Оценки в Израиле происходящего на Украине и ситуации вокруг нее. Часть 15

С момента начала Россией 24 февраля 2022 г. специальной военной операции на Украине, в израильских СМИ и экспертно-аналитических центрах анализируют развитие военной кампании и ее возможные последствия для Израиля, Ближневосточного региона и всего мира в целом.

Узи Рубин,  эксперт по противоракетной обороне и устойчивости израильского тыла в Иерусалимском институте стратегии и безопасности (Jerusalem Institute for strategy and security, JISS), в оценках «войны на Украине, которая характеризуется крупнейшим наземным сражением со времен войны в Персидском заливе 1991 года», основное внимание уделяет влиянию на ход боевых действий оружия XXI века – высокоточных ракет (рассматривается в Части 14 статьи) и беспилотных летательных аппаратов (БПЛА)[i].

Эксперт JISS важным аспектом «битвы за Украину» называет широкое использование БПЛА обеими сторонами для ведения визуальной разведки и совершения наземных атак. Он отмечает, что в 2019 г. Украина закупила у Турции 20 вооруженных БПЛА «Байрактар», которые впоследствии доказали свою эффективность в Нагорно-Карабахской войне 2020 г., а также в ряде других конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. «Украина применила их против вторгшихся русских с самого начала войны. Как и азербайджанцы в войне 2020 г., украинцы в пропагандистских целях использовали видеоролики с успехами своих БПЛА, публикуя снятые камерами «Байрактаров» боевые кадры поражений российской бронетехники и техники». Тем не менее, эксперт считает влияние этих БПЛА на ход боевых действий на Украине незначительным, в отличие от решающей роли, которую они сыграли против армии Армении в 2020 г.

Ссылаясь на данные турецкого блога ORYX, У.Рубин приводит данные, согласно которым по состоянию на 12 апреля общие потери российской подвижной техники составили 476 танков, 849 бронетранспортеров и 787 грузовиков. Из них «Байрактарами» были подбиты только 6 БТР и 24 грузовика, тогда как в этом списке нет ни одного танка. Что касается российских наземных сил и средств ПВО, то здесь несколько иные результаты: из 25 систем, потерянных Россией, десять приписываются «Байрактарам».

Израильский эксперт допускает, что «операторы этих БПЛА (некоторые из которых были турками, судя по саундтреку к одному из видеороликов) стремились придерживаться стратегии, примененной в Нагорно-Карабахской войне 2020 г., когда они впервые уничтожили большую часть ПВО Армении. Однако на этот раз БПЛА турецкого производства не удалось повторить прежний успех, о чем свидетельствует незначительное количество уничтоженной ими российской техники». Более того, «поскольку каждое видео с «Байрактара» имеет дату, тщательное их изучение показывает, что после первой недели войны количество пораженных целей уменьшается и фактически сводится на нет в середине марта».

У.Рубин предлагает два объяснения.

Во-первых, тихоходные и уязвимые БПЛА «Байрактар» успешнее сбивались современными российскими мобильными ЗРК, нежели устаревшими армянскими.

Во-вторых, (в данном случае он ссылается на турецких наблюдателей) украинцы решили уменьшить освещение в СМИ действий своих боевых БПЛА, чтобы отвлечь от них внимание России. Второе объяснение, по мнению эксперта, является надуманным, «но даже если оно верно, то является лишь косвенным подтверждением первого, согласно которому русские раскусили «Байрактары» и начали сбивать их с большой скоростью».

Отмечается широкое использование Украиной беспилотных вертолетов. Эксперт ссылается на публикацию «в ведущей западной газете», согласно которой на Украине несколько лет назад добровольцы и энтузиасты создали подразделение тяжелых беспилотных вертолетов. Личный состав этого подразделения разработал собственную марку тяжелых 8-роторных транспортных средств, которые могли нести легкие бомбы. В качестве основателя группы упоминается некий «украинский эксперт в области высоких технологий, участвовавший в «цветной революции» 2014 г., в результате которой был свергнут пророссийский президент [Янукович]». «Финансирование НИОКР и производства осуществлялось за счет небольших государственных бюджетов и краудсорсинга. В начале русского вторжения к Киеву с севера подошла крупная бронетанковая колонна. Это украинское подразделение совершило вылазку, передвигаясь ночью на вездеходах. Бомбы их тяжелых беспилотных вертолетов уничтожили ведущие машины колонны, остановив ее продвижение. Затем были ликвидированы бензовозы и грузовики с припасами в хвостовой части колонны, что парализовало ее на несколько дней. Россияне пытались вывести из строя украинские БПЛА с помощью радиоэлектронных помех, но им приходилось время от времени делать перерыв, чтобы позволить работать своим БПЛА. Украинцы использовали паузы в радиопомехах для запуска тяжелых беспилотных вертолетов». Передавая эту историю, У.Рубин допускает предвзятость публикуемой информации, т.к. «история о том, как разъяренная группа энтузиастов высоких технологий остановила русскую бронетанковую колонну, представляется достаточно сомнительной». Однако косвенным подтверждением хотя бы части этой истории он считает опубликованное в России видео, на котором мобильная система ПВО сбивает тяжелый восьмироторный украинский беспилотный вертолет.

