Проблема наркотиков (Афганистан 2007–2009 гг.)

За последние десятилетия в мире увеличились посевные площади наркосодержащих культур, резко возросли производство, контрабанда и потребление наркотиков, ставшие причиной гибели миллионов людей. То, что расширилось производство синтетических наркотических веществ, не приводит к снижению спроса международного криминального рынка на природные наркотики.

Опаснейшим следствием распространения наркотиков являются возникновение криминогенных ситуаций и рост преступности, что в целом ряде стран на 80% связано с наркоманией. Острая и болезненная проблема наркомании глубоко затрагивает социальные, экономические и политические интересы многих государств, представляет угрозу их национальной безопасности, здоровью нации. Одним из главных центров нарокопроизводства сегодня является Афганистан.

При подготовки данной публикации использованы официальные документы ООН – сентябрьский доклад Генерального секретаря ООН Пак Ги Муна, материалы Управления по делам наркотиков и преступности (УНП), Управления Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ), материалы международных конференций в Лондоне, Дохе, Мадриде, Париже, Москве, труды ученых востоковедов и практических работников, занимающихся афганской проблематикой.

Как известно, история противодействия этому злу насчитывает не один десяток лет. В последние десятилетия проблема наркотиков обоснованно привлекла серьезнейшее внимание мирового сообщества. Еще в 1973 г. в ООН Фондом по борьбе с употреблением наркотиков была разработана специальная программа по постепенному вытеснению наркосодержащих растений другими альтернативными культурами. Это во многом связано с тем, что кроме ранее известных центров выращивания наркосодержащих культур, производства наркотиков и их контрабанды (в Латинской Америке, регионе Юго-Восточной Азии – так называемом “золотом треугольнике”) возникли новые очаги в Юго-Западной Азии. Например, Афганистан стал главным производителем наркотического сырья и наркотиков в мире. Если, по официальным данным, там в 1989 г. было произведено 650 т. опиума-сырца, то вскоре после прихода талибов к власти в контролируемых ими районах площади посевов наркосодержащих культур настолько возросли, что производство опиума достигло уже 2400 т, а в 1999 г. – в стране было выращено 4580 т опиума-сырца, что адекватно 480 т героина. “Лидерами” по занятой под маковыми посевами площади уже тогда стали провинции Гильменд и Нангархар (соответственно 44552 га и 22990 га). На юге и юго-востоке страны переработка опиума-сырца приобрела промышленные масштабы, чему способствовали регулярные и прочные связи афганских наркодельцов с международной наркомафией. Производство наркотиков практически было узаконено: руководство Движения Талибан (ДТ) установило десятипроцентный налог с производства и продажи опиума-сырца, а также морфина и героина (от 500 до 2300 пакистанских рупий за 1 кг). Контролировавшиеся ДТ наркоструктуры объединяли порядка 35 основных наркогруппировок. Руководитель кандагарской группировки Джами Башир Нурзай (мулла Башир), как, вероятно и другие наркодельцы, имели своих представителей в различных провинциях страны. Лидеры талибов установили контакты и с некоторыми азиатскими и европейскими наркоструктурами. Их основными партнерами по транспортировке наркотиков в Европу стали албанские и турецкие криминальные кланы. Переработка сырья осуществлялась более чем в 200 лабораториях. Основные лаборатории и склады располагались в подземных убежищах в районе г. Хост. Для работы в них приглашались химики, в том числе и из Европы. Специалистами джелалабадской лаборатории по переработке опиума-сырца была разработана методика его маркировки под чай и сахар. Афганские наркоплантаторы проводили эксперименты для получения высокоурожайных и стойких к климатическим изменениям сортов опиумного мака. В частности, был создан и жидкий вид героина под названием “Слезы Аллаха”, отличавшийся более высокой концентрацией и степенью привыкаемости. К концу 2001 г. талибы предполагали ввести в строй новые производственные мощности в провинции Кандагар. Однако в июле 2000 г. под жестким давлением мирового

сообщества лидер талибов мулла Омар был вынужден подписать указ о запрещении выращивать опиумный мак. Однако, даже если бы этот указ стал выполняться, то с учетом запасов героина на складах (по некоторым данным свыше 200 тонн) вряд ли можно рассчитывать на существенное сокращение наркопотока из Афганистана на мировой рынок.

