкая сторона, при этом совершенно упуская из виду те особые чувства, которые испытывает подавляющее большинство граждан России по отношению к Крыму, которые не приемлют никаких «временных решений». Это даже – не чувства по отношению к тем же Курильским островам. Достаточно лишь только вспомнить те настроения, которые возникли в России после того в 2014 году состоялось возвращение Крыма в состав Российской Федерации.

На самом деле, Крым – это тот редкий случай для России, по которому общество может «встать на дыбы». Полагаем, что и российское руководства, за рамками геополитического прагматизма, испытывает ровно те же самые чувства. А прагматизм внутриполитический говорит о том, что если власть хочет покончить жизнь политическим самоубийством, то оно пойдет на полумеры. Тем более, после той многолетней (!) информационной обработки, которой было подвергнуто российское общество по украинскому вопросу.

Так что, сценарий полумер под кодовым названием «9 Мая», хотя привязка может быть и к какой-то иной дате, изначально, можно было оценивать, как маловероятный.

Переходим ко второму сценарию войны на Украине, который турецким автором описывается следующим образом[iv]:

«Второй сценарий заключается в том, что Россия будет продолжать войну до тех пор, пока полностью не возьмет под свой контроль регион Донбасса. При этом, будут наноситься стратегические ракетные удары по критическим районам, как ослабляя способность Украины противостоять и возможность отвечать России войне, так и делая невозможным, с логистической точки зрения, для Запада обеспечивать военную поддержку (Украине).

Это можно рассматривать как сценарий, который позволит России легче продвигаться в районе Донбасса, который уже стал главным фронтом войны. И он позволит (России – прим.) получить полный контроль в районе Донбасса, ограничив контрнаступательные возможности украинской армии.

На этом этапе, Россия будет стремиться обеспечить полный контроль в Донецкой и Луганской областях, действуя через свои прокси, а также взять под контроль Харьков и укрепив там свое присутствие.

Если Россия сможет достичь своих военных целей в этом регионе, следующим шагом может стать объединение Донецкой и Луганской республик под названием «Республика Донбасс» и прямое присоединение к России или сохранение контроля над этим регионом путем «признания».

Когда город Мариуполь, который рассматривается как часть Донбасса, будет полностью захвачен, Россия сможет контролировать всю линию вдоль Азовского моря. Учитывая основную схему российских воздушных и ракетных атак в последние недели, легко увидеть, что Россия реализует стратегию установления полного контроля над регионом Донбасса. Поэтому, по сравнению с первым сценарием, который предусматривал окончание войны в течение двух недель, второй сценарий является более вероятным».

В отношении второго сценария, следует заметить, что Россия уже пошла по пути признания Донецкой и Луганской республик в качестве независимых государств.

При этом касательно их объединения между собой, о котором пишет турецкий автор, то оно не имеет значения с учетом того, что в нынешних условиях скорее ожидается, что Россия пойдет по пути включения Донецка и Луганска в свой состав. Вопрос заключается лишь в том, что данный сценарий предполагает то, что Россия «возьмет и остановится» на заранее собой прочерченных границах в условиях, когда украинская армия приступила к тому, чтобы наносить пусть и отдельные, но, все же, удары по российской территории. Вряд ли, в таких условиях, российская остановка возможна.

То есть, данное решение не приводит к устойчивому миру. И, более того, речь идет о том, что остановка на данном этапе, при условии продолжения «неограниченного кредита» помощи Украине со стороны Запада приведет к неизбежному, в обозримой перспективе реваншу в отношении России.

Даже если сейчас, объективно, на него у украинской армии не хватает сил. Иными словами, данные сценарий означает подарок Украине дополнительного времени на то, чтобы перегруппироваться для очередного по счету конфликта. При этом, с полным на то основанием рассчитывая, что он будет серьезным образом отличаться от того, что происходит даже в 2022 году. Заметим ту колоссальную перемену, которая произошла в украинской армии за период с 2014 по 2022 год. Представляется, что не нужно ещё 8 лет, чтобы украинская армия, в условиях неограниченной помощи со стороны Запада, совершила очередной качественный скачок. Рассчитывать на то, что с Украиной можно об этом, то есть, о втором сценарии, договориться – это значит до сих пор верить в то, что и Минские соглашения могут быть реализованными.

