О визите наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана в Турцию. Часть 1

22 июня 2022 года состоялся визит наследного принца КСА Мухаммеда бен Салмана в Турцию. Этот визит стал возможным после того, как Турция приняла на вооружение внешнюю политику «нормализации» отношений в регионе, определив эту нормализацию для Египта, Израиля, ОАЭ и КСА.

Отметим, что отношения между Турцией и КСА пережили десятилетие кризиса, началом которого послужили бурные события так называемой «арабской весны», в которых Турция попыталась выступить «фронтменом» демократизации региона, подразумевающей уход от власти монархий и светских диктатур региона. Турция действовала в связке с Катаром и с движением «Братья-мусульмане», которое является родственным правящей в стране Партии справедливости и развития. Соответственно, её главными ближневосточными оппонентами были Саудовская Аравия и ОАЭ.

2017-й год был отмечен попыткой ряда арабских стран, включая КСА и ОАЭ устроить блокаду Катара, которая была сорвана Турецкой Республикой и её Вооруженными силами. В результате чего, эта инициатива была провалена.

Однако, апогеем кризиса между Турцией и ОАЭ стало дело об убийстве оппозиционного саудовского журналиста Джамаля Хашогги в октябре 2018 года в генеральном консульстве КСА в Стамбуле. Турция стала той страной, которая держала в напряжении саудовское руководство своей информационной активностью в этом вопросе. Турецкое руководство прямо обвинило в организации убийства наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана.

Понятно, что тот факт, что убийство произошло на турецкой территории (оставим в стороне принцип экстерриториальности территории дипломатических представительств по причине беспрецедентности совершенного преступления – И.С.), автоматически, сделал Турцию той стороной, которая должна была поднимать этот вопрос. Чем, собственно, Турция и занималась, утверждая, что в её руках есть аудиозапись убийства и то, что эта запись, в частности, была дана на прослушивание американским официальным лицам. Однако, заметим и другое, что Турция не обнародовала эту запись. Потому как, делая достоянием общественности подобный материал, сбрасываешь с рук важный козырь, а потом ещё и вызываешь законный вопрос о происхождении этой записи.

Итогом этого многоэтапного кризиса стало замораживание политических контактов между Турцией и Саудовской Аравией. А также введение последней эмбарго на товары и услуги турецкого производства, включая ограничения на работу турецких строительных подрядчиков, для которых рынок КСА является весьма привлекательным – как с учетом своих объемов, так и с учетом платежеспособности саудовской стороны. Таким образом, КСА стали одной из самых тяжелых потерь для турецких строителей, которые, на протяжении долгих лет, занимали сильные позиции в стране. Что тем более актуально в ситуации многочисленных кризисов, через которые проходит мир в последние годы.

Возвращаясь к визиту наследного принца Мухаммеда бен Сальмана в Турцию 22 июня, заметим, что он знаменует кардинальный разворот в отношениях между двумя странами. Причем, с учетом ранее сделанных заявлений турецких официальных лиц о личной роли наследного принца в убийстве Джамаля Хашогги, визит Мухаммеда бен Сальмана в Турцию следует рассматривать как то, что турецкое руководство дезавуирует все ранее произнесенные обвинения. И, более того, вычищает их из турецкого информационного пространства, насколько это возможно в современном мире.

Отметим, в подтверждение этого, один немаловажный факт: страницы на сайте Министерства иностранных дел Турции были полностью очищены от любых упоминаний перечисленных выше эпизодов, хотя ранее они там разбирались весьма подробно вместе с турецкой позицией по данным вопросам. Заметим, что «брендбук» турецкой внешней политики на 2022-й год не содержит ни единого отдельного упоминания Саудовской Аравии. И, тем более, аспектов, перечисленных выше. Хотя ранее Джамаль Хашогги был безусловным фактором, который формировал турецкую политику по отношению к КСА.