После свержения режима талибов с приходом в 2001 г. к власти Х. Карзая, объем наркопроизводства практически не сократился. Основными причинами этого явились отсутствие возможности легального заработка значительной части населения, упадок экономики в целом (и особенно сельского хозяйства), внутриполитическая нестабильность, отсутствие у правительства эффективных возможностей противостоять наркопроизводству. Увеличение посевов наркосодержащих культур в прошедшем 2008 г. в целом ряде провинций, усугубилось тем, что на севере страны, а также в провинциях Нангархар, Урузган, Гильменд, Кандагар ежегодно увеличивались площади посевов индийской конопли (каннабиса). В 2008 г. этой наркокультурой было засеяно 70 тысяч га в 14 провинциях. По этому показателю Афганистан вышел на второе место в мире (после Марокко). Основные посевы каннабиса сосредоточены в северной провинции Балх. Выращивание конопли приносит фермерам равнозначные с опийным маком доходы.

Активно стимулируют нелегальную афганскую наркоэкономику ежегодно увеличивающиеся потоки необходимых для производства наркотиков прекурсоров (прежде всего ангидрида уксусной кислоты), завозимых в Афганистан из стран Центральной Азии, Китая и Пакистана. Широкая сеть нарколабораторий позволяет представителям афганской оргпреступности перерабатывать непосредственно на территории ИРА до 65% всего выращиваемого в стране сырья в готовые к употреблению наркотики. В последнее время четко прослеживается тенденция увеличения в стране объемов производства высококачественного героина.

Доходность культивирования опиатов в Афганистане выросла к 2007 г. до 5400 долларов (48,8 кг) с гектара, что в 10 раз превышало доходы фермеров, выращивающих пшеницу.

По данным экспертов, порядка 470 млн долларов ежегодно поступают на финансирование деятельности экстремистов, которые в свою очередь обеспечивают охрану находящихся под их контролем наркопосевов и конвоев, перевозящих наркотики.

Транспортировка афганских наркотиков осуществляется по следующим маршрутам: “северному” (через страны Центральной Азии в государства Европы – около 20% общего объема), “балканскому” (через Иран, Турцию, государства Балканского полуострова в страны Европы – более 40%) и “южному” (через морские порты Пакистана в различные регионы мира – свыше 30%). В Россию наркотики поступают по “северному” и “балканскому” маршрутам, а также через государства Закавказья и акваторию Каспийского моря.

Антинаркотические усилия афганского правительства осуществляются по линии двух ведомств – Министерства по борьбе с наркотиками (МБН) и МВД. МВД Афганистана помимо участия в ликвидации наркопосевов обеспечивает обучение наркополицейских на базе открытого в конце 2007 г. в Кабуле Антинаркотического центра Полицейской академии Кабула (финансируется США).

По инициативе МБН создана межведомственная комиссия (Верховный суд, Генпрокуратура, МВД и Минюст Афганистана) по оценке правонарушений, связанных с наркоторговлей. Задачей комиссии является обеспечение эффективной борьбы с коррупцией и рассмотрение связанных с наркопроизводством и наркотрафиком уголовных дел.

Нормативно-правовая база ИРА в сфере борьбы с наркотиками включает в себя Антинаркотическую стратегию 2003 г. (пересматривалась в 2005 и 2007 гг.), а также Закон по борьбе с наркотиками. Предложенный правительством страны в 2006 г. Проект этого документа до сих пор не одобрен Парламентом Афганистана. Целями этих документов являются совершенствование методов пресечения культивирования наркотиков, кодификация системы уголовных наказаний за их производство, обеспечение контроля за поставками прекурсоров, координация антинаркотической политики, стимулирование фермеров к выращиванию легальных сельхозкультур, определение мер по расширению сети реабилитационных центров для наркозависимых.

Тем не менее, несмотря на конкуренцию между МБН и МВД ИРА (первое ведомство поддерживают британцы, второе – американцы) Афганистану удалось добиться некоторых успехов в борьбе с наркотиками. В 2007 г. было изъято 30 тонн опия-сырца, 8,2 тонн героина, 42,1 тонн гашиша, 29 тонн химических прекурсоров, 724 кг морфина. Арестованы 1700 наркодельцов, ликвидированы 4 крупные мафиозные структуры. Конфискованы 200 транспортных средств, 182 единицы оружия, 42 средства связи.

