Турция: кандидатура Кемаля Кылычдароглу на президентских выборах как основная тема второго тура переговоров «стола шести»

2 октября стартует второй тур переговоров между Народно-республиканской партией (CHP), Хорошей партией (İYİ), Партией демократии и прорыва (DEVA), Партией счастья (SAADET), Партией будущего (GELECEK) и Партией демократов (DP). Острота ситуации подчеркивается тем, что изменился внешний фон возможных соглашений. На них влияет фактор разногласий между CHP и İYİ из-за Демократической партии народов (HDP). Закулисные обсуждения указывают на то, что главной темой второго тура переговоров станет кандидатура Кемаля Кылычдароглу в качестве единого кандидата от участников «стола шести».

Как отмечалось в предыдущих статьях, кандидатура лидера СНР вызывала споры внутри оппозиции. Основной повод для такой реакции был связан с тем, что Кылычдароглу считается общественным деятелем с негативным имиджем. С точки зрения общественного мнения, председатель СНР не сможет получить высокий уровень электоральной поддержки.

Кемалю Кылычдароглу сейчас 73 года. Он родился в провинции Тунджели и является представителем религиозного течения алевитов. Эта группа считает себя дискриминируемой. Он занимает пост лидера кемалистов с 2010 г. За это время прошло 10 выборов, в которых количественная победа была отмечена только в июне 2019 г. при переизбрании мэра Стамбула Экрема Имамоглу. Именно эти моменты из биографии политика выступают в качестве ключевых тем для критики.

Он является самым старым по возрасту претендентом на пост президента. Его религиозную идентичность называют причиной, по которой за Кылычдароглу могут не проголосовать многие сунниты. Алевизм оценивается традиционным исламом как радикальное направление. Поэтому его последователи с подозрением относятся к этому учению. То, что он выполняет функции председателя CHP уже 12 лет без видимых успехов определяется многими комментаторами как доказательство неэффективности его управления. Против него играет факт формирования сильной оппозиции внутри самой СНР под лидерством бывшего видного ее члена Мухаррема Индже. Количество проигранных выборов подается как его неумение представить актуальную для избирателя повестку и отсутствие должного уровня харизмы. Все это представляется как факторы того, что вариант с Кылычдароглу в качестве единого кандидата по объективным обстоятельствам имеет характеристику максимально рискованного и необоснованного варианта.

Как обстоят дела с наличием поддержки Кылычдароглу в разных сегментах общества? Он популярен среди избирателей, которые традиционно голосуют за CHP. Такими группами являются кемалисты, социалисты, социал-демократы. Также его рейтинг высок среди секулярных граждан и либералов. Но в процентном выражении особую роль имеют те сегменты электората, которые со скепсисом относятся к кемалистам. После попытки военного переворота 2016 г. важным адресатом

стали националисты. Среди них Кылычдароглу составляет конкуренцию другим претендентам. Такая ситуация объясняется их ярковыраженной восприимчивостью к антиэлитизму и неоднородностью. Но существуют два сегмента общества, в которых у кандидата возможны слабые результаты. Ими выступают консервативный и религиозный избиратель, который является ядром электоральной поддержки Партии справедливости и развития.

Наиболее существенным недостатком Кылычдароглу считается неспособность объединить избирателей, которые рассматривают CHP как чуждую партию. Эта проблема имеет отношение к тому, что в результате дискурса поляризации Р.Т.Эрдогана СНР имеет клишированный образ в глазах консерваторов и исламистов. Антиагитацию усиливают многие спорные исторические решения CHP, которые были направлены против них. Самым главным козырем в этом смысле оказывается вопрос выражения религиозной свободы. Также эта проблема возникает с националистами, хотя стоит не так остро. Все они имеют противоположные с кемалистами ценностно-смысловые понятия. Если Кылычдароглу говорит о демократии, характере системы, психологических аспектах повестки дня, то для этих сегментов принципиальное значение представляет образ их жизни и вопрос престижа государства. Поэтому этот политик не считается объединяющим общество кандидатом. Даже повышение его популярности в этих группах вытекает не из работы с имиджем и повесткой, а с внешним фоном. При этом Кылычдароглу, который близок в некоторой степени к консерватизму и религии, не пытается использовать эти свои преимущества в коммуникативной стратегии. Пример Мухаррема Индже и Экрема Имамоглу показывает, насколько этот ход может быть успешным. Такое решение ведет к тому, что образ рассматриваемого актора ужимается в рамках партийной идеологии. Этот диагноз предполагает, что не ведется осознанных попыток для приближения к остальной части электората. Для привлечения его внимания используется антиэлитизм, который не создает сильной эмоциональной связи с адресатами месседжей.

Но эти моменты хорошо известны руководству СНР. Уже сейчас наблюдаются попытки по расширению потенциала для получения голосов. В предыдущих статьях отмечалась работа кемалистов по привлечению поддержки курдского населения. Также плюсом лидера CHP может стать переход в его риторике к более центристским позициям, что может демотивировать и разобщить радикальные части консервативного и религиозного электората. Это предполагает, что адресация будет направлена в сторону наиболее близких для Кылычдароглу граждан в каждой конкретной категории. Таким сегментом может стать умеренный правоцентристский избиратель или электорат, который можно объединить за счет гражданского национализма. Эти попытки предпринимаются. Поэтому речь идет об умении скрыть недостатки. Стремление к поиску общих моментов, которые существуют у электората готового проголосовать за этого конкретного кандидата, демонстрирует переориентацию партии с личности на подчеркивание важности проблемы.

В целом, стоит отметить, что «столу шести» придется принимать сложное решение. Перспективы фигуры Кылычдароглу в качестве кандидата на пост президента с каждым месяцем по рейтингам растут. Видно, что ведется целенаправленная работа в этом направлении. С другой стороны, Хорошая партия не поддерживает эту идею. Поэтому на данный момент каких-то точек соприкосновения нет. Смогут ли в СНР создать условия для принятия своего лидера в элитах и на улице является ключевым вопросом, который определит направление сотрудничества в рамках переговорного формата оппозиции. Сейчас этот вариант уже нельзя так легко отбросить из раскладов, как это было возможно еще в мае. Но борьба за влияние и получение наибольшей пользы учитываются акторами при принятии решений. Поэтому в ближайшее время этот аспект будет ключевым в отношениях между оппозиционными игроками.

52.65MB | MySQL:103 | 0,510sec