«Временно перемещенные лица» — новая волна беженцев в Пакистане

Пакистан — страна, которая неоднократно испытывала массовые притоки и перемещения людей. Можно вспомнить массовые переселения жителей из Индии в Пакистан и обратно в 1947 г., обмен массами людей при отделении Восточного Пакистана и переезд их в западную часть в 1970 г., массовый приток беженцев из Афганистана, которые до сих пор проживают как в Северо-Западной пограничной провинции, так и массово расселились по стране, особенно в Синде и Карачи.

В настоящее время Пакистан испытывает новую волну беженцев, называемых «временно перемещенными лицами» (TDP). Это жители части Северо-Западной провинции — Свата, пуштуны по национальности. Важно отметить, что, если предыдущие потоки беженцев состояли из лиц разных национальностей, то нынешние переселенцы относятся к одной национальности, они единоверцы и жители ареала долины Свата.

Первые военные действия в части СЗПП, называемой Вазиристаном, начались еще в 2001 г., когда пакистанские пуштуны приняли бежавших из Афганистана соплеменников, называвших себя талибами. Они начали активно готовиться к борьбе с афганскими властями, создали тренировочные лагеря, привлекали местных жителей, иностранных лиц. Уже в это время начались боевые действия пакистанских войск против талибов, которых поддерживало местное население, но до крупных операций дело не доходило. Но начиная с 2005 г. действия Талибана и «Аль-Каиды» приняли угрожающий характер, и федеральные войска начали действия против членов этих организаций. Первоначально эти акции носили спорадический, локальный характер.

Однако весной 2009 г. в противостоянии между федеральными войсками и талибами появилась такая напряженность, что, как отмечала востоковед Н. Замараева, военные специалисты Международных сил считали, что «переход талибов обратно из Афганистана через афгано-пакистанскую границу с целью оказания помощи талибам зоны племен превратил их в борьбу против армейских подразделений» . Они особенно активизировались в населенных пунктах Свата — районе Дира, Бунере, Баджауре и др. Талибы часто нападали на караваны Международных сил и грабили их, пополняя таким образом запасы продовольствия, оружия и т.д. Талибы в районе Свата увеличили свои силы за счет привлечения (до 20% контингента) представителей из арабских стран и выходцев из Центральной Азии, особенно узбеков.

В апреле с.г. федеральные войска начали наступление на талибов, и местное население, боясь за свои жизни, тысячами покидали территорию от Дира до Бунера, переселяясь в пока еще мирные и спокойные районы долины Свата. Еще около 30 тысяч человек покинули свои дома в местечке Мардан в Нижнем Дире. Из самого Дира около 40 тысяч жителей также покинули свои жилища, переместившись в более спокойные и мирные места. Многочисленные семьи покинули городок Бунер, где талибы проводили против них военные акции .

Недавний обзор американской неправительственной организации «Международный республиканский институт» показал, что 69% пакистанцев считают, что «Аль-Каида» и Талибан, действующие в Пакистане, представляют «серьезную проблему», и 45% поддерживают борьбу армии против них в СЗПП и районе племен. Но эта поддержка очень хрупка . Как отмечает В. Сотников, в отличие от афганских талибов, их пакистанские сторонники считают, что установленная система государственного управления в Свате и СЗПП настолько несостоятельна, что люди идут к талибам. Им дают большие деньги (до 250 долларов США в месяц), что и объясняет поддержку талибов со стороны части населения .

Когда в апреле–мае с.г. началась широкомасштабная операция пакистанской армии против талибов, начался и массовый исход мирного населения. Данные о количестве «временно перемещенных лиц» разнятся. Так, по данным ООН, эта цифра составила 2,38 млн человек; по данным Такит Бхаи из журнала «Экономист» — 800 тысяч, а благотворительные организации оценивают их количество в 240-400 тысяч. К ним они добавляют 500 тысяч, осевших ранее при военных действиях в СЗПП .