По сообщениям западной прессы (в частности, см. статью в газете “Нью-Йорк Таймс” от 27 июля 2008 г., приводимую академиком Е.М. Примаковым в его книге “Мир без России?”, М. 2009, с. 82–83) Томас Швейч (бывший ранее координатором Государственного департамента по антинаркотической деятельности и судебной реформе в Афганистане) сообщает, что по его наблюдениям наркобизнес проник “на самый верх афганской власти”. Т. Швейч обвинил также НАТО и ряд американских генералов в том, что они не проявляют готовности активно включиться в антинаркотическую борьбу, мотивируя это тем, что уничтожение посевов мака резко усилит поддержку талибов со стороны племен.

Тем не менее, в 30 провинциях последовательно, хотя и медленно, реализуются программы альтернативного земледелия.

В феврале 2009 г. МБН заявило о проведении масштабной операции по уничтожению наркопосевов в южных провинциях Афганистана – Гильменд, Кандагар и Урузган.

В рамках МБН в 2008 г. сформирован Комитет по контролю за ввозом химических веществ, без лицензии которого импорт соответствующей продукции в страну запрещен. Указанное ведомство в сентябре 2008 г. внесло на рассмотрение Х. Карзая проект указа о полном запрете на ввоз в Афганистан ангидрида уксусной кислоты. Однако в условиях все более обостряющейся военно-политической нестабильности властям не удается добиться перелома в борьбе с наркопроизводителями, активно поддерживаемых экстремистами. В южных провинциях ввиду активной деятельности экстремистов планируется временно отказаться от ликвидации наркопосевов. Негативным фактором является и нежелание размещенных в ИРА иностранных воинских контингентов участвовать в ликвидации наркопосевов из опасений вызвать недовольство местного населения. Западные партнеры Афганистана склоняются к необходимости ограничиться оказанием содействия руководству ИРА в создании афганцам дополнительных возможностей для легального заработка, предоставлением финансовой помощи Кабулу в реализации антинаркотических мероприятий, а также обеспечением подготовки афганских наркополицейских.

Однако, резолюция СБ ООН №1833 (сентябрь 2008 г.), продлившая мандат Международных сил содействия безопасности, призвала углубить взаимодействие МССБ с афганскими властями и государствами региона в сфере борьбы с наркоугрозой.

В этих условиях Запад пытался откорректировать свой слишком осторожный подход к проблеме наркопроизводства в Афганистане. Так, по данным МБН ИРА, в 2009 г. в антинаркотической кампании примут участие не только спецподразделения полиции, Афганская национальная армия (1 тыс. военнослужащих), но и – впервые – ведомые НАТО Международные силы содействия безопасности (МССБ), на которые будет возложена задача авиатранспортного обеспечения.

Во время Будапештского саммита НАТО (октябрь 2008 г.) было принято решение об участии МССБ в создании поясов безопасности на границе Афганистана, перехвате караванов наркодельцов, уничтожении нарколабораторий, арестах наркобаронов, подготовке афганских наркополицейских.

Осложняют ситуацию и различные подходы стран-доноров по вопросу методов ликвидации наркопосевов. Если американцы выступают за дефолиацию (опыление химикатами) с воздуха, то Кабул при поддержки европейских партнеров, ссылаясь на опасность предлагаемого США метода для здоровья местного населения, отстаивает уничтожение наркопосевов наземными силами. В результате программа Кабула по ликвидации в 2008 г. наркопосевов в южных районах Афганистана потерпела, по признанию экспертов, полный крах: наркокультуры были уничтожены лишь на 5,4 тысяч га (плановый показатель – 50 тыс. га).

В 2007 г. Кабул участвовал в реализации осуществляемой ОДКБ профилактической операции “Канал”, в рамках которой афганскими антинаркотическими ведомствами из незаконного оборота было изъято 3 тонны опиатов и более 16 тонн прекурсоров. В сентябре 2008 г. Афганистан отказался направить своего представителя для участия в упомянутой операции. В апреле 2008 г. афганская сторона приняла участие в многостороннем оперативном мероприятии “Тарсет”, целью которого было пресечение поставок прекурсоров.

