К итогам визита премьер-министра Израиля Я.Лапида в Германию: перспективы стратегического сотрудничества

На текущей неделе глава израильского правительства Я.Лапид совершил дипломатический визит в ФРГ. Несмотря на то, что в интервью  после приземления политик сделал акцент на исторических аспектах отношений, подчеркнув, что его поездка представляет собой «победу» для него «как сына человека, пережившего Холокост», «народа и нации», основной акцент его общения с представителями федерального правительства был смещен на двусторонний трек. Это подтвердили в частности переговоры с канцлером О.Шольцем и министром иностранных дел А.Бербок, а также сделанные германскими СМИ выводы относительно тематики, которая представляла ответный интерес для властей ФРГ.

По итогам встречи двух глав правительств О.Шольц сообщил, что Германия видит в Израиле партнера, у которого может многому научиться и позаимствовать опыт, при этом в фокусе оказалось военно-техническое сотрудничество. В частности, федеральный канцлер упомянул ПРО ближневосточной страны. Стороны пока воздержались от упоминания конкретных деталей расширяющегося взаимодействия, однако, судя по всему, речь идет прежде всего о закупках ФРГ гиперзвуковых экзо-атмосферных систем противовоздушной обороны Arrow-3, которые, по словам О.Шольца, являются «мощным предложением». Предположительно, как отмечают обозреватели из обеих стран, их приобретение было одобрено Иерусалимом и Вашингтоном еще весной. По текущим оценкам, стоимость сделки составит порядка 2 млрд долларов, но точная сумма Иерусалимом или Берлином названа не была. Также пока нет официального подтверждения подписания соответствующего соглашения, хотя немецкие журналисты указывают, что инсталлирована израильская ПРО будет к 2025 г.

Стоит особо отметить, что федеральное правительство намеревается закупить ПРО у ближневосточной страны, решая таким образом задачу повышения своего статуса в Европе. В недавнем заявлении О.Шольц сообщил, что ФРГ будет заниматься созданием системы коллективной противовоздушной обороны, которую планируется построить с расчетом на то, чтобы «европейские соседи также могли участвовать, если захотят». При этом в качестве потенциальных вовлеченных государств он перечислил Польшу, Чехию, Словакию, Латвию, Литву, Эстонию, Нидерланды и «скандинавских партнеров». Израиль, в свою очередь, за счет этой сделки приобретает возможность создать дополнительные перспективы для своего сектора ВПК на европейских рынках. С одной стороны, при присоединении к системе ПРО указанным игрокам необходимо будет установить у себя соответствующие компоненты системы. С другой, взаимодействие по одному направлению способно привести и к реализации новых смежных программ.

Второй по значимости и имеющей стратегическое значение темой, обсуждавшейся в ходе переговоров на высшем уровне, стал экспорт израильского газа в Европу, который, как было заявлено по итогам общения Я.Лапида и О.Шольца, может заместить до 10% поставок из России. При этом ФРГ надеется, что, с одной стороны, в будущем году ближневосточная страна сумеет нарастить свое предложение. С другой, для Берлина имеет значение и сторонний эффект от выхода Израиля на международные рынки. Состоит он в том, что даже при отсутствии у ФРГ прямого доступа к этому газу за счет расширения перечня поставщиков в целом цены пойдут на спад, что создаст условия для стабилизации ситуации, прежде всего для населения.

Несмотря на попытки вновь перезапустить инициативу возведения подводного газопровода EastMed и ставшую более реальной после окончательного примирения Анкары и Иерусалима «турецкую опцию» поставки «голубого топлива», основное внимание, прежде всего ЕС, уделяет именно взаимодействию с привлечением Египта. В этом помимо прочего можно увидеть стремление Брюсселя поддержать амбиции Каира по превращению в региональный хаб, а также повысить статус Газового форума государств Восточного Средиземноморья. Последнее подтверждается тем, что,  с одной стороны, египетская столица – его штаб-квартира, а с другой, в рамках работы данной структуры в начале лета был подписан египетско-израильский меморандум об экспорте газа в ЕС. Впрочем, и от EastMed, как минимум в качестве одной из альтернатив, в Европе отказаться не готовы. В частности, О.Шольц вскользь намекнул на необходимость расширения трубопроводной инфраструктуры на южном направлении.