Продолжаем разбираться с возможными сценариями развития ситуации на Украине и приводим ниже описание сценария за номером 3[v]:

«Третий сценарий предполагает то, что после того, как Донбасс будет взят под контроль, Россия перейдет на новый этап и сменит фокус войны на захват Одессы. Эта точка рассматривается как большой расчет России и это – элемент, который покажет серьезность сценария. Таким образом, речь идет о превращении Украины в «закрытое государство» без выхода к Черному морю. Таким образом, Россия не только добьется своей цели в военном отношении, но и получит геополитическую выгоду.

Нынешние позиции российских войск в таких регионах, как Херсон, Николаев, Запорожье, еще не способны атаковать Одессу.

С другой стороны, это показывает, что у украинских сил есть военная мобилизация, которая заставит российские силы уйти в этих регионах.

Однако результат, который России удастся достигнуть в Донбассе, может создать среду, в которой Россия может перейти к новому этапу, когда Одесса будет находиться в пределах ее досягаемости.

Реализация указанного сценария возможна для России только (имеется в виду, не ранее – И.С.) в течение ближайшего месяца. Стоит отметить, что все зависит от того, как будет продолжаться война, будут ли достигнуты успехи на Донбассе и в каких масштабах будет расширяться западная военная поддержка Украины.

Трудности, которые предстоит испытать при наращивании военной поддержки Запада, слом сопротивления украинской армии российскими воздушными и ракетными ударами, а также достижение «победы» на Донбассе, позволят России двигаться к этой цели более спокойно. В противном случае, этот сценарий останется крайне маловероятным».

Говоря о тех факторах, которые позволят говорить о сценарии №3, заметим, что ничто пока не указывает на то, что Украина испытывает трудности с получением военной помощи со стороны Запада. Также ещё рано говорить о том, что наступил слом сопротивления украинской армии из-за воздушных ударов. Аналогичным образом, на момент написания данного материала, заметного продвижения на Донбассе (пока) не произошло, вопреки прогнозам того, что все подготовительные мероприятия для решающей битвы Россией на Донбассе завершены.

Напротив, речь идет о том, что Украина собирается мобилизовать до 1 млн своих граждан, на фоне того, что подобных цифр о наращивании российской группировки и близко не озвучивается. Те цифры, которые звучат, — это всё же про десятки тысяч новых штыков. Кроме того, есть ещё пример Мариуполя, который дался российским войскам  дорогой ценой и, до сих пор, не до конца решена проблема «Азовстали».

Очевидно, что взятие Одессы если и может состояться, то только по мариупольскому сценарию – нежелательному для России по целому ряду причин. Политического решения повторить в Одессе Мариуполь на момент написания данного материала ещё не принято. Неслучайно, турецкий эксперт в своем материале говорит о вероятности реализации данного сценария со многими оговорками, касающимися как противоборствующих сторон, так и позиции коллективного Запада.

То, что у Запада есть в запасе длинная колода асимметричных методов воздействия на Россию – это очевидно на фоне оформления заявки на членство в НАТО со стороны доселе нейтральных Финляндии и Швеции. При минимальных возможностях российской стороны этот процесс не только остановить, но и даже замедлить.

Цитируем размышления турецкого эксперта по поводу четвертого сценария развития ситуации:

«Четвертый и, возможно, самый опасный сценарий заключается в том, что Россия в своих стратегических атаках нацеливается на страну-члена НАТО или наносит прямой удар по их прокси внутри Украины.

Заявление Кремля о том, что он будет нацеливаться на элементы, перевозящие оружие на Украину, может привести к тому, что война перейдет в неконтролируемую фазу.