Вопросы борьбы с афганской наркоугрозой традиционно находились в поле зрения международного сообщества. Напомним, что первой попыткой урегулирования данной проблемы стал выработанный в формате “6+2” (страны-соседи ИРА, Россия, США) в 2000 г. Региональный план действий, предусматривавший как активизацию региональных антинаркотических усилий, так и поддержку под эгидой УНП ООН сторон афганского конфликта в борьбе с наркотиками.

В мае 2003 г. в Париже состоялась министерская конференция “Пути доставок афганских наркотиков: из Центральной Азии в Европу”, по итогам которой был принят Парижский пакт, предусматривавший скоординированные усилия в повышении эффективности пограничного контроля и преследовании наркодельцов. В июне 2006 г. в Москве в продолжение парижской инициативы (“парижско-московский процесс”) была проведена международная министерская конференция “О путях доставки наркотиков из Афганистана”. Ее итогом стало принятие Московской декларации, призванной содействовать качественному совершенствованию и адаптации к новым реалиям всей системы межгосударственного антинаркотического сотрудничества в целях противодействия афганскому наркотрафику.

В феврале 2006 г. на многосторонней встрече в Дохе была принята Дохийская декларация по пограничному управлению в Афганистане, акцентировавшая усиление охраны границ и необходимость дополнения антинаркотических мероприятий шагами по стимулированию торговли через модернизированные пограничные пункты и развитие регионального сотрудничества в сфере безопасности и взаимодействия правоохранительных органов.

Тема афганских наркотиков присутствовала в повестке дня международных конференций в Лондоне (январь–февраль 2006 г.) и Париже (июнь 2008 г.). В одобренной на парижском форуме Стратегии национального развития Афганистана предусматривались меры по развитию сельскохозяйственного производства как альтернативы выращиванию наркотиков (8% от суммарного финансирования Стратегии).

В ходе саммита “Группы восьми” на о. Хоккайдо в июле 2008 г. было заявлено о решимости государств-участников “восьмерки” продолжить усилия в сфере борьбы с афганской наркоугрозой, включая уничтожение незаконных посевов опийного мака, арест наркодельцов и пресечение финансирования терроризма за счет наркодоходов.

В июне 2008 г. СБ ООН принял резолюцию № 1817 “О международном сотрудничестве по пресечению незаконного оборота и утечки прекурсоров для производства героина в Афганистане”. Россия выступила соавтором этого документа. На упоминавшейся выше Парижской конференции, вместо запрошенных Кабулом 50 млрд долл., сумма заявленных ими взносов составила лишь 21,7 млрд долл., причем значительная их часть скорее старые, до сих пор не выполненные обязательства со времен Лондонской встречи в феврале 2006 г. Как обоснованно отмечают многие эксперты немаловажное значение в сокращении помощи Кабулу приобрело отвлечение финансовых средств на операции в Ираке. В западной прессе приводятся данные о том, что затраты на Ирак составляли порядка 50 млрд каждые три месяца.

Москва, совместно со своими коллегами по СНГ, ОДКБ, ШОС внесли весомый вклад в укрепление антинаркотического потенциала афганских силовых структур: финансирование РФ проектов по линии УНП ООН на центральноазиатском направлении, в том числе по развитию метода контролируемой поставки, оснащению антинаркотических структур компьютерной техникой составляет 500 тыс. долл.

Кроме того, Москва является инициатором создания “пояса антинаркотической безопасности” по периметру границ Афганистана путем консолидации усилий стран региона в пресечении наркотрафика из ИРА.

Российским вкладом в борьбу с афганской наркоугрозой был и запущенный в рамках Совета Россия–НАТО (СРН) пилотный проект обучения офицеров антинаркотической полиции Афганистана на базе Международного межведомственного центра подготовки сотрудников подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в г. Домодедово. К 2008 г. 37 афганских офицеров прошли курс обучения. На заседании Совета Россия–НАТО в Бухаресте (апрель 2008 г.) проекту был придан статус постоянного. Домодедовский центр заявил о готовности обучения афганских экспертов и по линии ОБСЕ в контексте принятого Решения СМИД этой организации “О взаимодействии Афганистана с ОБСЕ” (Мадрид, ноябрь 2007 г.).