Вот что официальный сайт Министерства иностранных дел Турции сообщает о политическом аспекте турецко-саудовских отношений:

«Турция имеет глубокие исторические и культурные связи с Саудовской Аравией. Турецко-саудовский координационный совет был создан во время официального визита его величества короля Саудовской Аравии Сальмана в Турцию 11-14 апреля 2016 г. и провел свою первую встречу 8 февраля 2017 г. в Анкаре под сопредседательством министров иностранных дел обеих стран. Точно так же его превосходительство Бинали Йылдырым посетил с официальным визитом Саудовскую Аравию 27-28 декабря 2017 года в период пребывания на посту премьер-министра Турецкой Республики.

Турция стала первой зарубежной страной, приглашенной в качестве почетного гостя на 4-ю Выставку вооруженных сил Саудовской Аравии по разнообразию требований и возможностей (AFED 2018), которая проходила с 25 февраля по 3 марта 2018 года в Эр-Рияде. В выставке приняла участие турецкая делегация, состоящая из национальных компаний оборонной промышленности и возглавляемая профессором Исмаилом Демиром, главой Управления по оборонной промышленности.

С другой стороны, бывший министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель бен Ахмед Аль Джубейр принял участие в Чрезвычайном саммите ОИК по Аль-Кудсу, состоявшемся 18 мая 2018 года в Стамбуле, в то время как государственный министр Саудовской Аравии и советник короля Сальмана принц доктор Мансур бен Митеб бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Турцию 9 июля 2018 года, чтобы присутствовать на президентской инаугурации его превосходительства президента Реджепа Тайипа Эрдогана».

Итак, как мы можем видеть, хронология отношений между двумя странами «восходит» лишь только к 2016 году и никакой «арабской весны» в ней нет. Тем более, нет и упоминания об убийстве саудовского журналиста в стамбульском Консульстве КСА при том, насколько громкое это было дело и какую центральную роль играла в нем Турция, добиваясь справедливого расследования. Все эти упоминания благополучно исчезли из официальной повестки и из «объективки» турецкого МИДа.

Обратимся с информации об экономике Саудовской Аравии и о торгово-экономических отношениях между двумя странами согласно сайту Министерства иностранных дел Турции:

«Экономика Саудовской Аравии (2017 г.)

ВВП (млрд долл. США) 683,8 Инфляция (%) -0,23
ВВП рост (%) -0,7 Безработица (%) 6
Население (млн) 32,9 Экспорт (FOB, млрд долл.) 221
ВВП на душу населения (USD) 20,760 Импорт (CİF, млрд долл.) 130,1

Основные партнеры по импорту: Китайская Народная Республика, США, Объединенные Арабские Эмираты, Германия, Япония, Индия, Южная Корея.

Основные партнеры по экспорту: Объединенные Арабские Эмираты, Китайская Народная Республика, Сингапур, Индия, Кувейт, Турция.

Основные статьи импорта: сырая нефть, органические химикаты, пластики и изделия из них.

Основные статьи экспорта: легковые автомобили, электрическое и электронное оборудование, лекарства, птица.

Двусторонние (турецко-саудовские) торгово-экономические отношения:

2015 2016 2017 2018
Экспорт 3,47 3,17 2,74 2,64
Импорт 2,12 1,84 2,11 2,32
Объем 5,59 5,01 4,85 4,96
Баланс 1,35 1,33 0,63 0,32

Примечание: данные выше – с позиций турецкой стороны, то есть, экспорт из Турции в КСА, импорт Турции из КСА, объем внешней торговли и баланс со знаком, получается в пользу Турции.

Снижение двусторонней торговли с 2015 года немного увеличилось в 2018 году.

