Доклад ООН о действующих в Афганистане экстремистских группировках «Джаиш-е-Мохаммад» и «Лашкар-е-Тайба»

Согласно последнему отчету ООН, экстремистские группировки «Джаиш-е-Мохаммад» (JeM) и «Лашкар-е-Тайба» (LeT) развернули тренировочные лагеря в ряде провинций Афганистана. Некоторые  из них находятся под непосредственным контролем радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ). В 13-м отчете Группы аналитической поддержки и наблюдения за санкциями говорится о том, что «Джаиш-е-Мохаммад» (JeM) – деобандийская группировка, идеологически более близкая к талибам – содержит восемь тренировочных лагерей в Нангархаре, три из которых находятся непосредственно под контролем боевиков движения. Постоянный представитель Индии при ООН Т.С.Тирумурти, также являющийся председателем Комитета по санкциям в отношении талибов, передал доклад для «доведения информации до сведения членов Совета Безопасности». В сообщении говорится, что возглавляемая Масудом Азхаром группировка «Джаиш-е-Мохаммад» идеологически близка к талибам. Главой JeM в Афганистане недавно был назначен Кари Рамазан. При этом LeT, возглавляемая Хафизом Саидом – организатором террористических атак в Мумбаи в 2008 г. – описывается в предыдущих отчетах Группы по наблюдению как организация, предоставляющая талибам финансирование для проведения операций и обучения боевиков. «В Афганистане, по данным одного государства-члена (ООН – авт.), ее возглавляет Мавлави Юсуф», – говорится в отчете. Согласно приведенной в докладе информации, в октябре 2021 года другой лидер LeT, Мавлави Асадулла, встретился с заместителем министра внутренних дел правительства  «Талибана» Нуром Джалилем. То же государство-член сообщило, что в январе 2022 года делегация талибов посетила тренировочный лагерь, используемый LeT в районе Хаска Мена в Нангархаре. «Группировка предположительно поддерживает три лагеря в Кунаре и Нангархаре. В сообщении говорится, что среди предыдущих членов LeT были Аслам Фаруки и Эджаз Ахмад Ахангар (он же Абу Усман аль-Кашмири), оба впоследствии присоединившиеся к «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ). Согласно отчету, другое государство-член заявило, что нет никаких доказательств присутствия JeM и LeT в регионе, и причина тому – направленные против них эффективные операции по обеспечению безопасности. 13-ый отчет Группы аналитической поддержки и наблюдения за санкциями Комитета по санкциям в отношении движения «Талибан» является первым отчетом, опубликованным после захвата Кабула талибами 15 августа прошлого года. В нем отмечается, что в период с августа 2021 по апрель 2022 года талибы укрепили контроль над Афганистаном, назначив 41 человека, находящегося под санкциями ООН, на должности в кабинет министров и на другие руководящие позиции в своей администрации. Руководство отдавало предпочтение лояльности и старшинству, а не компетентности кадров, в результате чего его решения были непрозрачными и непоследовательными. В отчете также говорится, что террористы из группировки «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещена в РФ) составляют крупнейший процент иностранных боевиков в Афганистане, и их численность оценивается в несколько тысяч человек. Другие группы включают «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ), «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ, запрещено в РФ), JeM, «Джамаат Ансарулла» и LeT, каждая из которых насчитывает несколько сотен боевиков. В документе говорится, что из всех иностранных экстремистских группировок возглавляемая муфтием Нуром Вали Мехсудом ТТП, возможно, больше всего выиграла от захвата «Талибаном» власти в Афганистане. Группировка продолжает существовать как самостоятельная сила, вместо того, чтобы испытывать давление с целью слияния своих боевиков с подразделениями афганских талибов, как это происходит в стране с большинством иностранных террористических ячеек. Согласно различным оценкам, группировка состоит из 3000-4000 вооруженных боевиков, базирующихся вдоль восточного и юго-восточного района границы между Афганистаном и Пакистаном. По словам одного государства-члена, контроль над Министерством внутренних дел и Министерством по делам беженцев и репатриации предоставляет дополнительные точки контакта для ТТП и «Сети Хаккани» (запрещена в РФ). Сообщается, что на главаря сети Сираджуддина Хаккани больше, чем на кого-либо другого, полагались в вопросе посредничества между ТТП и Пакистаном. В докладе говорится, что посредничество Хаккани не привело к устойчивому прекращению огня, но является еще одним свидетельством авторитета Сираджуддина Хаккани в «Талибане», а также среди рядовых членов ТТП и других преимущественно пуштунских группировок в восточном Афганистане. «Сеть Хаккани» до сих пор считается наиболее тесно связанной с террористической организацией «Аль-Каида» (запрещена в РФ). Группа по-прежнему является надежным партнером для обеспечения убежищ и поддержки ядра «Аль-Каиды» и ее регионального подразделения АКИС, в том числе путем поддержания связей с теми, кто давно установил отношения с покойным Джалалуддином Хаккани. В докладе говорится, что Хаккани чувствуют себя в долгу за поддержку их и талибов. В отчете отмечается, что после того, как талибы захватили Афганистан в августе 2021 г., «Сеть Хаккани» быстро перешла к установлению контроля над некоторыми ключевыми портфелями и министерствами: внутренних дел, разведки, паспортов и миграции. Среди видных правительственных должностей, занятых членами семьи Хаккани –  министр внутренних дел (Сираджуддин Хаккани) и министр по делам беженцев (Халил Ахмед Хаккани). Обязанности, связанные с этими ролями, включают в себя выдачу удостоверений личности, паспортов и наблюдение за лицами, въезжающими в страну и выезжающими из нее. «Сеть Хаккани» также стала самой вооруженной фракцией и контролирует ряд вооруженных формирований, в том числе элитный 313-й батальон «Бадри». В отчете также отмечается, что кандагарские (дуррани) талибы преобладают среди руководства движения, а пуштуны имеют преимущество над другими этническими группами. Несколько ключевых таджикских и узбекских командиров на севере были заменены пуштунами с юга, и эти решения были приняты на фоне «организованной кампании по вытеснению этнических таджикских, туркменских и узбекских общин с богатых сельскохозяйственных земель на севере». При этом сплоченность внутри самой группировки было легче поддерживать в период так называемого «повстанческого движения», когда существовала «необходимая общая цель для изгнания иностранных сил из Афганистана». Но теперь, когда она снова пришла к власти, «основная идентичность «Талибана» как пуштунского националистического движения, в котором доминируют южные талибы, снова вышла на первый план, порождая напряженность и конфликты с другими этническими группами».

52.22MB | MySQL:103 | 0,476sec