Координации антинаркотических усилий России и Афганистана призвано содействовать и открытое в январе 2008 г. в Кабуле представительство ФСКН России. Российские специалисты по борьбе с наркотиками принимают участие в заседаниях инициативной группы по созданию в Афганистане иностранного антинаркотического сообщества. Целями указанного сообщества предусматривались активизация информационного обмена, определение стратегии и тактики действий, выработка общей позиции по наиболее значимым вопросам международной повестки дня в антинаркотической сфере. Однако в 2008 г. Кабул не представил списки курсантов, что привело к срыву двух проектов на базе центра Домодедово по линии СРН и одного – по линии ОБСЕ. Афганцы объясняли сложившуюся ситуацию бюрократическими и техническими проблемами. Однако по имеющейся информации давление на них оказывали американские советники, стремящиеся перенести обучение сотрудников антинаркотической полиции в Полицейскую академию Кабула, которую финансируют США.

Тем не менее, Кабул командировал своих специалистов для подготовки в домодедовском центре: в ноябре 2008 г. 11 афганцев завершили обучение в рамках проекта ОБСЕ; в течение ноября-декабря 2008 г. еще 11 экспертов прошли подготовку по линии проекта СРН. На 2009 г. запланировано прибытие в Домодедово 8 групп афганских слушателей (по 17 человек каждая).

Россия солидарна с народом и правительством Афганистана, членами ШОС в их усилиях по обеспечению безопасности, пресечению террористической активности и стремлению экстремистов контролировать отдельные районы страны, создавать там параллельные властные структуры.

Ныне особое значение приобретает борьба с наркотрафиком, доходы от которого, как отмечалось, идут на финансирование террористической деятельности.

Народу и правительству Афганистана при определенном содействии международного сообщества многие годы приходилось в сложной обстановке решать задачи государственного строительства и социально-экономического восстановления, вовлечения в совместную работу представителей всего спектра общественно-политических сил страны, этнических и религиозных групп.

Совершенно очевидно, что для эффективной борьбы с терроризмом и наркоугрозой на всей территории Афганистана предстоит весьма значительно повысить боеспособность национальной армии, полиции и других правоохранительных органов, усилить их координацию и взаимодействие с Международными силами содействия безопасности. В условиях резко обострившегося в 2008 г. положения в стране, как никогда важно, чтобы афганские силовые структуры и международные военные контингенты в соответствии с мандатом СБ ООН совместными усилиями переломили обострение негативной ситуации в Афганистане.

В Москве убеждены, что для стабилизации обстановки в Афганистане совершенно необходим комплексный подход, сочетающий силовое подавление террористов, экстремистов и наркоторговцев с широкомасштабной программой социально-экономического восстановления страны. Принципиально важно в этом плане добиться поддержки всего афганского народа, решить этнонациональные проблемы.

Как свидетельствуют события последнего времени ситуация в Афганистане превратилась в серьезнейшую угрозу для государств Центральной Азии, России, других, в том числе, азиатских и европейских стран. Усилия, которые предпринимались для борьбы с этим злом, как видится, явно недостаточны.

В этой связи ни в коей мере не следует обойти вниманием тот факт, что до сих пор не удалось нейтрализовать руководство «Аль-Каиды» и Движения Талибан, хотя судя по многочисленным публикациям, они скрываются в зоне пуштунских племен, в приграничном регионе Афганистана и Пакистана, и играют далеко не последнюю роль в проблемах не только распространения наркотиков, но и в резком обострении военно-политической и социально-экономической ситуации в Афганистане.

Однако, ни вооруженные силы коалиции, возглавляемые США, ни пакистанские армия и разведка, до недавнего времени не совершали рейды на эти территории.

Задачи захвата и ликвидации сил Усамы бен Ладена и М. Омара, видимо, вытеснены “более актуальными” проблемами – обустройством послевоенного Ирака или поисками следующих за Ираком целей для удара.

Для решения неотложных задач необходимо существенно повысить эффективность внешней поддержки усилий афганских властей по борьбе с терроризмом, нелегальным производством и контрабандой наркотиков, реализовать решения о наращивании соответствующих мероприятий по линии МССБ, принятых министрами обороны стран-членов НАТО в октябре 2008 года в Будапеште.

