О тактике подавления афганской вооруженной оппозиции движением «Талибан». Часть 3

По мере роста протестных настроений в северных районах Афганистана, в отношении критиков движения «Талибан» (запрещено в РФ), выражавших поддержку Фронту национального сопротивления (ФНС), также стали применяться жесткие меры. Жители провинции Панджшер, особенно те, кто имел исторические связи с Северным альянсом или силами безопасности бывшей республики, столкнулись с особым вниманием со стороны новой власти. В ходе повальных обысков, проводимых талибами в Кабуле и прилегающих районах, появилась информация, что в некоторых домах таджикских семей они проходили из-за подозрений в поддержке ФНС. Полагаясь на подобные меры, власть талибов, вероятно, стремилась компенсировать отсутствие хорошо организованной полиции и точных разведывательных данных. Жесткая тактика руководства движения не полностью увенчалась успехом и, возможно, в некоторых случаях оказалась контрпродуктивной, что привело к изменению подхода к подавлению антиправительственных формирований, по крайней мере, в некоторых частях Афганистана. Например, высокопоставленные сотрудники службы безопасности «Талибана» из провинции Нангархар признали, что их репрессивные меры вызывали недовольство, которое наоборот способствовало, а не препятствовало вербовке  афганского населения в ряды террористической организации «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ). В этой и других провинциях талибы несколько раз меняли тактику, пытаясь рассеять представление о том, что они управляют, прибегая к жестким методам, и, тем самым, способствовать лишению поддержки своих конкурентов. Начиная с конца 2021 года, руководство движения сделало новый акцент на структурных и кадровых изменениях в аппарате безопасности для улучшения командования и управления. Захваченным боевикам оппозиции было предложено помилование, вместе с тем были предприняты попытки повсеместного разоружения. Эта тактика не была для талибов совершенно новой, но полагаться на подобные меры они стали все чаще. Имея обширный опыт вербовки афганского населения, талибы прекрасно осознают, в каких масштабах народное недовольство может подпитывать оппозицию. При этом те, кто не проявляют интерес к местной этнической, племенной или иной специфике, с меньшей вероятностью усугубят существующие разногласия. Например, когда «ИГ-Хорасан» начала наступление в сентябре 2021 г., талибы немедленно заменили губернаторов Кунара и Нангархара высокопоставленными чиновниками из других провинций. Аналогичные перестановки последовали за волной насилия на севере Афганистана в мае 2022 года. При этом талибы назначили новых сотрудников службы безопасности в нескольких провинциях. Как на севере, так и на востоке, новых руководителей поддерживали боевики из других провинций, которые мало интересовались локальными внутренними процессами. Такой подход имел свои преимущества – усиление «Талибаном» командования и оперативного управления при дистанцировании чиновников от местной политики, однако у него были и свои недостатки. Так, стремясь подавить сопротивление на корню, некоторые из только что прибывших чиновников относились к местным жителям с подозрением. Появились многочисленные жалобы на проведение правительственными силами операций по обеспечению безопасности без учета местной специфики. Некоторые из этих проблем были очень похожи на те, с которыми сталкивалось предыдущее правительство, пытаясь подавить влияние талибов. Вместе с тем новое правительство пыталось предложить помилование и условное освобождение некоторым заключенным, в основном боевикам «ИГ-Хорасан». Талибы использовали аналогичную тактику и до прихода к власти: они часто освобождали заключенных, заручившись от старейшин гарантиями, что предполагаемые виновные не будут повторно совершать преступления. Поначалу талибы были склонны безоговорочно освобождать задержанных боевиков «ИГ-Хорасан» и прощать новых пленников. Движение также проявляло снисходительность к заключенным боевикам группировки, сбежавшим в ходе серии побегов из тюрем после прихода к власти талибов летом 2021 года, включая их в общую амнистию. Однако этот подход вызвал обеспокоенность среди представителей «Талибана», которые подозревали, что «ИГ-Хорасан» использует это как возможность для реактивации своих сетей; в результате местные власти вновь начали требовать гарантии от старейшин племен. В ряде случаев старейшины также обещали наказать будущих виновных, в том числе изгнанием и сожжением их домов. Такие методы «Талибана» все еще были грубыми, но менее жестокими, чем другие способы борьбы с повстанцами. Талибы также предпринимали широкомасштабные превентивные меры, пытаясь контролировать крупные запасы оружия и боеприпасов на территории страны. В декабре 2021 года правительство объявило, что Высшая комиссия по вопросам безопасности и разминирования, возглавляемая заместителем министра обороны Фазилем Мазлумом и включающая сотрудников полиции, разведки и Министерства обороны, будет нести ответственность за сбор и обезвреживание боеприпасов. Затем эта комиссия взяла на себя ведущую роль в широкомасштабных обысках на территории страны, в том числе в Кабуле, где в феврале 2022 года ей был предпринят беспрецедентный шаг – выписывание ордера на обыск в каждом доме столицы. В то время как власти оправдывали подобные меры борьбой с преступностью, основной целью был сбор огнестрельного оружия. Комиссия провела аналогичные операции в провинциях Панджшер, Парван и Каписа, где пользуется широкой поддержкой ФНС. Подобные мероприятия позже были проведены в провинциях Логар, Лагман, Баглан, Тахар, Герат, Бадгис и Нангархар. Власти «Талибана» планируют продолжать подобные операции на всей территории Афганистана.

62.4MB | MySQL:101 | 0,490sec