О стратегии Ирана по производству, применению и экспорту БПЛА

Согласно сообщениям, Россия закупила несколько сотен иранских беспилотников и заказала еще 1000. Со своей стороны, Москва и Тегеран отрицают, что такие сделки имели место. По оценке американских экспертов, с момента своего дебюта в начале сентября иранские беспилотники дали России эффективный инструмент на поле боя в Украине. По данным Министерства обороны Украины, по меньшей мере 300 иранских беспилотников-камикадзе Shahed 136 были использованы для уничтожения большей части сети электростанций страны за последние две недели. Использование этих беспилотников дало Ирану шанс испытать их в динамичном военном конфликте, позволив его специалистам получить необходимую информацию для их модернизации, а военным рекламировать свою продукцию для расширения экспорта. Бывший командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) и главный военный помощник верховного лидера Ирана генерал-майор Яхья Рахим Сафави недавно заявил, что по меньшей мере 22 страны заинтересованы в приобретении военных беспилотников иранского производства. Наращивание потенциала Ирана в области производства БПЛА было национальным приоритетом на протяжении десятилетий, который власти всячески поддерживали, несмотря на западные санкции. ​После Исламской революции 1979 года и вызванной этим враждебности между Ираном и Западом международные санкции подтолкнули Тегеран к самообеспечению всеми видами товаров, особенно военного назначения. По словам Хамидрезы Азизи, эксперта по Ирану из Немецкого института международных отношений и безопасности (SWP), давнее западное эмбарго на поставки вооружения и военной техники привело к тому, что Иран не смог модернизировать свои вооруженные силы, в силу чего региональные соперники при поддержке Запада вырвались вперед в количественном и качественном отношении: «Главной слабостью, которую Иран начал ощущать, была его неспособность существенно модернизировать свои ВВС. Исламская Республика унаследовала ВВС от шаха, но они в принципе больше не подходят для любого военного конфликта ни с региональными, ни с глобальными противниками». Интерес Тегерана к беспилотникам по-настоящему возник во время ирано-иракской войны в начале 1980-х годов, когда был использован первый беспилотник  Ababil, что означает «стая птиц».  Применение Ираном Ababil либо в качестве боеприпаса, либо для наблюдения и разведки стало выходом для армии Ирана в силу дефицита,  как человеческого капитала, так и технических возможностей  ВВС, которые целиком и полностью зависели от американских компаний в обслуживании, которое больше  не было доступно. Как следствие, за прошедшие десятилетия иранская программа производства БПЛА была разработана как неотъемлемая часть вооруженных сил страны именно в качестве дешевой и сомнительной альтернативы боевым самолетам. Производство и применение (БПЛА) является одним из четырех столпов иранской военной стратегии, другими являются его ракетная программа, сеть негосударственных союзников и доверенных лиц, а также растущие возможности в области кибервойны. По словам Азизи, все это вместе взятое составляет основу «асимметричного сдерживания», которое Иран разработал перед лицом глобальных санкций: «Иран разработал свою ракетную и беспилотную программу, чтобы компенсировать отсутствие эффективных ВВС. Именно местное развитие начало иметь приоритет в военном мышлении Ирана». Растущее значение БПЛА в стратегическом мышлении Ирана в значительной степени усилилось за последние несколько лет, полагает профессор Ануш Эхтешами из Университета Дарема и автор книги «Защита Ирана: от революционной гвардии до баллистических ракет»: «Ракетная программа Ирана всегда занимала центральное место из-за ценности сдерживания, особенно в отношении Израиля. Только за последние 10 лет в Иране действительно началось развитие беспилотных летательных аппаратов. И в большей части это было связано с тем, что Иран сумел получить доступ к американскому беспилотнику, который был сбит в воздушном пространстве над страной. В 2011 году иранские вооруженные силы сбили и получили практически неповрежденный американский беспилотник RQ-170 Sentinel, который они переделали в течение одного года и в конечном итоге создали свою собственную версию, используя навыки, которые они оттачивали с 1980-х годов. Иран развивал свой опыт в области технологий беспилотников в последние несколько десятилетий, а их инженеры и ученые, особенно в военно-промышленном комплексе, могут затем разобрать захваченный дрон на части и найти способы собрать это снова».  Другими словами, именно доступ к сбитым американским беспилотникам дал толчок иранскому технологическому ноу-хау в области БПЛА. Иран теперь может похвастаться серьезным парком беспилотных летательных аппаратов, способных запускать высокоточные ракеты с дальностью действия 2000 км, в дополнение к множеству беспилотных летательных аппаратов наблюдения.