Россия, государства ШОС, со своей стороны, неизменно выступали и выступают за эффективное развитие регионального сотрудничества в борьбе с угрозами терроризма, наркотрафика и оргпреступности. Эта позиция сегодня находит все большую поддержку в мировом сообществе и закреплена в принятой в марте сего года Резолюции СБ ООН 1868.

Вполне естественно, что Шанхайская организация сотрудничества, которая объединяет практически всех соседей Афганистана, приняла активное участие в коллективных усилиях в этом плане. Уже несколько лет в рамках Контактной группы ШОС–Афганистан рассматриваются задачи развития и расширения сотрудничества по борьбе с общими угрозами, и, конечно же, путей укрепления этого сотрудничества в деле совместной борьбы с ними, в том числе по периметру афганских границ. В марте 2009 г. под эгидой ШОС была созвана специальная конференция по афганской проблеме, которая состоялась в Москве.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что для нашей страны организация, созыв и проведение под эгидой ШОС конференции имеет особое значение. Ровно девяносто лет назад Россия и независимый Афганистан приступили к официальному оформлению дипломатических отношений. В 1919 году эмир Афганистана Аманулла в послании руководителю Правительства Рос-сии писал: “Человеческие взаимоотношения для устранения обоюдных нужд являются природной потребностью человеческого рода, в особенности в настоящий век, когда благо цивилизации, предвещающее счастье, зовет народы к объединению и установлению дружественных взаимоотношении”. Эти пророческие слова, как никогда актуальны и сегодня.

Все это время сотрудничество между российским и афганским народами, несмотря на горькие и тяжелые испытания прошлого века, неуклонно развивалось. Достаточно вспомнить о более 140 объектах промышленности, энергетики, здравоохранения, образования, сооруженных в Афганистане при содействии нашей страны. Следует также особо отметить, что в августе 2007 года Россия списала Афганистану долг в размере более 10 млрд долл. В 2009 г. стороны подписали Соглашение о сотрудничестве в борьбе с наркотрафиком. Россия помогат афганскому народу справиться с нехваткой продовольствия, ведет в Афганистане транспортное и энергетическое строительство, восстанавливает объекты системы образования, готовит афганских специалистов.

Россия уверена, что Специальная Конференция по Афганистану под эгидой Шанхайской организации сотрудничества, прошедшая 27 марта 2009 г. в Москве, выполнила свою основную задачу – обеспечить сопряжение усилий по содействию Афганистану в борьбе с терроризмом, наркотрафиком и организованной преступностью в международном, региональном и двусторонних форматах.

На конференции выступили Генеральные секретари ООН, ОИК, ОБСЕ, ШОС, ОДКБ, СВМДА, главы региональных структур системы ООН, представители ЕС, руководители внешнеполитических ведомств стран-членов и наблюдателей при ШОС, Афганистана, Туркменистана, Турции, членов “Группы восьми”.

Участники Конференции рассмотрели и одобрили Заявление и План действий ШОС–Афганистан, выразили готовность подключиться к реализации изложенных в этих документах направлений сотрудничества. Такой настрой закреплен в итоговой Декларации конференции.

Так что главный результат – признание необходимости и незаменимости координации действий всех, кто готов сотрудничать, в интересах возрождения Афганистана в качестве демократического, стабильного государства, живущего в мире и согласии со своими соседями и не нуждающегося в иностранном военном присутствии на своей территории.

Россия твердо намерена продолжать и впредь оказывать Афганистану разностороннюю дружественную поддержку. В марте сего года в Кабуле было подписано Межправительственное соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств. Российская территория открыта для транзита невоенных грузов для нужд МССБ. Москва готова конструктивно рассматривать и другие формы сотрудничества.

Россия рассчитывает, что итоги Конференции станут конкретным вкладом в повышение эффективности и согласованности международных усилий при координирующей роли ООН в поддержку возрождения Афганистана как демократического, стабильного государства, живущего в мире и согласии со своими соседями и способного самостоятельно обеспечить свою безопасность. Использование потенциала ШОС в тесном взаимодействии со всеми представленными на Конференции государствами и организациями отвечает интересам достижения этих целей.

35.42MB | MySQL:66 | 0,820sec