Об итогах выборов в Сомали

В ночь с 15 на 16 мая в Сомали завершились национальные выборы, затянувшиеся на целых полтора года. После окончания в апреле с. г. выборов в Народное Собрание (нижнюю палату парламента страны) депутатами обеих палат наконец был избран новый президент Сомали, которым стал один из лидеров объединённой оппозиции, руководитель партии «Союз за мир и прогресс» Хасан Шейх Махмуд, занимавший президентский пост в период с 2012 по 2017 годы. В третьем туре выборов он уверенно обошёл своего основного соперника – уходящего президента Махамеда Абдуллахи Махамеда (Фармаджо), набрав вдвое больше голосов. Последний признал своё поражение на выборах, и новый президент сразу же был приведён к присяге.

Успех Хасана Шейха Махмуда в целом стал закономерным следствием одержанной оппозицией победы на выборах в парламент, где её представители получили большинство мест и заняли все руководящие посты в обеих палатах (председателем Совета Федерации был вновь избран Абди Хаши Абдуллахи, а председателем Народного Собрания — Адам Махамед Нур (Мадобэ), занимавший этот пост в 2007-10 гг.). После того, как в декабре 2021 г. Фармаджо фактически был отстранён от реальной власти в стране премьер-министром Махамедом Хусейном Робле, который ещё ранее открыто перешёл на сторону оппозиции, исход парламентских, а следовательно и президентских, выборов в Сомали был предрешён. Пользуясь присвоенными себе неограниченными полномочиями, М.Х.Робле произвольно сменил состав и руководство Центральной избирательной комиссии, включив в ЦИК верных ему людей. В дальнейшем ЦИК послушно исполняла указания премьер-министра, облегчая избрание в парламент кандидатов от оппозиции и препятствуя попаданию туда кандидатов от пропрезидентской партии «За мирную жизнь». При этом в ЦИК нередко попросту игнорировались решения Комиссии по разрешению споров и региональных избирательных комиссий. Из числа грубых нарушений закона, допущенных в ходе избирательной кампании в Сомали, наиболее явными были следующие:

— неприкрытое вмешательство в процесс выборов со стороны глав федеральных регионов (многие депутаты фактически назначались сверху, а их выборы проходили фиктивно, часто на безальтернативной основе);

— состав многих комиссий выборщиков не отвечал установленным требованиям, а в адрес старейшин и выборщиков то и дело поступали угрозы, как со стороны местных властей, так и со стороны салафитской группировки «Аш-Шабаб», причём несколько выборщиков действительно были убиты террористами;

— неоднократно ход избирательного процесса прерывался из-за политических и вооружённых провокаций оппозиционных сил, прежде всего сторонников «Союза кандидатов на пост президента» из соплеменности хавие, которые оказывали мощное давление на ЦИК и законные органы власти;

— в нарушение Соглашения о порядке проведения выборов от 17.9.20, утверждённого парламентом Сомали, выборы 16 депутатов Народного Собрания от пров. Гедо (Джубаленд) были произвольно перенесены из административного центра Гарбахаррей в пос. Эль-Уак, расположенный на границе с Кенией, что обеспечило включение в состав парламента кандидатов, назначенных президентом Джубуленда, а не сторонников Фармаджо.

Примечательно, что ни представитель генерального секретаря ООН в Сомали, ни дипломаты ЕС и других западных государств, наблюдавшие за процессом выборов и постоянно предостерегавшие сомалийские власти от препятствования избирательному процессу и свободному волеизъявлению, по сути, закрыли глаза на упомянутые многочисленные нарушения и тем самым негласно поддержали оппозиционные Фармаджо силы. А между тем массовый и систематический характер нарушений порядка проведения выборов в Сомали ставит под вопрос саму легитимность их результатов. Однако эти результаты, по-видимому, вполне устраивают как западных «друзей Сомали», так и соседние государства и большинство арабских стран, для которых Фармаджо со своим курсом на восстановление национального суверенитета и укрепление центральной государственной власти был в общем-то неудобным и несговорчивым  партнёром.