Изоляция Ирана от своих бывших поставщиков вооружения и военной техники привела к тому, что страна в первую очередь сделала упор на самодостаточность. Атака США, уничтожившая большую часть иранских ВМС в 1988 году, которую Международный суд позже признал необоснованной, только усилила необходимость обеспечения новых средств сдерживания против авиации США. Задача разработки национальной программы БПЛА выпала в основном на плечи нескольких оборонных компаний, при этом Qods Aviation Industry Co, Iran Aircraft Manufacturing Industrial Co и Shahed Aviation Industries возглавили разработку некоторых из самых мощных БПЛА. По словам Эхтешами, по сравнению с израильскими, турецкими или американскими беспилотниками они могут быть более технологически простыми, но при этом они эффективны: «За последнее десятилетие иранские беспилотники добились больших успехов. Сейчас у Ирана очень сложный ассортимент беспилотников, которые он использует для наблюдения, а также все чаще для доставки боеприпасов, глушения радаров, перемещения предметов и для использования тактики «роения», как это было в Персидском заливе». Shahed 136, также известный как роящийся беспилотник, который сейчас широко используется в боевых действиях на Украине, только подчеркивает, как далеко продвинулся Иран в становлении в качестве технологического центра БПЛА. Официально представленный Ираном в 2021 году, Shahed 136 нацелен на обход систем противовоздушной обороны противника и подавление наземных сил. Он несет боеголовку весом около 35 кг.  Еще один передовой смертоносный боевой БПЛА в арсенале Ирана — Shahed 129, который прошел боевые испытания на различных театрах военных действий на Ближнем Востоке, включая Сирию, Ливан и регион Персидского залива. По словам Томаса Джуно из Оттавского университета, Иран, «осознав, что он не может противостоять США в лоб, направил свои ограниченные ресурсы на создание крупномасштабных, относительно элементарных и недорогих, но эффективных беспилотных летательных аппаратов. Несмотря на то, что эти различные беспилотники менее совершенны, чем беспилотники США, Иран показал, что может передавать их партнерам, таким как [йеменские] хоуситы (а теперь и России – авт.), которые затем могут эффективно использовать их для различных целей, таких как удары по противовоздушной обороне противника или по гражданским районам». Он также уверен, что разработка беспилотников Тегераном также является результатом его изобретательной способности создать «обширную, тайную глобальную сеть контрабанды», позволяющую стране, находящейся под   санкциями, «получать детали и технологии, некоторые двойного назначения, со всего мира, включая европейские страны». Кстати, в обломках сбитых беспилотников украинцы к своему удивлению обнаружили произведенные у них стране компоненты и модули.

Хотя зарождение иранской программы беспилотных летательных аппаратов было вызвано необходимостью защиты страны, со временем они стали полезным дополнением в укреплении сети альянсов Тегерана с другими государствами и негосударственными субъектами. Ранее в этом году Иран открыл свой завод в  Таджикистане для производства и экспорта БПЛА Ababil-2, варианта одного из своих самых ранних беспилотников. Таким образом, Таджикистан позволяет Тегерану улучшать свои двусторонние отношения, одновременно развивая свою программу беспилотных летательных аппаратов вдали от потенциального израильского саботажа. «Одна из причин, по которой Иран сотрудничает с Таджикистаном в производстве беспилотников, заключается в их общей озабоченности по поводу угроз безопасности от талибов и «ИГ-Хорасана» в Афганистане. Иран [также] использовал свою индустрию беспилотных летательных аппаратов для укрепления отношений с государственными субъектами, такими как Венесуэла, Эфиопия и Россия, особенно после того, как эмбарго ООН на поставки оружия истекло в октябре 2020 года», — полагает Эрик Лоб, доцент кафедры политики и международных отношений Международного университета Флориды. Сотрудничество Тегерана с Москвой в области беспилотных летательных аппаратов восходит, по крайней мере, к 2016 году, когда высокопоставленный иранский генерал упомянул, что Москва попросила помощи в запуске своей программы БПЛА.