Активные действия против талибов начались 8 мая с.г., когда пакистанская авиация начала их бомбить, согласно приказу премьера Юсуфа Гилани, призвавшего «уничтожить террористов». Президент Асиф Зардари, посещавший в это время Вашингтон, заявил, что операция будет проходить до установления «нормальной ситуации» в Свате. Согласно данным пакистанских военных, против 5 тысяч талибов действовали 12 тысяч солдат регулярной армии, которые начали освобождать захваченные ранее территории Свата и Вазиристана. Однако ситуация осложнялась тем, что местная администрация оказалась неспособной управлять освобожденной территорией . Поэтому, если не будут учтены заявления генерал-майора Гани о «лишениях, бедности и несправедливости», это только «разожжет огонь», и действия со стороны талибов могут возобновиться.

Этого пока не произошло, и 18 мая большинство пакистанских политических партий подписали совместную декларацию о поддержке действий армии. Но в ней нет ссылок на Талибан и Сват, что делает ее хрупкой и вряд ли осуществимой.

В результате военных действий и потока беженцев во внутренних районах страны было создано более 30 лагерей, крайне слабо приспособленных для проживания. Лагеря разбивались на открытой территории, где температура сейчас превышает 400, нет воды и нормальных санитарных условий.

Отсутствие элементарных средств к существованию вызывало недовольство переселенцев, и правительство было вынуждено обратиться за помощью к международным организациям. На этот призыв откликнулись Комитет по делам беженцев ООН и ряд других международных организаций (см. Приложение). Ведь теперь, чтобы восстановить разрушенную инфраструктуру и выполнить поэтапный план возвращения к нормальной жизни разрушенных войной районов, на «восстановление, реабилитацию и реконструкцию» потребуются миллиарды долларов.

13 июля премьер Пакистана Юсуф Гилани объявил начало возвращения беженцев в родные места, поскольку армия «ликвидировала» экстремистов в течение двухмесячной операции внутри и вне дистрикта Сват .

По оценкам, процесс возвращения беженцев домой обойдется в 15 млн долларов. Сам процесс репатриации рассчитан на три этапа. Для восстановления разрушений потребуется помощь зарубежных стран — как финансовая, так и гуманитарная. Процесс возвращения беженцев домой определен в 14 дней. Первый этап предполагает возвращение из лагерей, где условия проживания особенно удручающи. Второй этап — это перемещение «перемещенных лиц», проживавших в школах, колледжах и т.д. И наконец, по домам отправятся те, кто жил у родственников и вне провинции .

Уже в первый день, определенный для возвращения, караван, состоящий из 272 автобусов и 22 грузовиков, двинулся из округа Чарсадда. Второй подобный караван должен был отправиться из Шейх Ясина и Шейх Шахзада — лагерей в районе Мардана и еще 194 автобуса и 23 грузовика из Сваби. В итоге за 13-14 июля 5760 семей из Ландаки, Гортая, Барикота на 720 автобусах и 52 грузовиках отправились в родные места.

В течение второй фазы (17-20 июля) из города Мингора должны вернуться 11520 семей на 1440 автобусах и 100 грузовиках. По плану, в третью фазу попадут беженцы, размещенные в Мингоре и Саиду Шарифе. Все караваны будут обеспечиваться охраной из полицейских, армии, федеральной службы безопасности и даже с воздуха.

Для обеспечения безопасности и порядка в Свате число техсилов (округов) было увеличено с трех до семи и в них созданы полицейские посты (всего будет привлечено около 7 тысяч полицейских). В Бунере число техсилов также было увеличено с одного до трех. Усиливается деятельность государственных служб в районах Мардана и Сваби, которые будут давать разрешение Комиссара Мардана на выезд.

Возвращение беженцев приветствовалось многочисленными лозунгами, вдоль дорог были выставлены емкости с чистой питьевой водой. Некоторые дороги, правда, были блокированы, т.к. беженцы не получили пособия в 30 тысяч рупий на семью .

