Об ухудшении гуманитарной ситуации в Сирии

Было вполне ожидаемо, что Сирия снова станет ареной прокси-противостояния между Западом и Россией, как это было после 2014 года. Ухудшение отношений между Россией и Западом в результате проведения специальной военной операции ВС РФ на территории Украины автоматически отображаются на балансе сил в Сирии. В последние годы этот баланс поддерживался механизмом трансграничной гуманитарной помощи. Гуманитарная помощь миллионам сирийцев, проживающих на северо-западе в провинции Идлиб, годами поставлялась через  пограничный переход «Баб аль-Гауа» на границе Турции и неподконтрольного властям Идлиба, который открывает путь не только конвоям под эгидой ООН, но и коммерческим грузовикам разных турецких НПО. По турецким оценкам, последним удается обеспечивать большую часть всей той помощи, которая идет через этот погранпереход в неподконтрольные Дамаску районы.

Каждый раз Россия пыталась убедить США и Турцию, что доставка гуманитарной помощи должна осуществляться не там, а через официальный Дамаск. Естественно, Турция, которой выгодно замкнуть на себе эти жизненно важные поставки, и США, которые не признают режим Башара Асада, с этим не соглашались.

В 2021 году спор за гуманитарную помощь чуть не привел к срыву поставок, но в последний момент США и РФ договорились продлить на год резолюцию Совета Безопасности ООН о трансграничном механизме поставки гуманитарной помощи. Теперь стороны идут на новый заход. Только с одной разницей – международная ситуация изменилась, а коммуникация между Вашингтоном, Анкарой и Москвой стала несколько сложнее из-за ситуации на Украине. Спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев уже анонсировал отказ РФ поддерживать резолюцию, продлевающую поставки гумпомощи через Турцию. Это обостряет ситуацию в Сирии, ставя более 3 млн человек под угрозу, и потенциально вынуждая их бежать в Турцию.

Пока остается неясным, какую позицию займут США, поскольку попытки договориться несомненно натолкнутся на желание Москвы выбить для себя уступки в других вопросах, связанных с санкциями, СВО на территории Украины или планируемой военной операцией Турции на севере Сирии. В любом случае, в крайне поляризованной обстановке диалог по поставкам гумпомощи будет сложным.

В свете последних по времени событий Россия заявила, что отказывается от Женевы как от площадки для переговоров по Сирии. Спецпредставитель президента РФ А.Лаврентьев сообщил, что российской делегации в Швейцарии сейчас «достаточно сложно» и что это место потеряло свой нейтральный статус, поэтому Москва просит найти другую площадку для проведения следующей сессии Конституционного комитета. Кроме того, А.Лаврентьев обратил внимание на то, что, с точки зрения Москвы, пришла пора свертывать действовавший под эгидой ООН трансграничный механизм гуманитарной помощи мятежным районам Сирии. «Наверное, настало время, чтобы вся помощь, которая предоставляется международным сообществом, шла на законных основаниях через территорию Сирии, через Дамаск. Это позиция РФ на данный момент», – сказал дипломат.

Побочным эффектным ситуации вокруг Украины может стать решение России блокировать механизм трансграничной помощи мятежным районам Сирии. На это недвусмысленно указывают слова заместителя постпреда РФ при ООН Дмитрия Полянского. В эти выходные дипломат заявил, что у России не остается оснований для сохранения схемы, позволявшей обеспечивать снабжение подответственных Турции территорий. Москва же апеллирует к тому, что действующие в этих зонах радикальные группировки манипулируют гуманитарной помощью и что поставки при необходимости можно было бы наладить и из Дамаска. Так или иначе, но для пролонгации механизма требуется согласие России как члена СБ ООН.

Угрозу блокировки можно рассматривать как ответную меру России на такие шаги Турции, как закрытие воздушного пространства для российской военной авиации. На днях заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов заявил, что авиазапрет «естественно, не облегчил» положение российских военных баз  в Сирии. Однако, по его словам, «Россия будет вести переговоры с Турцией относительно пересмотра решения». Не исключено, что тема с заморозкой механизма трансграничной помощи могла бы стать инструментом торга, учитывая его принципиальную важность для близких к Турции сил. В тоже время, обстановка на севере Сирии продолжила оставаться напряженной и характеризовалась в период 14-15 июня следующими изменениями:

– спецпредставитель президента РФ по Сирии А.Лаврентьев заявил: «Москва считает неразумной возможную операцию Турции на территории Сирии и призывает Анкару решить вопрос мирным путем»;

– в Сирии произошел обмен пленными между правительством и группировками в формате пять на пять;

– Сирийская национальная армия (Suriye Millî Ordusu, СНА) сформировала два военных совета в еще незанятых Телль-Рифаате и Манбидже, в которые входят местные оппозиционеры, для более эффективного «послеоперационного управления», процесса возвращения внутренне перемещенных лиц, предотвращения мародерства и прочего, пишет Халед аль-Хатеб в Al-Monitor. Причем силы, связанные с советом Телль-Рифаата, будут разделены на три части: непосредственно атакующие, спецназ и вспомогательные силы (медики, саперы);

– члены курдской общины Ливана устроили акцию протеста перед штаб-квартирой ООН против действий Турции в Африне (провинция Алеппо), Телль-Абъяде (провинция Ракка) и Рас аль-Айне (провинция Хасеке). Протестующие утверждают, что Турция пытается уничтожить Автономную администрацию северной и восточной Сирии и совершает различные преступления в отношении местных жителей.

В заключение отметим, что Сирия возвращается в международную политику как карта, которую будут разыгрывать внешние игроки в широком глобальном противостоянии, частью которого в новых условиях международной обстановки является и Украина.

62.37MB | MySQL:101 | 0,437sec