Иран также активно предоставляет свои беспилотные технологии региональным негосударственным субъектам. Иран и его партнеры и доверенные лица в Сирии и Ираке использовали беспилотники, технологии и подготовку для наблюдения и нанесения ударов по американским союзникам и активам, а также по экстремистским группировкам, таким как «Аль-Каида» и ИГ [группировка «Исламское государство»]». Лоб считает, что одной из сильных сторон иранских беспилотников является то, что они могут предложить «доступные альтернативы и аналогичные тактические преимущества государственным и негосударственным субъектам на Ближнем Востоке и за его пределами, с бюджетными ограничениями и слабой или несуществующей воздушной мощью». В таких местах, как Йемен, «иранская технология беспилотных летательных аппаратов существенно изменила правила игры». «Степень, в которой поддержка иранцами хоуситов в этой области имела значение, была чрезвычайно значительной. Атаки беспилотников хоуситов вглубь территории Саудовской Аравии стали огромным источником рычагов давления для поддерживаемых Ираном повстанцев в Йемене», — считает Джорджио Кафьеро, генеральный директор Gulf State Analytics, вашингтонской консалтинговой компании по политическим рискам.

Несмотря на то, что Иран продвигается вперед со своей программой разработки БПЛА, Израиль, главный региональный противник страны, пытается противостоять ему. Израиль использовал Северный Ирак в качестве плацдарма для нападения на иранские объекты беспилотников. На прошлой неделе Израиль разбомбил иранский завод по сборке беспилотников в Сирии. Но именно военная операция России на Украине стала реальным испытанием для иранских БПЛАи, что вероятно, приведет к тому, что они станут более востребованным на рынке. Придя на помощь России на Украине, Иран не просто хочет получить прибыль от продажи беспилотников или углубить свои отношения с Москвой. «Срочная иранская помощь важному, доказавшему свою беспомощность в этой области союзнику направлена на предотвращение унизительного поражения как для В.Путина, так и для России и на то, чтобы положить конец тому, что воспринималось как стремление НАТО расширяться на восток. Ввязываясь в украинский конфликт, Иран также стремится представить себя равным партнером России в новом многополярном мировом порядке», — считает Фарзин Надими, вашингтонский аналитик, специализирующийся на вопросах безопасности и обороны Ирана и в регионе Персидского залива. Как полагают неназванные источники в Пентагоне, достижения в области иранских технологий БПЛА означают, что Тегеран может пользоваться теперь «локальным превосходством в воздухе». «Впервые со времен Корейской войны мы действуем без полного превосходства в воздухе», — заявил Конгрессу один американский генерал.

Поскольку Россия сталкивается с санкциями, аналогичными тем, с которыми Ирану приходилось сталкиваться в течение последних нескольких десятилетий, Тегеран теперь стремится к дальнейшей синхронизации отношений с Москвой, чтобы повысить собственную устойчивость. Ранее в этом году энергетическая сделка на 40 млрд долларов между Министерством нефти Ирана и российским «Газпромом» продемонстрировала  вступление двусторонних отношений в новую фазу и расширение антиамериканского фронта в Евразии. «Иран надеется, что в какой-то момент Русские ответят взаимностью и предоставят ему некоторую военную технику, о которой Иран всегда просил — современные истребители, например, СУ-35, или более совершенные системы противовоздушной обороны», — полагает Хамидреза Азизи из SWP. В то время как продолжение санкций в отношении Ирана ограничит продажи беспилотников, война на Украине, вероятно, сделает с иранскими беспилотниками то же, что армяно-азербайджанский конфликт сделал с турецкими беспилотниками, а именно, докажет, что они способны и эффективны в межгосударственных конфликтах. Ирану не удалось пока пробиться в первые ряды надежного поставщика вооружения и военной техники, сказал Эхтешами из Университета Дарема, но «использование их Россией может изменить этот имидж. Хотя иранские беспилотники пока не имеют значительной экономической ценности, они имеют огромное политическое значение. Чем больше мир видит иранскую военную мощь, тем больше  люди чувствуют себя комфортно в Тегеране. И, конечно, для Ирана это неотъемлемая часть его стратегии сдерживания».

52.2MB | MySQL:103 | 0,494sec