Об очередной попытке урегулировать политический кризис в Ливии

Президентский совет Ливии 23 июня запустил стратегию национального примирения на фоне глубокого политического кризиса в стране.  «Ливии нужны национальные усилия, чтобы отвлечь ее от иностранного вмешательства. Ливийцам пора примириться», — заявил глава Совета Мухаммед аль-Манфи, выступая на церемонии, состоявшейся в столице Триполи. На церемонии присутствовали несколько иностранных послов, а также присутствовали два заместителя аль-Манфи. На прошлой неделе в Египте состоялся последний по времени раунд переговоров под эгидой ООН в попытке достичь консенсуса по конституционным рамкам для проведения долгожданных выборов в Ливии. В заявлении, опубликованном ранее 20 июня, Стефани Уильямс, специальный представитель  генсека ООН по Ливии, фактически признала, что переговоры в Каире между ливийскими фракциями не смогли достичь соглашения о конституционных рамках для любых будущих выборов. В заявлении говорится, что  «сохраняются разногласия в отношении мер, регулирующих переходный период, ведущий к выборам». Это признание  закончилось ее призывом к председателям ливийского парламента (Палаты представителей, ПП) и Высшего государственного совета (ВГС) встретиться в течение десяти дней, чтобы выйти из политического тупика. Пока нет новостей о том, состоится ли встреча   Акилы Салеха (ПП)  и Халеда аль-Мишри (ВГС). Судя по вышеприведенному заявлению аль-Манфи, эта встреча может состояться только после некоторой подготовительной сессии консультаций.

Переговоры в Каире под эгидой Уильямс между базирующимся в восточном регионе Ливии ПП и базирующимся в Триполи ВГС длились целую неделю, но ничего не дали. Уильямс надеялись, что представители двух институтов придут к согласию по нескольким спорным статьям проекта конституции Ливии, чтобы положить конец бесконечному переходному периоду путем организации выборов в стране «как можно скорее». К настоящему времени ливийцы должны были избрать своего президента и новый законодательный орган, но запланированные на 24 декабря 2021 года выборы были отменены в последнюю минуту из-за разногласий между ПП и ВГС по таким вопросам, как право кандидатов баллотироваться на пост президента, среди других деталей. Ни один реалистичный наблюдатель за Ливией, включая иностранных дипломатов, не ожидал, что переговоры в Каире увенчаются успехом, поскольку ПП и ВГС не поддерживают выборы в ближайшем будущем, потому что это означает конец их политического существования в принципе. И ПП, и ВГС просрочили свои мандаты: ПП была избрана в 2014 году на четырехлетний срок, в то время как ВГС был создан в 2015 году в качестве политического компромисса и получил сомнительную законодательную роль в Ливийском политическом соглашении, подписанном в декабре 2015 года.  В какой-то момент они были списаны со счетов Стефани Уильямс, которая в 2020 году создала альтернативный  комитет по диалогу из 75 человек. Идея заключалась в том, что меньшей единой группой легко управлять для достижения политического процесса, ведущего к выборам. Поначалу этот эксперимент казался успешным, поскольку ему удалось избрать Абдель Хамида Дбейбу премьер-министром и  Президентский совет из трех человек с одобрения как ПП, так и ВГС. Однако правительство Дбейбы не смогло достичь своей главной цели: проведения общенациональных президентских и парламентских выборов в декабре 2021 года. Теперь его правительство также просрочил свой мандат, что ставит под сомнение его легитимность.  Мандат правительства Дбейбы, согласно Женевскому соглашению, подписанному в феврале 2021 года, закончился два дня назад. Еще до этого  ПП избрала Фатхи Башагу новым премьер-министром после вынесения  Дбейбе вотума недоверия в сентябре 2021 года. Но он отказался передать власть, пообещав сделать это только избранному правительству. Но когда это произойдет, никто на самом деле не знает. Это вернуло на повестку дня разногласия 2014 года, поскольку Ливия сегодня, как и тогда, имеет две отдельные администрации. Теперь правительство Башаги обосновалось в Сирте (все его попытки войти в Триполи были сорваны местными ополченцами), в то время как Дбейба все еще находится в Триполи. В течение последнего года ливийские политики и иностранные дипломаты повторяли одну-единственную фразу: «Выборы в Ливии как можно скорее», без указания какой-либо конкретной даты, когда могут состояться такие волшебные и неуловимые выборы. Это «как можно скорее» может оказаться вечной мантрой. Неудача в Каире на прошлой неделе не была чем-то новым, и большинство ливийцев уже давно потеряли всякую надежду на то, что нынешние политические и фракционные лидеры, находящихся сейчас у власти, смогут договориться. Посредничество ООН на протяжении многих лет, похоже, утратило доверие и импульс, особенно в последнее время, поскольку оно не смогло обеспечить соблюдение какого-либо устойчивого соглашения между различными действующими политическими силами.

Тем временем иностранное вмешательство во внутренние дела Ливии продолжает усугублять ситуацию, поскольку у разных стран есть свои собственные ливийские доверенные лица, способные сорвать любое соглашение, которое им не нравится. В то время как вооруженные столкновения, подобные войне 2019-2020 годов, вряд ли являются оптимальным решением, определение любой ценой точной даты выборов также представляется мало реализуемой идеей на данном этапе. Просто по причине того, что никто из нынешних ливийских политиков в них откровенно не заинтересован. Влиятельные иностранные державы, поддерживающие различные ливийские стороны, такие как Турция, Россия и Египет, сейчас заняты своими собственными приоритетами, в то время как Соединенные Штаты и вся ООН поглощены войной на Украине, что объективно отодвигает ливийское досье на второй план. Но даже если на переговорах в Каире и будет достигнуто соглашение о конституционных рамках выборов, его будет трудно реализовать. Переговоры были сосредоточены не на разработке нового правового документа для управления и организации выборов, а на обсуждении нескольких спорных статей проекта конституции Ливии. Ирония здесь в том, что проект конституции, написанный много лет назад, был результатом работы избранной Конституционной ассамблеи. Это означает, что любые поправки должны быть внесены одним и тем же выборным органом и одобрены ливийцами на референдуме. Этого не произошло, что стало  очередным фиаско ООН. Со времени событий 2011 года в Ливии ни у одной посреднической инициативы ООН не было «плана Б» для устранения каких-либо непредвиденных обстоятельств. Это собственно началось еще в 2011 году, когда НАТО уничтожило правительство Каддафи, не имея при этом ни малейшего представления о том, что делать дальше. Эта же история  повторилась на примере  первого крупного политического соглашения между различными группировками в Ливийском политическом соглашении 2015 года и, опять же, в соглашении 2021 года, которое ООН назвала «историческим моментом». К 2020 году ООН стала менее эффективной, поскольку она уступила инициативу региональным и международным державам, которые работали со своими местными ливийскими доверенными лицами.  Хотя полномасштабная война маловероятна, и даже если Акила Салех и Халед аль- Мишри встретятся, также маловероятно, что они найдут решение, поскольку любой компромисс, ведущий к выборам, означает конец  политической жизни целой плеяды нынешних политических деятелей Ливии.

52.28MB | MySQL:103 | 0,487sec