С другой стороны, такой сценарий представляется вероятным в условиях, когда война приобретает гибридный характер, а Россия продолжает нести большие потери. Тот факт, что только 3 мая Россия совершила 18 различных ракетных ударов по важнейшей военной и гражданской инфраструктуре Украины, показывает, что к этой возможности следует относиться серьезно.

Тот факт, что США и Англия не только поставляют оружие, но и оказывает мощную разведывательную поддержку, увеличивает потери России, а также увеличивает стратегические атаки российских войск и усиливает возможность «расползания войны»».

Итак, четвертый сценарий турецких экспертов, в отличие от трех предыдущих – не про территориальные продвижения Вооруженных сил России на Украине, а про угрозу перерастания локального военного конфликта в конфликт глобальный. Этот сценарий, заметим, зависит, в первую очередь, от способности противоборствующих сторон на Украине не допустить перехода конфликта в неконтролируемую фазу. В чем присутствует ещё и изрядная доля случайности, которая может возникнуть в любой момент. Однако, заметим, что порог принятия реальности ядерной войны на уровне риторики мировых политиков и обозревателей – существенно снижен, что создает дополнительные угрозы перехода войны в четвертый сценарий, минуя первые три.

И, наконец, пятый сценарий в исполнении турецкого аналитика изложен следующим образом[vi]:

«Последний сценарий — это укрепление сил Украины для комплексного ответа России и для её атак в районах, находящихся под контролем российских сил.

Если будет интенсификация оружейной помощи Украине и не будет проблем с поставкой этого оружия, возможно, Украина сможет дать такой ответ. Что делает такую ​​возможность более сильной, так это то, что США и Англия продемонстрировали, что хотят, чтобы война продолжалась какое-то время.

Таким образом, может сложиться ситуация, когда, то чего желают (имеется в виду на Западе – прим.), Россия будет переходить от нападения к обороне в Украине, а интенсивность и масштабы войны могут увеличиться. В таком случае, также можно ожидать ударов украинских сил по Донбассу, а также по Крыму.

Учитывая упомянутые выше сценарии, можно сказать, что вероятность реализации второго и третьего сценариев выше, чем у остальных. Периодическая реализация обоих этих сценариев означает, что, несмотря на все свои тяжелые потери, Россия получает то, что хочет в войне на Украине, и может открыть дверь для нового геополитического противостояния в среднесрочной перспективе. В частности, реализация третьего сценария может потребовать от Турции пересмотра своего отношения к войне».

Как мы можем видеть, в пятом сценарии турецкий автор говорит о том, что возможен переход войны на Украине в затяжную фазу. Как неоднократно заявляли турецкие политики, особенно в контексте того, что поспешили провозгласить «стамбульским процессом», есть определенные силы на Западе, которые не хотели бы того, чтобы мирные договоренности между Россией и Украиной были бы достигнуты.

В частности, в телевизионном интервью частному новостному каналу CNN Turk, перепечатанном турецким информационным агентством Anadolu 20 апреля, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сказал, что Турция не думала, что российско-украинская война продлится так долго после мирных переговоров в Стамбуле.

«Но после встречи министров иностранных дел стран НАТО сложилось впечатление, что внутри стран-членов НАТО есть те, кто хочет, чтобы война продолжалась, (говорят) пусть война продолжается, а Россия слабеет», — сказал Мевлют Чавушоглу[vii].

Скажем больше, к настоящему времени, идея о том, что Запад хочет продолжения войны на Украине стала самой распространенной среди турецких официальных лиц и политологов, вкупе с мыслью о том, что коллективный Запад не хочет давать России мира на «почетных условиях», позволяющих российской власти, как минимум, сохранить свое лицо, в условиях, когда «специальная военная операция», в своем базовом сценарии, не реализовалась, и как раз сейчас решается вопрос о том, превратится ли она в полноценную, затяжную войну. Запад делает все возможное для того, чтобы реализовался сценарий именно затяжной войны, максимально ослабляющий Российскую Федерацию.