Согласно данным, предоставленным Главным инвестиционным управлением Саудовской Аравии (SAGIA), инвестиции Турции в Саудовскую Аравию составляют около 660 млн долларов США, и в этой стране действуют более 200 турецких компаний. Саудовская Аравия занимает второе место среди стран Персидского залива (после Катара) и седьмое место в мире по количеству проектов, реализованных турецкими подрядчиками. В этом контексте, турецкие подрядные компании уже реализовали более 100 проектов в Саудовской Аравии.

Стоимость саудовских инвестиций в Турции оценивается примерно в 2 млрд долларов США. В 2017 году подданные Саудовской Аравии приобрели 3545 объектов недвижимости в Турции.

Основные статьи экспорта Турции в Саудовскую Аравию: ковры, продукты нефтепереработки, электрические панели, строительное железо, мебель.

Основные статьи импорта Турции из Саудовской Аравии: нефть и химические продукты.

Количество туристов из Саудовской Аравии, посетивших Турцию: 450 674 (2015 г.), 476 561 (2016 г.), 651 170 (2017 г.), 747 233 (2018 г.).

Двусторонние механизмы сотрудничества:

Заседание Совместной экономической комиссии (СЭК): 11-е заседание СЭК состоялось 4-6 ноября 2013 г. в Анкаре. Мурат Курум, министр окружающей среды и урбанизации, в настоящее время является турецким сопредседателем СЭК.

Турецко-саудовский деловой совет: Турецко-саудовский деловой совет был создан 11 октября 2003 года в Джидде, а последнее заседание Совета состоялось 30 ноября 2016 года в Стамбуле. Кроме того, 25 февраля 2018 года Эр-Рияд посетили члены исполнительного комитета Турецко-саудовского делового совета».

Итак, приведенные выше данные наглядно показывают две вещи: 1) последние годы отмечены резким спадом торгово-экономических связей между Турцией и КСА, вызванным, в свою очередь, теми кризисными явлениями, которые наблюдаются в двусторонних отношениях, 2) на сайте МИДа Турции четко виден «детокс» информации об отношениях ото всех упоминаний о проблемах, которые Турция хочет оставить в прошлом.

На этом фоне обратимся к тем публикациям, которые предшествовали визиту наследного принца КСА в Турцию. Заметим, — к публикациям немногочисленным, поскольку, с одной стороны, этот визит и крайне важен и поворотен как для двусторонних отношений, так и для региона в целом. А, с другой стороны, тема – крайне чувствительная и очень важно правильно уловить «ветер» из Аксарая (президентская резиденция в Турции – И.С.).

Так что, большого количества публикаций до визита наследного принца не было, за исключением оппозиционной прессы, которая не стала ожидать «вводных». Равно как и в телевизионной повестке дня на первом плане было все что угодно, только не визит королевской особы. Лишь только, когда до визита оставались считанные часы, тогда турецкое ТВ о нем, все-таки, заговорило.

Первая публикация, на которую хотелось бы обратить внимание, в связи с визитом, – это статья Мехмета Оджактана от 22 июня с. г. в газете Karar под заголовком «Что за братец (можно перевести и «Что за фрукт») принц Сальман?».

Цитируем издание:

«Как люди, живущие в этой стране, мы время от времени сожалеем, что у нас нет верховенства закона, как в нормальных демократических странах.

Хотя мы с насмешкой относимся к европейским демократиям из-за нашей склонности к доблести, мы втайне восхищаемся достижениями Запада в науке и технике.

Не только сегодня, конечно, но и в последний период Османской Империи и в первые годы республики наши интеллектуалы делали важные наблюдения, привлекающие внимание к разнице между Западом и Турцией. Например, на обратном пути из поездки в Германию Мехмета Акифа спросили: «Как Европа?» На заданный вопрос интересен следующий ответ: «Что бы я ни видел, у них такая же работа, как наша религия, у них такая же религия, как наша работа».

Несомненно, сегодняшняя Турция – это не Турция столетней давности и не Европа тех лет. Во-первых, стандарты демократии и свобод в Европе выросли еще больше, и дистанция между нами и Европой значительно увеличилась.

