Турецкая реакция на решение президента РФ В.В. Путина о частичной мобилизации

21 сентября президент РФ Владимир Путин принял решение о частичной мобилизации в стране и подписал соответствующий Указ. Обратимся к той реакции, которая последовала на это со стороны турецкого руководства и обозревателей. И начнем с президента Турции Р.Т.Эрдогана, который на своем обратном пути с 77-го заседания Генеральной Ассамблеи ООН дал интервью журналистскому пулу. И вот, что он сообщил по интересующему нас вопросу частичной мобилизации и, говоря шире, по текущей ситуации на российско-украинском театре военных действий.

Цитируем вопросы, заданные турецкому лидеру, и его ответы:

«Вопрос 1:

Президент России Путин объявил частичную мобилизацию; «Запад стремится расчленить Россию, в этом случае мы будем использовать все виды оружия», — сказал он. Напряженность в регионе снова начала нарастать. В интервью, которое вы дали американскому телеканалу PBS, вы сказали: «Я понял, что Путин, на самом деле, пытается закончить это дело как можно скорее». Вы сделали важное заявление на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций и призвали мир: «Мы должны совместно найти разумное и справедливо применимое дипломатическое решение, которое обеспечит обеим сторонам достойный выход из кризиса». Каждый раз говоря: «Мир больше пяти», вы также постоянно выражаете необходимость в более эффективном институте Организации Объединенных Наций. По сути, весь этот процесс также является испытанием для Организации Объединенных Наций. После этих напоминаний мой вопрос таков: как можно обеспечить почетный выход сторонам? Вас удивили новые заявления Путина? Я хотел бы попросить вас оценить последние события.

Ответ президента Р.Т. Эрдогана:

«Цена, которую эта война нанесла народам обеих стран, региона и всего мира, очевидна. Никто не должен быть настроен на то, чтобы повышать эту цену ещё больше. Тем не менее, мы довольны теми шагами, которые мы предприняли. Например, сегодня предприняты шаги по обмену заложниками. В результате дипломатического трафика, который я осуществлял с г-ном Путиным и г-ном Зеленским, сегодня состоялся обмен 200 военнопленными между Россией и Украиной. Этот обмен пленными, который произошел при посредничестве Турции, является важным шагом на пути к прекращению войны.

Наши усилия по установлению мира между Россией и Украиной продолжаются. Я благодарю г-на Путина и г-на Зеленского за возможность обмена пленными. Я также хотел бы поблагодарить всех моих друзей (имеется в виду «коллег» — прим.), которые внесли свой вклад в этот процесс. Эта развитие (событий – прим.) нас очень порадовало. В этом отношении и господин Путин, и Зеленский, обе стороны способствовали этому шагу, который мы предприняли. Наши ответственные исполнители в настоящее время следят за этим процессом, и начался обмен этими заложниками. Мы, как Турция, с самого начала приложили усилия для установления мира. Мы всегда и при любых обстоятельствах заботились о дипломатии. Мы проявили принципиальную и добросовестную позицию в рамках международного права. Мы заявили, что будем играть посредническую и стабилизирующую роль в региональных и глобальных кризисах. Наша глобальная роль посредника и ведущее положение в дипломатии вынуждают нас проявлять больше инициативы. Турция с самого начала верила в силу диалога и дипломатии и пыталась это доказать. Турция теперь получила результат своей веры в силу диалога и дипломатии с этим обменом заложниками. Это также делает нас очень счастливыми. С другой стороны, мы также, начиная с 24 февраля и при каждой возможности, призываем Россию прекратить свои военные действия и вывести свои войска из Украины.

Мы еще раз выразили это на нашей последней встрече в Самарканде. Мы выступили с различными инициативами в присутствии как российских, так и украинских лидеров, а также мировых лидеров, чтобы открыть путь к миру. Мы продолжим наши усилия по обеспечению мира и стабильности в будущем. Например, как только мы вернемся, мы снова позвоним лидерам и продолжим с ними нашу телефонную дипломатию. Конечно, и здесь продолжаются разговоры моих коллег со своими собеседниками. В частности, Организация Объединенных Наций также должна взять на себя инициативу и приложить больше усилий для решения проблемы. К сожалению, ООН не смогла положить конец войне, не смогла остановить кровопролитие, не смогла найти выход из энергетического и продовольственного кризисов, возникших в результате войны. Усилия Генерального секретаря Организации Объединенных Наций по созданию зернового коридора в этом вопросе несколько успокоили Организацию Объединенных Наций, но нет никаких сомнений в том, что необходимо предпринять дополнительные усилия для прекращения войны. Это процесс, который должен осуществляться не только мной, но и совместными усилиями всех мировых лидеров. Каждый должен продвигать этот канал (работы).