Помимо этого, пишет эксперт, украинцы широко используют беспилотные вертолеты коммерческого класса, которые можно приобрести у продавцов товаров народного потребления. «Социальные сети наводнены изображениями с таких аппаратов, на которых запечатлены российские войска в полевых условиях, уничтожение российской бронетехники, а также военные преступления, совершенные российскими войсками против мирных жителей Украины». Отмечается, что сторонники Украины на Западе предоставляют украинским военным сотни беспилотных средств коммерческого класса. В результате их использования создается впечатление, что поле боя прозрачно, на нем невозможно скрыть вооруженные силы. Их положение и перемещения постоянно отслеживаются в режиме реального времени, по крайней мере, в ясную погоду и в основном в дневное время.

Россия, по словам У.Рубина, «в свою очередь, бросила в бой все типы своих беспилотных летательных аппаратов». Для тактической разведки и наблюдения в труднодоступных местах используется «Орлан-10». В целом «против украинских сил Россия задействовала несколько типов боевых БПЛА, одним из которых является Forepost-R, российская версия невооруженного израильского БПЛА Searcher-2, проданного несколько лет назад России (одна видеозапись, опубликованная Украиной, показывает израильские метки на оборудовании сбитого экземпляра)».

«Ведущим российским вооруженным БПЛА, эквивалентным украинскому «Байрактару»», эксперт называет «Иноходец» (в экспортной версии именуется «Орион»), «довольно большой БПЛА, который может нести до 250 кг (550 фунтов) боеприпасов, включая ракеты класса «воздух-воздух» для борьбы с вертолетами». Эксперт ссылается на «опубликованное в России видео, на котором этот БПЛА атакует наземные цели противотанковыми ракетами». По данным эксперта, минимум один «Иноходец» был сбит, «вероятно, украинским ПЗРК». Отмечается наличие у российских военных БПЛА-камикадзе «Куб», внешне напоминающего иранский Shahed-136, который был задействован для нанесения удара по саудовской нефтяной базе в 2019 г. Тем не менее, несмотря на большой выбор российских вооруженных БПЛА, их влияние на наземную кампанию эксперт считает «в лучшем случае ограниченным».

В заключении он отмечает, что битва за Украину далека от завершения, и ее дальнейший ход может подтвердить или опровергнуть все сделанные ранее заключения и изменить представления. На данном этапе по оценкам У.Рубина, России с помощью крылатых и баллистических высокоточных ракет удалось значительно подавить боеспособность ВСУ, не дав им возможность противодействовать маневрированию российских сухопутных войск в начале войны. Воздушные бои также сыграли важную роль в сокращении численности украинской истребительной авиации. Тем не менее, важным уроком для ВВС Запада, и особенно для ВВС Израиля, он считает тот факт, что истребители ВСУ вынуждены взлетать и приземляться на оставшихся неповрежденными участках взлетно-посадочных полос, совершая не более 5-10 самолето-вылетов в день, что свидетельствует об эффективности высокоточных ракет в уничтожении авиабаз.

Что касается беспилотных летательных аппаратов, то наибольшую значимость они имеют в проведении разведки на полях сражений в реальном времени. БПЛА и беспилотные вертолеты, включая коммерческие системы, привели к «прозрачности поле боя», на котором ничего нельзя скрыть. Тем не менее, наземные атаки вооруженных БПЛА обеих сторон не оказали заметного влияния на ход сражений, что вызывает у эксперта удивление, учитывая решающую роль вооруженных БПЛА в недавних наземных операциях на севере Сирии, Ливии и на Кавказе.

Таким противоречиям он находит два объяснения.

Во-первых, уровень огневой мощи вооруженных беспилотников по сравнению с наземной огневой мощью артиллерии и противотанковых средств ничтожен.

Во-вторых, защищающие своих военных в наступлении современные российские наземные средства ПВО, оценив украинские вооруженные БПЛА (турецкие «Байрактары»), начали сбивать их быстрее, чем осуществлялись новые поступления (если турки вообще предлагали какое-либо пополнение). Исходя из того, что накануне войны у Украины было на вооружении 20 «Байрактаров», российским ПВО удалось сбить большую их часть за первые три недели войны – «продолжительный, но небезосновательный период времени».

Следовательно, «вооруженные БПЛА могут иметь значительный эффект в войнах низкой интенсивности и против неискушенных противников. Уязвимость более крупных типов, таких как турецкие «Байрактары» и российские «Иноходцы», перед современными наземными средствами ПВО снижает их способность влиять на ход боевых действий на земле в высокоинтенсивных конфликтах (вывод о влиянии БПЛА-камикадзе еще только предстоит сделать)». Это тоже называется важным уроком для западных армий и ВВС. У.Рубин полагает, что в наземных операциях пилотируемым штурмовикам суждено уступить место не беспилотной авиации, а высокоточным ракетам, запускаемым на расстоянии в сотни километров. «Именно защита от таких крылатых и баллистических ракет будет решать исход будущих войн».

[i] Missiles and UAVs in the Battle of Ukraine: A Preliminary Evaluation / JISS. 19.05.2022.  https://jiss.org.il/en/rubin-missiles-and-uavs-in-the-battle-of-ukraine/

52.48MB | MySQL:103 | 0,471sec