О ситуации на севере Сирии на фоне конкуренции между ХТШ и протурецкой СНС

Боевики группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в России), бывшего сирийского филиала «Аль-Каиды» (запрещена в России), в основном покинули контролируемый Турцией Африн почти через две недели после захвата этого северного города, сообщили несколько турецких источников, осведомленных по этому вопросу. Победа ХТШ стала третьим переходом Африна из рук в руки с начала сирийского конфликта в 2011 году. Исторически курдский город, где расположены  Курдские горы, с 1980-х и 1990-х годов активно поддерживал Рабочую партию Курдистана (РПК). Опираясь на существующую поддержку, союзники РПК, Силы народной самообороны (YPG), взяли под контроль этот район на ранних этапах сирийского конфликта и управляли регионом до 2018 года. ХТШ, признанная Турцией и союзниками по НАТО террористической организацией, вывела большую часть своих сил из сирийского Африна, где преобладают курды, по словам высокопоставленного турецкого источника в службе безопасности: «Они скоро полностью уйдут, поскольку они уже ушли с большей частью своих бойцов». Ранее в октябре ХТШ, контролирующая большую часть северо-западной провинции Идлиб, ввела колонны боевиков в Африн и прилегающую сельскую местность, где бои между группировкой и Третьим легионом Сирийской национальной армии (СНС) были одними из самых смертоносных за последние годы. Боевые действия были вызваны убийством видного сирийского оппозиционного активиста в городе Эль-Баб в провинции Алеппо в начале октября, которое вскрыло острые разногласия между повстанческими группами, что привело к столкновениям между «Бригадой аль-Хамза», которую обвиняли в причастности к убийству, и  «Аль-Джебхат аш-Шамия». Столкновения быстро распространились на другие районы и привлекли другие группировки, в том числе ХТШ. Ситуация, которая серьезно беспокоила западных союзников Турции, включая Соединенные Штаты, 22-23 октября дополнительно  обострилась, поскольку турецкие военные развернули бронетехнику в этом районе. ХТШ и Третий легион обменялись пленными на прошлой неделе, фактически положив конец боевым действиям. «Мы бы никогда не оставили эти районы такой группе, как ХТШ. Все эти спекуляции и теории заговора — полная чушь», — дал понять осведомленный турецкий чиновник. Однако другие  турецкие источники говорят, что Анкара скорее всего  использует этот инцидент для окончательной реорганизации Сирийской национальной армии, которая охвачена постоянными междоусобицами и криминальными инцидентами. СНС, сформированная из 28 групп Свободной сирийской армии, постепенно превратилась в зонтичную организацию, состоящую из 41 различных военных групп, которая получает поддержку Анкары и сражалась вместе с турецкими вооруженными силами в операциях Турции в Сирии. Частые столкновения между группами, входящими СНС, которые действуют в контролируемых Турцией районах, таких как Африн, Джараблус и Тель-Абьяд, уже привели к жертвам среди гражданского населения и в целом негативно воспринимаются в регионе. Анкара давно стремилась объединить все эти группировки для создания эффективной командной структуры. Турецкие источники в службах безопасности сообщают, что скоро будет создано единое командование и единая армия, хотя многие попытки создать ее ранее были тщетными. Реорганизация исключит ХТШ, поскольку она не является частью СНС. Источники сообщили, что все группы и компоненты в рамках СНС будут расформированы в соответствии с новым планом. «Они также уйдут из гражданских районов, и будет создана регулярная армия во главе с центральным командованием», — сказал один из источников. Это давно назревшее решение, поскольку  конфликты внутри СНС затрудняют работу муниципальных собраний, полиции и правоохранительных органов. «СНС сражаются друг с другом каждый день, повсюду. Неважно, здесь или где-либо еще. Проблема в Эль-Бабе внезапно отразилась здесь. Люди сыты по горло конфликтом между группировками. Они не подчиняются приказам местных собраний или полиции. Они также ставят под угрозу нашу безопасность. Гражданские лица постоянно гибнут во время их междоусобиц. Мы бежим от Асада, и жизнь здесь становится все тяжелее из-за конфликтов внутри СНС», — заявил один из местных  администраторов на условиях анонимности. При этом полицейские силы не могут выполнять свою работу, потому что вооруженные группы  не сдают своих, если один из них замешан в преступлении. В этой связи чрезвычайно сложно преследовать в судебном порядке, задерживать или арестовывать бойцов СНС. Необходимо первоначально уточнять, являются ли они солдатами или нет. Чтобы уменьшить число жертв среди гражданского населения, вызванных междоусобицами в СНС, многие местные собрания и местная полиция пытались принять меры для предотвращения проникновения группировок в города с автоматическим или тяжелым оружием. Тем не менее, гражданские районы по-прежнему сильно пострадали во время столкновений между враждующими группами. Почти 20 регулярных и нерегулярных лагерей, где проживают 1700 семей на северо-западе Алеппо, пострадали в результате недавних боевых действий. По меньшей мере 8 жителей лагеря, в том числе 2 женщины и 2 ребенка были убиты и 47 получили ранения, в том числе 11 детей, во время столкновений. Трудно оценить общее количество бойцов СНС, поскольку организации не хватает центрального командования и администрации, но военные источники в СНС говорят, что численность формирования составляет от 50 000 до 70 000 бойцов.