Впрочем, заметим, что и со стороны Российской Федерации, как можно заметить, наступает понимание того, что ей придется идти до конца, чего российская сторона, как становится ясно по прошествии времени, пыталась избежать, выделив ограниченные ресурсы на проведение операции, исходя из её запланированной краткосрочности.

Это же касается и российской подготовки к возможной реакции Запада на специальную операцию – подготовка, как можно судить, велась пусть к жестким, но, все же, ограниченным санкциям, которым стремились не дать выйти на «оперативный простор».

Если бы реализовался бы сценарий со сменой власти в Киеве, тогда Россия могла бы ставить свои условия в рамках нового фактического статус-кво. Но вот нынешний статус-кво не устраивает никого – ни Россию, ни Украину, ни коллективный Запад. Позиция же Турции по данному вопросу заключается в том, что Турция не заинтересована в сокрушительном поражении ни одной из стороны – ни России и ни Украины, потому что они чреваты для Турции политическими и экономическими издержками.

Главная идея турецкого руководства, в настоящее время, заключается в том, что Россию надо останавливать на Украине не жесткими методами, а мирными соглашениями, которые, будучи почетными по форме, по сути не несут для России серьезных геополитических приобретений.

В этом смысле, идеальным мог бы стать, чисто теоретически, сценарий, который мы назвали «9 Мая» или сценарий №2 с выходом России на административные границы Донецка и Луганска. Исчезновение Украины как Черноморского государства Турцию не устраивает, так как это меняет всю геополитику региона.

А, следовательно, в нынешних условиях и на момент написания данной статьи, Турция проводит мягкую политику убеждения российской стороны в необходимости продолжения «стамбульского процесса» с фиксацией нынешнего статус-кво на полях сражений. Разумеется, веским аргументом при этом является глобальная безопасность и необходимость недопущения территориального расползания конфликта на сопредельные страны, не говоря уже о его переходе в конфликт ядерный.

[i] Podcast: Ukrayna Savaşına Dair Beş Senaryo. SETAV. Murat Yeşiltaş. https://www.setav.org/podcast-ukrayna-savasina-dair-bes-senaryo/. Доступ: 16.05.2022.

[ii] Podcast: Ukrayna Savaşına Dair Beş Senaryo. SETAV. Murat Yeşiltaş. https://www.setav.org/podcast-ukrayna-savasina-dair-bes-senaryo/. Доступ: 16.05.2022.

[iii] Podcast: Ukrayna Savaşına Dair Beş Senaryo. SETAV. Murat Yeşiltaş. https://www.setav.org/podcast-ukrayna-savasina-dair-bes-senaryo/. Доступ: 16.05.2022.

[iv] Podcast: Ukrayna Savaşına Dair Beş Senaryo. SETAV. Murat Yeşiltaş. https://www.setav.org/podcast-ukrayna-savasina-dair-bes-senaryo/. Доступ: 16.05.2022.

[v] Podcast: Ukrayna Savaşına Dair Beş Senaryo. SETAV. Murat Yeşiltaş. https://www.setav.org/podcast-ukrayna-savasina-dair-bes-senaryo/. Доступ: 16.05.2022.

[vi] Podcast: Ukrayna Savaşına Dair Beş Senaryo. SETAV. Murat Yeşiltaş. https://www.setav.org/podcast-ukrayna-savasina-dair-bes-senaryo/. Доступ: 16.05.2022.

[vii] Some NATO states want war in Ukraine to continue: Turkiye. Anadolu Ajansı. Handan Kazancı, Rabia İclal Turan. https://www.aa.com.tr/en/russia-ukraine-war/some-nato-states-want-war-in-ukraine-to-continue-turkiye/2568852. Доступ: 16.05.22.

52.7MB | MySQL:103 | 0,519sec