Другое дело – Хасан Шейх Махмуд. В годы его прошлого президентства иностранным компаниям проще было вести свой законный и не совсем законный бизнес как в Могадишо, так и в федеральных регионах. Правда, для заключения контрактов приходилось выделять средства на 10%-ные «откаты» правительству и аппарату президента, но эти издержки с лихвой покрывались баснословными доходами от поставок ката из Кении, перепродажи оружия и военного имущества, захоронения на территории Сомали промышленных отходов из Европы, получения исключительных прав на управление морскими портами и аэропортами, разведку нефтегазовых месторождений и от прочих сделок. Многие из контрактов, заключённых иностранными компаниями до 2017 г., с приходом к власти Фармаджо были признаны незаконными, но теперь появилась надежда на восстановление прежних коррупционных схем и возобновление контрактов. Стоит лишь, как прежде, включить в число субподрядчиков фирмы, принадлежащие президенту или его родственникам, типа «Аль-Хейрад» или AMECO. Ведь в своих предвыборных выступлениях Хасан Шейх Махмуд ратовал за поощрение иностранных инвестиций в национальную экономику, предоставление бóльших экономических прав федеральным регионам, дальнейшее реформирование государственной финансовой системы. Но если под финансовой реформой он подразумевает возврат к прежней практике бесконтрольного расходования бюджета и выдачу финансовых средства из Центробанка по запискам от президента, то такое реформирование вряд ли найдёт понимание со стороны международных финансовых институтов и стран-доноров.

Конечно, для привлечения иностранных инвестиций в страну необходима политическая стабильность и безопасность, что также обещал обеспечить сомалийскому народу вновь избранный президент. Однако если вспомнить, что в годы его прошлого президентства силовые структуры Сомали месяцами оставались без всякого финансирования, а значительные средства якобы выделялись на выплату жалования несуществующим подразделениям и прочим «мёртвым душам», то закрадывается сомнение в искренности предвыборных обещаний нового президента.

Впрочем, поскольку Хасан Шейх Махмуд происходит из племени абгаль соплеменности мудулод/хавие, он несомненно может расчитывать на поддержку своих соплеменников, составляющих большинство населения Могадишо и соседних провинций. Во всяком случае, жители столицы с энтузиазмом встретили сообщение об избрании его президентом страны, устроив массовые ликования на улицах, несмотря на введённый по случаю выборов комендантский час. По той же причине новому президенту будет проще возобновить переговоры с властями самопровозглашённой Республики Сомалиленд, которые практически прекратились при Фармаджо. Наверняка новый президент восстановит в полном объеме политические и экономические связи с ОАЭ и Кенией, где проживает его вторая жена с детьми. А вот военно-политическое сотрудничество с Эфиопией, вероятно, будет сложнее сохранять на прежнем уровне в силу традиционного недоверия и даже враждебности большинства племён хавие по отношению к этой стране. Многое в этом вопросе будет зависеть от того, кто будет назначен новым премьер-министром Сомали.

В целом же завершение парламентских и президентских выборов в Сомали позволяет надеяться на определённую стабилизацию в ближайшей перспективе политической обстановки в этой стране.

Информация о новом президенте Сомали:

Хасан Шейх Махмуд родился в 1955 г. в  гор. Джалалакси, происходит из рода уаайсле (абгаль/мудулод/хавие). Высшее  образование получал в университетах Могадишо и Бхопала (Индия). Работал в сфере образования в UNDP, UNICEF и Временном федеральном правительстве Сомали. В 1999 г. основал в Могадишо университет SIMAD. С 2005 г. возглавлял Сомалийский гражданский форум, а с 2011 г. –  Партию за мир и прогресс. Выражает интресы  группировки «Дам-уль-Джадид», хотя отрицает своё членство в ней. Первый раз президентом Сомали избран 10.09.2012 года. Отличается авторитарным стилем руководства. Имеет двух жён.

52.13MB | MySQL:103 | 0,470sec