Об угрозах безопасности Индии и государств Центральной Азии после прихода талибов к власти в Афганистане. Часть 1

Возрождение в Афганистане радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) повлекло за собой обострение радикализма, экстремизма и торговли наркотиками. Присутствие на территории страны таких террористических организаций как «ИГ-Хорасан», «Аль-Каида» (запрещены в РФ) и других формирований сделало еще более уязвимыми соседние регионы, а именно Индийский субконтинент и Центральную Азию. В последние месяцы вербовочная деятельность «ИГ-Хорасан» резко усилилась, несмотря на то, что освобождение членов группировки (предположительно, от 500 до 1000 человек) из афганских тюрем увеличило ее численность. «ИГ-Хорасан» добилась определенного успеха в вербовке новых боевиков, в основном из-за того, что «Талибан» оттеснил этнических узбеков и таджиков на второй план с момента своего возвращения. Например, в декабре 2021 г. 313-й батальон Бадри под руководством «Сети Хаккани» (запрещена в РФ) разоружил большую группу талибов узбекского происхождения под предлогом их связей с «ИГ-Хорасан». По той же причине от своих обязанностей был отстранен лидер таджикских талибов. Движущей силой вербовки в «ИГ-Хорасан» является недовольство некоторых членов «Талибана» отсутствием оклада и привилегированным положением пуштунов в рядах группировки. По состоянию на май 2022 года «ИГ-Хорасан» насчитывала от 1500 до 4000 боевиков. Сообщалось, что в ее ряды вступили бывшие военнослужащие правительственных вооруженных сил, управления безопасности Афганистана и афганской разведки. Более того, согласно докладу Совета Безопасности ООН, половина членов «ИГ-Хорасан» – иностранцы. Включение в состав группировки бывших сотрудников службы безопасности, прошедших обучение в США, и иностранных террористов сделало ее более боеспособной. Зарубежные эксперты полагают, что в том числе из-за этого в Афганистане заметно увеличилось количество масштабных нападений. Согласно оценкам, в период с августа по декабрь 2021 г. «ИГ-Хорасан» участвовала более чем в 150 нападениях, что в восемь раз превышает их количество за аналогичный период в 2020 г. Группировка расширила свое присутствие во всех афганских провинциях, ее деятельность в основном нацелена на шиитское и хазарейское меньшинства. В то же время стоит отметить, что «Аль-Каида» остается в тесном контакте с талибами с августа 2021 года. За прошедшие месяцы численность членов группировки также увеличилась: по различным оценкам, она насчитывает от 180 до 400 членов, включая боевиков из Пакистана, Бангладеш, Мьянмы и Индии. Пример «Талибана» побудил другие региональные террористические группировки активизировать подрывную деятельность в регионе. Проблему усугубляет то, что режим талибов рассматривает многие из них (к примеру, «Аль-Каиду») как идеологических единомышленников. Однако, находясь под глобальным давлением, талибы были вынуждены разоружить и передислоцировать некоторые из группировок за пределы Кабула. Присутствие на территории страны нескольких тысяч боевиков из «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ, запрещено в РФ), «Союза исламского джихада» (СИД, запрещено в РФ), «Джамаат Ансарулла», «Техрик-е Талибан Пакистан» (ТТП, запрещено в РФ), «Исламского движения Восточного Туркестана» и базирующихся в Пакистане радикальных террористических организаций, таких как «Лашкар-е-Тайба» (LeT, запрещена в РФ) и «Джаиш-е-Мохаммад» (JeM) делают Афганистан идеальной стартовой площадкой для террористической деятельности против других государств региона. ТТП стала самой сильной из этих группировок после возвращения талибов и возобновила нападения на пакистанские силы безопасности в марте 2022 года. Примечательно, что эти региональные террористические организации помогли талибам отвоевать Афганистан, что помогло им сохранить свои тренировочные лагеря на территории страны. Согласно докладам Совбеза ООН, у JeM есть восемь тренировочных лагерей в Нангархаре, три из которых находятся непосредственно под контролем талибов. Точно так же у LeT есть три тренировочных лагеря в Кунаре и Нангархаре. Большая часть боевиков JeM и LeT родом из Пакистана, и многие, вероятно, уже перебрались в Джамму и Кашмир, где наблюдается усиление присутствия иностранных террористов. Например, за первые шесть месяцев 2022 года 32 из 118 террористов, ликвидированных на территории штата, были иностранцами. Напротив, из 182 террористов, ликвидированных там в 2021 г., только 20 были иностранцами. Хотя точное происхождение этих боевиков неизвестно, сотрудники индийской разведки считают, что большинство из них родом из Пакистана. Кроме того, по словам командующего Северным командованием индийской армии генерал-лейтенанта Упендры Двиведи, 200 пакистанских террористов были готовы проникнуть в Джамму и Кашмир в мае 2022 года. Присутствие около 3000 боевиков ИДУ и СИД в Афганистане вызывает беспокойство у Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, которые имеют проницаемую границу с этой страной протяженностью 2387 км. Базируясь на территории Афганистана и Пакистана, в период с 2008 по 2018 год эти группировки организовали 19 нападений, в результате которых погибло 138 человек, в основном в Казахстане, Таджикистане и Кыргызстане. Особую озабоченность выражает правительство Таджикистана в связи с возрождением «Джамаата Ансарулла», известного в Афганистане как «Таджикский Талибан», что является обоснованной причиной для беспокойства, поскольку после прихода к власти талибы возложили на группировку контроль над стратегически важными приграничными северными районами страны.

62.27MB | MySQL:101 | 0,627sec