Об активизации тайной войны Израиля против Ирана

Два иранских аэрокосмических чиновника, в том числе один из Корпуса стражей исламской революции (КСИР), стали «мучениками во время своей  миссии» в отдельных инцидентах внутри страны, сообщило 13 июня информационное агентство Fars. Али Камани, член  аэрокосмического подразделения КСИР , погиб  в городе Хомейн в центральной провинции Ирана Маркази, цитируется заявление КСИР, в котором не было никаких подробностей. За день до этого иранское международное оппозиционное информационное агентство Iran International заявило, что Камани погиб в автомобильной аварии. В другом инциденте Мохаммад Абдус, 33 года, сотрудник аэрокосмической службы, погиб в северной провинции Семнан  во время «своей миссии». Космический центр Семнан является базой для запуска спутников Иранского космического агентства и испытаний баллистических ракет. Две недели назад полковник Али Эсмаилзаде, командующий подразделением внешних операций КСИР («Аль-Кудс»), погиб «в результате несчастного случая в своем доме», сообщило государственное информационное агентство IRNA. 22 мая полковник КСИР Сайяд Ходаи, 50 лет, был убит возле своего дома на востоке иранской столицы после того, как нападавшие на мотоциклах выстрелили в него пять раз. КСИР гогда обвинил «сионистов» в том, что они стоят за громким убийством Ходаи, и поклялся отомстить. Позже газета New York Times сообщила, что Израиль сообщил Соединенным Штатам, что он стоит за убийством Ходаи. Американская газета процитировала анонимного «сотрудника разведки, проинформированного об этих  сообщениях». Государственное телевидение Ирана заявило, что Ходаи был членом «Аль- Кудс» и что он был «известен» в Сирии, где Иран признал нахождение «военных советников». КСИР описал Ходаи как «защитника святых мест», термин, используемый  Тегераном для тех сотрудников, кто работает от имени Ирана в Сирии или Ираке. В воскресенье 12 июня израильский источник сообщил газете Haaretz, что Турция разоблачила иранскую  сеть, которая планировала атаковать израильские цели в Турции. Все эти эпизоды безусловно взаимосвязаны и в общем-то свидетельствуют о том, что Израиль при явном поощрении США начал очередной виток тайной войны по ликвидации наиболее резонансных фигур в КСИР, ответственных за внешние операции и аэрокосмическую отрасль. Безусловно также, то этот виток активности связан с фактическим провалом попыток Вашингтона реанимировать СВПД.

В этой связи отметим аналитический отчет специалистов Тегеранского университета, который посвящен эффективности указанной стратегии Израиля. В нем, в частности указывается на то, что разнообразие недавних нападений показывает, что Израиль решил действовать в одностороннем порядке не только против иранских ядерных объектов и ученых, но и против тех, кто работает в других областях, таких как беспилотные летательные аппараты и ракетные программы. Все это может быть частью стратегии Израиля «смерть от тысячи порезов», которую премьер-министр Нафтали Беннет изложил президенту США Джо Байдену в прошлом году. Израиль не берет на себя ответственность за нападения на иранские цели, очевидно, стремясь сохранить таинственный образ своих разведывательных операций на иранской территории с помощью пропаганды в социальных сетях. Несмотря на это, маловероятно, что эти операции приведут к каким-либо значительным сбоям в амбициозных планах и военно-технических проектах Ирана. Иран имеет сухопутные или водные границы с более чем дюжиной стран, которые простираются на тысячи километров и их защита  в основном лимитируется традиционными инструментами и практикой (если проще, то Иран не имеет серьезного технического и силового прикрытия границы – авт.). Это делает их проницаемыми для иностранных спонсируемых государством террористических агентов. Иранское пограничное командование, которому поручено контролировать и защищать границы страны, не так хорошо оснащено или обучено справляться с вопросами национальной безопасности, как разведывательные службы страны. Вероятно, именно поэтому верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи недавно поддержал объединение всех правоохранительных сил в общую командную структуру, придав ей более сильную разведывательную роль. Помимо вопросов безопасности границ, иранское правительство не применяет защитные протоколы ко всем ученым, инженерам и техникам, связанным с его оборонными программами, из-за большого числа людей, занятых на таких должностях. Многие работают в гражданском секторе или университетах и просто делятся своими знаниями с правительством. В результате отсутствует исключительное планирование или оборудование для отслеживания и охраны  таких потенциальных целей атак. Если бы разведывательные службы Ирана использовали защитные протоколы для всех, кто работает на этих должностях, Израилю было бы гораздо опаснее и дороже наносить такие атаки за столь  короткий промежуток времени. С другой стороны, хотя Израиль ликвидировал ряд высокопоставленных лиц, таких как Мохсен Фахризаде и Хасан Техрани Могаддам, вдохновитей и архитекторов ядерной и ракетной программ Ирана соответственно, и способствовал убийству США генерала Касема Сулеймани, оборонная стратегия страны никогда не зависела от одного человека. Ведущие иранские университеты создали центры развития, собирая и организуя знания научной элиты страны. Все более сложная производственная структура, основанная на знаниях, работающая совместно с оборонным сектором страны, не может быть нарушена убийствами или саботажем отдельных лиц или объектов. Сам Хаменеи подчеркнул ценность этой структуры. Атаки Израиля только укрепят вывод иранского руководства о том, что его внутренняя стратегия укрепления власти эффективна и заслуживает большего политического и финансового внимания со стороны правительства. Более того, продолжающиеся убийства представителей гражданских элит и ученых дают государству более ощутимый предлог для мобилизации общественного гнева против Израиля как режима-изгоя. За последние четыре десятилетия иранские спецслужбы успешно нейтрализовали множество угроз против страны, но все еще есть критические слабые места. Разведывательное сообщество Ирана должно предпринять согласованные усилия для противодействия операциям Израиля в стране как систематическому и стратегическому риску. Израиль расширяет свой разведывательный плацдарм через границы Ирана под видом «умных деревень» в Азербайджане или «экономических партнерств» с Иракским Курдистаном. Характер операций Израиля внутри Ирана предполагает, что он использовал свободные протоколы, преследуя изолированные цели, чтобы свести к минимуму возможность отслеживания своей деятельности  иранской разведкой и избежать оставления следов. Тем не менее, в то время как Иран может восстановить разрушенные объекты, хищение секретных документов может привести к огромным последствиям; получив «ядерный архив» в 2018 году, Израиль многое узнал о ядерных объектах Ирана, которые помогли  его диверсионным операциям. Однако в лучшем случае убийства и саботаж следует рассматривать именно как «царапины», а не «блокирование» иранских программ безопасности и обороны, которые составляют основу доктрины национальной безопасности Ирана и включают многочисленные исследовательские группы, ученых, техников, производственные линии и арсеналы, многие из которых являются конфиденциальными. Хотя случайные проникновения могут принести репутационный ущерб или изолированные издержки, они не могут вывести из строя цепочки развития Ирана по всей стране.

62.34MB | MySQL:103 | 0,610sec