Об ограничительных мерах по экспорту продовольствия в странах Ближнего Востока и Северной Африки

В свете угрожающего планете глобального продовольственного кризиса растет количество стран в мире, которые в целях защиты национальной продовольственной безопасности принимают ограничительные меры по вывозу производимого либо ввозимого в страну ценного продовольствия, сырья и удобрений на международные рынки.

Эти меры предпринимаются странами во избежание рисков образования внутреннего продовольственного дефицита, и в последние недели приобретают эффект домино, тем самым создавая угрозу существенной дезорганизации мировой торговли аграрной и продовольственной продукцией. Так, по оценке экспертов Международного исследовательского института по продовольственной политике (ИФПРИ), продолжение конфликта на Украине и сохранение в силе введенных западными странами против России санкций весьма вероятно уже в начале осени 2022 года приведет к появлению дефицита продовольствия в различных странах мира. В особенности речь идет о дефиците пшеницы и растительного масла, что в свою очередь станет драйвером для присоединения все большего количества стран к мерам по введению торговых экспортных ограничений на продовольствие.

Примечательно, что с началом украинского конфликта в конце февраля с. г. введены беспрецедентные по масштабам ограничения на торговлю продовольствием. Стоит отметить, что только отключение от глобальных агропродовольственных рынков России и Украины создает критическую ситуацию. До настоящего времени обе страны в совокупности контролировали 12% мирового объема торговли продовольствием в калориях. По мере присоединения к продовольственному эмбарго с марта 2022 года новой группы стран, ситуация стала развиваться по драматическому сценарию.

В результате, уже в мае с. г. по степени и охвату ограничительных мер ситуация превзошла меры, принятые на ранней стадии пандемии в 2019-2020 гг. и тем более вышла за рамки ограничительных мер, принимаемых в период глобального продовольственного кризиса 2008 года. В начале мая число стран, принявших ограничительные меры по экспорту продовольствия в мире выросло с 3 до 16, а дола продовольственной торговли, которая была де-факто заморожена в результате ограничительных мер, сейчас составляет 17% от общего объема. При этом процесс не прекращается, и с каждой неделей все большее число стран принимает аналогичные решения.

Страны Ближнего Востока и Северной Африки, большинство которых испытывают традиционно сильную зависимость от продовольственного импорта, в числе первых еще в марте 2022 г. стали внедрять различные ограничения по экспорту стратегически важных видов продовольствия. Мотивация – они всерьез опасаются последствий возникновения дефицита продовольствия, поскольку национальные стратегические продовольственные резервы в этих странах в среднем рассчитаны на 3-6 месяцев обеспечения.

Среди наиболее пострадавших от введения экспортных ограничений стран в регионе следует выделить Египет, Сирия, Ливан, Оман и Судан – эти страны максимально зависимы от импорта всех видов продовольствия. В их продовольственном балансе на импорт из других стран приходится соответственно от 45% до 54% всех требуемых для удовлетворения национальных потребностей продовольственных калорий.

В достаточно сложной ситуации под воздействием экспортных ограничений находится и следующая категория менее зависимых от импорта продовольственных калорий стран (уровень зависимости варьируется в пределах 30-40%). К ним относятся страны Северной Африки — Ливия, Мавритания, Тунис, а также Пакистан, Ирак, Турция и Йемен.

С другой стороны, некоторые страны Ближнего Востока и Северной Африки собственно сами стали применять защитные меры по ограничению своего экспорта в другие страны. По данным на май 2022 года известно, как минимум о шести странах региона, которые приняли такие меры в отношении тех или иных видов продовольственной номенклатуры. В этом списке три североафриканские страны – Алжир, Египет и Марокко, а также Кувейт, Турция и Ливан. Мотивация понятна – все эти страны в значительной степени зависят от импорта пшеницы и других важных видов продовольствия и стремятся не допустить продовольственного дефицита.

Наиболее жесткие ограничительные меры ввел Алжир – на экспорт запрещено вывозить 96% всего объема продовольственных калорий в стране, в том числе важнейшие виды продовольствия – сахар, пшеницу, пасту и растительное масло.

Также жесткие меры введены в Турции и Египте – они ограничили вывоз 60% и 50% продовольствия соответственно. В марте Анкара приостановила поставки на внешние рынки зерновых, масличных, растительного масла, чечевицы, сухофруктов и маргарина. Аналогично в этот же период Египет запретил вывоз в третьи страны пшеницы и пшеничной муки, а также чечевицы и пасты.

В то же время, вероятные негативные последствия введенных ближневосточными странами ограничительных мер на мировые аграрные рынки представляются не столь значительными.

За исключением Турции, вклад которой в мировую продовольственную торговлю составляет 0.65%, остальные страны не являются крупными поставщиками продовольствия в мировом масштабе, поэтому их ограничительные меры не способны нанести существенного ущерба доступности продовольствия в мире. При этом в совокупности Турция ограничила в стоимостном выражении 31% всего своего продовольственного экспорта. Доля Турции по отдельным видам продовольствия, на которые наложено эмбарго, составляет почти 10%.

С другой стороны, по мере присоединения к продовольственному эмбарго все большего числа стран, образуется кумулятивный эффект домино, подталкивающий другие страны к принятию аналогичных ограничительных мер. В этом заключаются главные риски для продовольственной безопасности региона в среднесрочной перспективе. В случае, если будут нарушены логистические цепочки и рыночные связи между странами региона, а также с глобальными рынками, ситуация в сфере продовольственной безопасности может быстро деградировать во всем регионе.

62.2MB | MySQL:101 | 0,451sec