Также в повестке дня значился палестинский вопрос. Обращаясь к нему, О.Шольц отметил, что Берлин по-прежнему придерживается принципа «двух государств для двух народов» при категорическом неприятии односторонних действий, будь то палестинские или израильские шаги. Однако никаких конкретных мер в области мирного процесса федеральная республика на текущем этапе, судя по всему, не планирует, будучи сконцентрированной на происходящем на российско-украинском треке.

Несмотря на то, что позиция канцлера была выдержана в духе традиционных заявлений на этот счет, было в этом блоке беседы и нечто удивительное. Так, вопреки критике, обрушившейся на О.Шольца со стороны СМИ, политиков и представителей германской еврейской общины после скандального заявления главы ПНА о Холокосте, Я.Лапид поблагодарил контрпартнера «за реакцию на слова М.Аббаса», добавив, что в Израиле оценили, что это было «сделано так ясно». При этом СМИ в Германии в один голос написали об «удивленном лице» канцлера в ответ на ремарку израильского премьер-министра.

Наконец, в повестке значилась и иранская проблема, по которой, как кажется, сторонам вновь не удалось добиться понимания. По словам Я.Лапида, текущий переговорный процесс с ИРИ является «неудачным», поскольку приведет к «угрозе для всего мира», под чем глава правительства Израиля понимает снятие санкций, позволяющее направить «сотни миллиардов долларов» на развитие вооружений, как самого Тегерана, так и его проси, а также на поддержку террористической сети в глобальных масштабах. Взамен Иерусалим предлагает искать альтернативный путь, для чего, по некоторым данным, Берлину была передана актуальная разведывательная информация. В ответ на это О.Шольц согласился лишь с необходимостью «не допустить, чтобы Иран применил ядерное оружие», во всем же остальном, ФРГ пока намерена, цитируя канцлера, «проявить терпение».

В целом визит Я.Лапида, как кажется, был ориентирован на демонстрацию устойчивости и преемственности межгосударственного сотрудничества, что важно как для достижения стратегических целей государств, так и с точки зрения политического положения главы правительства Израиля и  стабильности «коалиции светофор» в Германии. По итогам состоявшегося раунда общения на высшем уровне довольно перспективными выглядят энергетическое и военно-техническое направления, хотя, справедливости ради, нельзя не отметить, что о конкретных шагах по результатам встречи объявлено не было. А вот ближневосточный трек таит в себе сложности. Заявление Я.Лапида по поводу высказывания М.Аббаса и реакции на него О.Шольца явно было нацелено на создание видимости отсутствия разногласий как между странами, так и между первыми лицами, однако столь мягкая позиция главы правительства ближневосточного государства не гарантирует сближения по палестинской проблеме как таковой. Более того, при условии снижения напряженности в отношениях России и Запада Берлин вполне может более активно включиться в мирный процесс, усилив критику поселенческой активности. Также открытое одобрение поведения канцлера после встречи с М.Аббасом сокращает шансы израильской стороны добиться ужесточения курса ФРГ в отношении финансовой поддержки палестинцев, прежде всего в том, что касается спонсирования издания учебных материалов и НКО, которые зачастую имеют отчетливую подстрекательскую направленность.

Наконец, общение с О.Шольцем в полной мере нельзя рассматривать как стратегический актив Я.Лапида на фоне набирающей обороты избирательной кампании в Израиле. С одной стороны, действительно визит в сочетании с состоявшимся в начале сентября первым заседанием т. н. стратегического диалога, созданного по итогам соответствующей мартовской договоренности на высшем уровне, показывает высокую динамику общения и быстрые сроки реализации поставленных задач. С другой, во многом сам рассмотренный визит и его исход оказались следствием большой подготовительной работы. Проведена она была, прежде всего, президентом И.Герцогом, недавно посетившим Берлин и взявшим на себя работу над преодолением противоречий по вопросу выплат семьям жертв теракта на Мюнхенской олимпиаде, а также советниками по национальной безопасности и дирекцией внешнеполитических ведомств, которые и участвовали в первой встрече в формате стратегического диалога.

62.22MB | MySQL:101 | 0,508sec