Как полагают некоторые турецкие эксперты, недавний захват сирийского города Африн силами ХТШ указал на несколько реалий в Сирии на данном этапе десятилетнего конфликта.

Во-первых, поддерживаемая Турцией Сирийская национальная армия (СНС) хуже справляется с повседневным управлением по сравнению с ХТШ или сирийскими курдами в том же районе, и что эти вооруженные силы находятся в худшей форме, чем многие думали. Захват Африна силами ХТШ  продемонстрировал, что ни сирийское временное правительство, ни его материнская организация Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил, более известная как «Этилаф», вряд ли будут играть какую-либо роль в будущем Сирии.

Во-вторых, несмотря на то, что ХТШ начала отступать из Африна под давлением Турции, она все еще сохраняет серьезное  влияние в регионе через своих союзников в СНС. Эти союзники в основном состоят из групп, в которых доминируют туркоманы, которые во время боевых действий  перешли на сторону ХТШ. Они сейчас никуда не ушли и продолжают  управлять районами в Африне.

В-третьих, захват ХТШ Африна, города, в основном курдского, до турецкого вторжения в 2018 году, совпал с двумя текущими событиями: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что готов встретиться со своим сирийским коллегой Башаром Асадом, а Анкара активизировала свои усилия по посредничеству между Москвой (главным сторонником сирийского режима) и Киевом. Хотя для Турции было бы логично уменьшить свою поддержку протурецких повстанцев в Сирии после этих событий, произошло обратное. ХТШ которая является главной целью России и режима Асада, получила контроль за пределами Африна и прилегающих районов. Руководство ХТШ начало придерживаться риторики, в которой они частично заменили свою стратегическую ориентацию на военную борьбу повседневными делами людей. Этот новый способ действий предполагает, что они работают в качестве основной силы Сирийского правительства спасения (СПС), которое контролирует примерно 2.6 млн жителей в Идлибе.  СПС поддерживается в основном за счет экономических связей с внешним миром через Турцию. Международная помощь, поступающая в регион, также значительна. Турецкие военные — единственная причина, по которой сирийский режим, поддерживаемый Россией и Ираном, не атаковал и, вероятно, не уничтожил правительство, поддерживаемое ХТШ. Новый акцент ХТШ на управлении стал одной из движущих сил ее стремления расширить территорию, находящуюся под ее контролем.  Победа (пусть и временная) ХТШ в Африне продемонстрировала, что она является силой, с которой нужно считаться даже за пределами Идлиба. Но самое главное — быстрая победа ХТШ в Африне показала истинную природу Сирийской национальной армии: у нее не будет шансов выжить даже в течение дня без поддержки Турции. Несмотря на то, что у противостоящей группировки не было авиации и было ограниченное количество тяжелого вооружения или современной артиллерии, СНС все равно потерпела крах. В этой армии много бойцов, которые никогда не сражались с сирийским режимом. Большинство из них ведут борьбу только против поддерживаемых Соединенными Штатами возглавляемых курдами Сил демократической Сирии (СДС). Текущее состояние СПС и его военной силы СНС показывает, что, несмотря на поддержку и финансирование со стороны Турции, они не смогли превратиться в устойчивую политическую или военную силу.  Плохое административное управление было важным фактором, позволившим быстро развалить СНС. Большинство курдов в Африне презирают ХТШ как идеологически, так и политически; однако после турецких вторжений 2018 года некоторые заявили, что предпочли бы, чтобы Африном управляла ХТШ, а не группировки СНС. Последние известны своей антикурдской позицией и насилием в отношении курдов, о чем сообщают Организация Объединенных Наций и международные правозащитные организации. В отличие от этого, ХТШ придерживается скорее исламистских, чем националистических взглядов. После того, как она взяла полный контроль над городом, ХТШ  заверила граждан всех этнических групп в заявлении в Telegram: «Наше внимание и признательность сосредоточены на арабском и курдском народе, а точнее, на перемещенных лицах. Мы хотели бы особо упомянуть наших курдских братьев; они являются исконными жителями этих районов. Таким образом, будет правильно, если мы защитим их и предоставим им услуги».   Хотя поддерживаемые ХТН СПС и поддерживаемая СДС Автономная администрация Северной и Восточной Сирии (AANES) не были приглашены ни на какие международные платформы для обсуждения политического решения сирийского кризиса, они будут силами, с которыми внутренним или внешним заинтересованным сторонам придется считаться из-за поддержки, которую они получили от общественности из-за их относительно более надежных показателей управления. Будущее выглядит мрачным для групп, находящихся под контролем Турции на севере Сирии. Они не смогли  зарекомендовать себя как надежная политическая и военная сила, и у них неэффективные методы управления. Поскольку турецкие и сирийские руководители говорят о возможной встрече, а Сирия является лишь частью углубляющихся сложных отношений между Турцией и Россией, у протурецких сирийских группировок будет очень мало возможностей повлиять на свое собственное будущее.

62.42MB | MySQL:101 | 0,650sec