И, все же, Турция еще не решила, станет ли она конституционной демократией даже в конце столетнего марша. К сожалению, сегодня мы пытаемся найти подходящее, по своему складу, место не в лиге демократии, а в категории авторитарных стран.

Именно поэтому мы называем саудовского принца Сальмана, которого вчера мы объявили «убийцей» журналиста Джамаля Хашогги, сегодня нашим «братом (!)»…

Не надо раздражаться, давайте признаем, что это уже не демократическая страна в известном смысле, а система правосудия утратила свою независимость. Самый яркий и кульминационный пример в этом плане — передача дела Хашогги в Саудовскую Аравию. Несомненно, этого может быть недостаточно, чтобы исправить плачевное состояние турецкой правовой системы после этого часа, но следующие заявления Нимета Демира, председателя 12-го Высшего уголовного суда Стамбула, в заявлении возражения относительно передачи дела в тот день, чрезвычайно важны с точки зрения исторической заметки:

«Безрассудное и жестокое убийство, совершенное саудовскими властями в отношении Джамаля Хашогги в нашей стране, является большим посягательством на характер «компетентного города» нашей страны, на честь и достоинство нашего государства.

Я считаю, что передача дела и отмена красного уведомления о подсудимых в связи с невозможностью исходя из «Что делать, администрация Саудовской Аравии не дает подсудимых судить», говорит о несовместимости общества со справедливостью, равенством, честностью и другими ценностями».

Собственно говоря, приверженность этим принципам «верховенства закона» не осталась безнаказанной, и Нимет Демир был награжден «волчьим билетом»! Вот ярчайшая картина справедливости…

Если бы мы были нормальной страной, в которой доминирует конституционная демократия, принц Сальман, которого три года назад мы считали достойным всех титулов дьявола, который приехал в Анкару, газеты вышли бы с такими же заголовками, как и после убийства, неправительственные организации встали бы на уши, а протесты вылились бы на улицы.

Сцена ясная, ни у кого нет ни сил, ни мужества среагировать… Также не будем забывать, что у нас нет настоящих неправительственных организаций, имеющих традицию защиты гражданского пространства, как в демократических странах.

Вдумайтесь, даже религиозно-консервативные фонды и ассоциации, которые годами не оставляли пепла в мангалах по вопросу Иерусалима, проглотили язык и исчезли перед лицом израильского террора против палестинского народа с началом «дружбы с Израилем» со стороны правительства.

Не будем забывать, что в этой стране, пытающейся найти себе место в лиге третьеразрядных демократий, жестоким оскорблениям и унижениям подвергаются даже депутаты, возражающие против несправедливости. Все знают, что случилось со стамбульским депутатом от партии DEVA Мустафой Йенероглу, и, естественно, неразумно ожидать, что нормальные граждане воспользуются своим конституционным правом на протест в такой обстановке.

Принц Сальман прибывает сегодня в Анкару в качестве гостя президента Тайипа Эрдогана. По этому поводу мы вместе увидим, как газеты, находящиеся под контролем правительства, будут ставить заголовки радости и «братства».

Чтобы лучше понять настоящее, полезно бросить беглый взгляд на заголовки, использовавшиеся правящими СМИ в прошлом:

Sabah: Приказ о смерти от принца Сальмана

Takvim: Принц-убийца

Hürriyet: Принц назван убийцей благодаря Турции

Yeni Şafak: Принц-убийца Сальман

Akit: Конец пути для Сальмана

По сути, эта сцена является показательной в плане того, к чему пришла турецкая пресса, но она огорчает. Приходится признать, что СМИ этой страны уже не 4-я сила демократии, а «готовая сила» правительства».

Как мы можем видеть, отдельные турецкие СМИ, все же, не переменили своего отношения к событиям недавнего прошлого, хотя они, очевидно, не являются мейнстримом в Турции.

62.59MB | MySQL:101 | 0,501sec