О росте популярности в Пакистане оппозиционного политика Имрана Хана

Как полагают индийские аналитики, лидер пакистанской оппозиции Имран Хан, уже находящийся на волне популярности, намерен извлечь максимальную выгоду из покушения на его жизнь, совершенного  боевиком-одиночкой. Имран Хан, основатель и лидер пакистанских партии «Техрик-е-Инсааф» (PTI), был ранен в ногу, когда 3 ноября боевик-одиночка открыл огонь из автоматического оружия на партийном митинге в Вазирабаде в провинции Пенджаб. Предполагаемый нападавший, которого поймали, сказал полиции, что он «изо всех сил» пытался убить Имрана Хана, потому что он «вводил людей в заблуждение». Случилось это в тот момент, когда   лидер оппозиции занимался организацией похода своих сторонников на Исламабад, чтобы заставить правительство Шахбаза Шарифа назначить новые выборы в Национальную ассамблею на том основании, что ее нынешний состав не представляет народ Пакистана. Второй момент  — Имран Хан становится все более популярным в последние несколько месяцев, особенно среди бедных слоев, образованного среднего класса и молодежи, а правительство Пакистанской мусульманской лиги (PML (N)) во главе с Шахбазом Шарифом теряет электоральный вес. Тот же процесс на наблюдается  и с армией, рейтинг доверия к которой падает.  Имран Хан прямо  описывает режим Шарифа как шайку воров в сговоре с армией. Он  был отстранен от власти в апреле в результате вотума недоверия в Национальной ассамблее. Шариф, тогдашний лидер оппозиции, сменил его на посту премьер-министра коалиции из примерно дюжины политических партий, включая Пакистанскую народную партию (РРР), возглавляемую е соперником Зардари. Имран Хан обвинил армию в том, что она привела Шарифа к власти, манипулируя его уходом с места власти.

Пока не ясно, было ли покушение на жизнь Имрана Хана  действием одного человека или оно было спланировано группой, хотя нападавший сказал полиции, что никто другой не стоял за его решением убить его. Но независимо от того, было ли это индивидуальным или коллективным решением с участием других политических партий и / или истеблишмента (армии), это дало Имрану Хану и PTI огромный импульс.  Интересно, что покушение на убийство произошло, когда Имран Хан смягчил свою публичную враждебность к PMN (L) и обратился за помощью к армии, чтобы добиться компромисса. В мае Имран Хан пытался  провести антиправительственный марш на Исламабад, но он сорвался, потому что полиция и военизированные формирования разогнали его с помощью  слезоточивого газа. Несколько протестующих были убиты, а десятки других получили ранения. Видя тщетность попыток стимулирования насильственных массовых волнений, Имран Хан вел закулисные переговоры с PMN (L)   по вопросу промежуточных выборов в Национальную ассамблею.  Цель переговоров – компромисс по  переносу выборов с октября-ноября 2023 года на апрель или около того, и, согласно утечкам, обе стороны рассматривали возможность пойти навстречу друг другу. Этот момент, как указывают местные аналитики, категорически не устраивал армию. Сам Имран Хан недавно сказал аудитории, что он планирует «мягкую революцию», то есть демократическую, а не насильственную: «Есть два способа измениться. Вы можете провести мягкую революцию через урну для голосования или сделать это другим путем, что приведет к разрушению в обществе. Но я считаю, что сейчас мы на грани. Либо мы собираемся мирно измениться, либо, я боюсь, это приведет к хаосу в нашей стране». Попытка убийства Имрана Хана, вероятно, уничтожит почву для продолжения переговоров между ним и правительством. Высшие эшелоны и рядовые члены PTI вряд ли упустят возможность добиться досрочных промежуточных выборов в Национальную ассамблею, в полной мере используя волну симпатий к Имрану Хану. Экономическая и политическая ситуация в Пакистане в настоящее время благоприятствует отставке правительства, считают наблюдатели. Правительство по уши в долгах перед международным сообществом и добивается крупной финансовой помощи от МВФ. Из-за проливных дождей миллионы людей остались без крова, а ущерб составил 30 млрд долларов США. Инфляция взлетела до небес. А армия, стальной каркас нации и самый важный игрок в пакистанской политике, сейчас находится в невыгодном положении, поскольку ей пришлось публично опровергать слухи о том, что она стоит за недавним убийством ведущего журналиста Аршада Шарифа в Кении. И, по словам пакистанского политического обозревателя Наджама Сети, среди молодых офицеров и рядового состава пакистанской армии сильным симпатии к Имрану Хану, поскольку его считают менее эгоистичным и коррумпированным, чем династические Шарифы и Зардари, возглавляющие PML (N)  и Пакистанскую народную партию (PPP) соответственно. VOA цитирует Имрана Хана, который сказал, что его режим PTI был заменен в апреле правительством, в котором “60% кабинета находятся под залогом по делам о коррупции”. Он утверждал, что, находясь у власти, он пытался «обеспечить соблюдение закона и порядка, привлекая две бывшие правящие семьи к ответственности за отмывание миллиардов долларов «для строительства объектов за рубежом, а федеральный антикоррупционный автономный орган контролировался «истеблишментом», под которым он подразумевал армию.  При этом попытка лишить Имрана Хана права занимать место в Национальной ассамблее на том основании, что он не сообщил Избирательной комиссии, что владеет некоторыми активами, переданными государству, скорее всего потерпит неудачу во время рассмотрения на уровне Высокого суда. При этом Имран Хан имеет серьезную поддержку в регионах.  Его PTI управляет провинциальными правительствами Пенджаба, Хайбер-Пахтунхвы и оккупированного Пакистаном Кашмира.

Майкл Кугельман из Центра Вильсона считает, что пакистанские лидеры совершат ошибку, если попытаются еще больше оттеснить Хана. «Когда вы оттесняете популиста, который пользуется массовой популярностью, вы в конечном итоге укрепляете его. Все очень просто». Видимо военные его послушали и предприняли попытку решить проблему радикально, как они это делали уже несколько раз в прошлом. Но пока неудачно, и, возможно, с обратным эффектом.

62.37MB | MySQL:101 | 0,576sec