Другими словами, любой, у кого есть более или менее отношения с г-ном Путиным, должен обсудить это с ним и пробовать разблокировать вопрос. То же самое с Зеленским. В противном случае демонстрация различных негативных подходов к этим лидерам не принесет ожидаемого результата. Наоборот, я думаю, что смертей здесь и разрушений здесь будет еще больше».

«Вопрос 2:

Вы сказали, что ООН должна прилагать больше усилий в отношении России — Украины. Граждане Украины, с которыми вы столкнулись во время прогулки по Центральному парку, благодарили вас, а не ООН. Уже два изображения привлекли большое внимание: одна из них – фотография, на которой вы встречаетесь с лидерами на саммите Шанхайской организации сотрудничества; другая — благодарность гражданина Украины во время вашей поездки в Центральный парк… На данный момент, как лидер, который был и на саммите в Шанхае, и в ООН, будут ли изменения и развития в уравнении России и Украины и руководящей позиции Турции?

Например, был сюрприз по зерновому коридору, без Турции он был бы невозможен, и Путин об этом сказал. Будут ли в этом процессе такие новые развития как в Шанхае, так и в уравнении ООН?

Ответ:

Прежде всего, я вижу возвращение нашей народной дипломатии с искренней благосклонностью в глазах как лидеров, так и народа, куда бы мы ни пошли в мире. С самого начала российско-украинской войны нашей единственной целью было остановить кровопролитие и установить мир. С момента аннексии Крыма в 2014 году мы всегда выражали нашу приверженность территориальной целостности, суверенитету и политическому единству Украины.

С самого начала украино-российской войны мы подчеркивали, что шаги, предпринятые Россией на данном этапе, несправедливы и неприемлемы. Точно так же мы высказывались и говорили о Крыме в 2014 году. Хотя мы поддерживаем Украину в политической, гуманитарной и технической областях, мы приложили усилия, чтобы пути для диалога оставались открытыми. Переговоры, которые мы вели и будем вести, наши усилия направлены только на мир. Мы за использование дипломатии в решении всех кризисов и вопросов. Конечно, мы должны постоянно осознавать, что здесь ценна человеческая жизнь. Но мы должны сообщить об этом обеим сторонам. С этой верой мы говорили это украинской стороне и российской стороне, и продолжаем это говорить. Я надеюсь, что мы продолжим обсуждение этого вопроса с лидерами, как только вернемся. Мы хотим получить результаты здесь как можно скорее».

Итак, на 22 сентября с. г. в фокусе внимания турецкого лидера был второй шаг в деле турецкого миротворчества между Россией и Украиной – а именно, заключение сделки по обмену пленными. Безусловно, это ещё одна знаковая инициатива Турции, в которой та добилась результата. Подчеркнем, зная характер турецкого руководства – оно будет пытаться немедленно конвертировать достигнутый успех и в следующие договоренности.

Второе, на чем концентрируется в своем ответе турецкий лидер – это турецкая позиция по тому, чтобы продвигать дипломатический процесс между двумя сторонами. При этом, заметим, что президент Р.Т.Эрдоган никак не прокомментировал свою ранее сказанную фразу о том, что он увидел у президента В.Путина желание по тому, чтобы как можно быстрее покончить с этим конфликтом. В этом смысле, турецкий лидер обозначает свою позицию по тому, чтобы не выступать с жесткой критикой ни одной из сторон, что сделает миротворческий процесс невозможным. С тем же самым призывом он выступает и в адрес международного сообщества.

Много слов сказано про ту роль, которую должна сыграть в этом процессе Организация Объединенных Наций. И про продвижение турецкой стороной тезиса о том, что «Мир больше пяти». Нынешний кризис на Украине – это серьезный повод по тому, чтобы Турция вновь подняла со своей стороны этот вопрос. Впрочем, тут есть лишь одна «небольшая проблема», которая заключается в том, что у турецкой стороны не может не наличествовать понимание того, что реформа ООН, когда и если состоится в нынешних условиях, будет произведена без учета мнения и позиции турецкой стороны. Во всяком случае, в части того, что новые постоянные члены ООН будут представителями мира развивающихся стран. То, что следует из идеи взять в СБ ООН вместо Германии Россию, отлично демонстрирует то, в каком направлении двигается западная мысль.

При этом, заметим, что ни единого слова президент Р.Т. Эрдоган не сказал, комментируя новость об объявленной в России «частичной мобилизации». Очевидно, что турецкий лидер демонстрирует сфокусированность на следующих шагах мирного процесса между Россией и Украиной, понимая то, что сейчас ставки в этой игре существенно поднялись со стороны России.

62.2MB | MySQL:101 | 0,550sec