Открытие ранее заблокированных дорог и сам процесс возвращения дает возможность временным переселенцам — фермерам и торговцам — возобновить деятельность в долине Свата, где произрастают прекрасные фрукты. Закрытые дороги во время военных действий не позволяли вывозить созревшие фрукты в остальную часть страны, что привело к потерям многих миллионов рупий. В начале сезона торговцы выплатили фермерам 1,4 млн рупий и еще 0,3 млн на удобрения, пестициды и орошение. Но из-за текущих событий многие фрукты перезрели и не могли транспортироваться, однако, потеряв многие миллионы рупий, торговцы сразу по прибытии возобновили их поставки.

Помимо фермеров и торговцев, тысячи сельхозрабочих смогут вернуться в сады на сбор урожая. В ряде мест, таких как Матта, Кабал и др., 30-40% территории занято садами, где находят работу 70% жителей, занятых на обработке деревьев, упаковке и подготовке фруктов к отгрузке .

Главный министр СЗПП Амир Хайдер Хан Хоти заявил, что «жертвы не останутся без помощи, начнут жизнь заново. Жизнь нормализуется в районе благодаря возвращению жителей. По мере прибытия беженцев начнутся реконструкция и реанимирование. Жертвы, понесенные жителями округа Малаканд (куда входит Сват), чтобы выжить, сохранить мир в стране, не окажутся напрасными. Шариатская система, устанавливающая справедливость, — мечта и потребность народа Свата, и она будет действовать при любых обстоятельствах» .

Об оказании помощи Пакистану в связи с событиями в Свате, Малаканде и ФАТА объявили многие страны Запада и США. Президент США Б. Обама направил специального посланника Р. Холбрука и группу специалистов для определения путей ускорения международной помощи и ее мобилизации. Министр обороны Роберт Гейтс готов оказать Пакистану помощь в форме военных поставок, оборудования и строительства различного рода объектов для борьбы с талибами. Как заявил Р. Гейтс, между двумя странами ведутся по этому поводу переговоры. США вполне удовлетворены действиями пакистанского правительства и сил безопасности; США крайне чувствительны к суверенитету Пакистана и будут оказывать поддержку, требуемую ему. Успешные действия властей в Свате поддержал и посол ФРГ М. Кох, а также представители международных организаций — ООН, Красного Креста и др.

Нынешнее экономическое положение Пакистана в условиях мирового кризиса создает особо сложную ситуацию в связи с событиями в Свате. Естественно, встает вопрос: как остановить ухудшение экономического положения и вернуть к нормальной жизни пограничные с Афганистаном районы Пакистана? Ответа пока нет.

Приложение

Западная помощь, обещанная «временно перемещенным лицам»:

1. США — 310 млн долларов.

2. Германия — 3,6 млн евро (гуманитарная помощь, включая помощь Международного Красного Креста).

Пакистанские власти оценивают потребности на восстановление жизни и деятельности 2,3 млн беженцев в округе Малаканд в 1 млрд долларов.

3. ООН и ее партнеры — 543 млн долларов.

4. Исламский фонд помощи — 7,5 млн долларов .

1. Н.А. Замараева www.iimes.ru. 03.07.2009.

2. The Nation, 24.04.2009.

3. The Nation, 24.04.2009.

4. The Economist, 15.05.2009.

5. В.И. Сотников www.iimes.ru. 21.05.2009.

6. The Economist, 15.05.2009; The News, 26.05.2009.

7. The Economist, 30.05.2009; 15.05.2009.

8. Dawn, 13.07.2009.

9. The Pakistan Times, 13.07.2009.

10. The Pakistan Times, 13.07.2009, Dawn, 13.07.2009, The News, 26.05.2009.

11. The News, 15.07.2009.

12. The News, 15.07.2009.

13. The Pakistan Times, 02.06.2009.

14.The News, 26.05.2009; Business Recorder, 2.07.2009; The Pakistan Times, 2.06.2009; Dawn, 4.06.2009.

40.72MB | MySQL:66 | 0,915sec