Фактор Украины в американо-израильских отношениях

На прошлой неделе президент Израиля Ицхак Герцог посетил Вашингтон и встретился с президентом США Джо Байденом и другими высокопоставленными официальными лицами США, где он обсудил американо-израильские отношения, морское соглашение с Ливаном и «обещание администрации Байдена гарантировать, что Иран никогда не получит ядерное оружие». Тем не менее, на всех его встречах с американцами тема Украины, в которую США до сих пор вложили 60 млрд долларов, поднималась только в контексте использования Россией иранских беспилотных летательных аппаратов. С февраля Израиль сохраняет нейтралитет в конфликте. Израиль отказался предоставлять вооружение и военную технику для поддержки украинских сил, отклонив просьбу Киева предоставить стране систему противоракетной обороны «Железный купол». Он также воздержался от присоединения к США и другим западным странам в введении санкций против России. Украина даже призвала США оказать давление на Израиль, чтобы он пришел на помощь Киеву, заявив, что «американцы — единственная страна, к которой Израиль прислушивается». Президент Украины Владимир Зеленский прямо назвал нейтралитет Израиля в конфликте в появлении иранских беспилотников, используемых Россией. В этой связи многие западные аналитики констатируют, что отсутствие давления на Израиль в связи с украинским досье  со стороны  США, которые ежегодно предоставляют Израилю военную помощь в размере 4 млрд долларов, резко контрастирует с тем, как Вашингтон реагировал на другие страны, обвиняемые в поддержке России. Когда в прошлом месяце ОПЕК+ решила сократить добычу, администрация Байдена разразилась бурным возмущением, обвинив Эр-Рияд в поддержке России и призвав к переоценке всех двусторонних отношений, добавив, что на столе обсуждается вопрос о пересмотре поставок вооружения и военной техники королевству. Эксперты в этой связи полагают, что способность Израиля воздерживаться от выбора стороны в этом конфликте, несмотря на то, насколько он близок к США, проистекает из ряда причин: от глубины американо-израильских связей до лоббистского присутствия Израиля в Вашингтоне. «Порядок, основанный на правилах, часто означает, что правила не распространяются на партнеров США. Можно привести аргумент, что Израиль особенно выиграл от этого двойного стандарта. Когда Саудовскую Аравию критикуют, у нее нет внутренней базы поддержки, чтобы защитить ее, в то время как внутренняя поддержка Израиля является надежной. Отношения Израиля с США постоянно называют в Вашингтоне «железными», и, по словам Госдепартамента, «У Израиля нет большего друга, чем Соединенные Штаты»», — полагает Аннель Шелин, научный сотрудник Института ответственного управления государством Куинси. Прочность отношений между двумя странами сохраняется, несмотря на моменты напряженности или возмущения, исходящие от законодателей или правозащитных организаций. Еще до начала боевых действий на Украине израильские силы были ответственны за гибель и задержание американских граждан на фоне практически полного отсутствия  упреков со стороны США, а бывший премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху неоднократно бросал вызов администрации Барака Барака Обамы, чтобы предотвратить ядерную сделку с Ираном. Кристиан Коутс Ульрихсен, научный сотрудник по Ближнему Востоку в Институте общественной политики Бейкера, считает, что одна из причин, по которой у Израиля есть возможность сидеть, сложа руки, с точки зрения конфликта на Украине, заключается в том, насколько широки и глубоки его связи с США: «Отношения между Саудовской Аравией и США кажутся более транзакционными. И поэтому, когда одна из сторон не поддерживает эту сделку, это становится более очевидным.  Американо-израильские отношения настолько глубже и шире, чем отношения с Саудовской Аравией, что им легче воспринять случай, когда интересы не совпадают в той же степени». В дополнение к получению военной помощи в размере 4 млрд долларов от США, двусторонняя торговля этих стран составляет 50 млрд долларов в год, и они также часто голосуют в унисон в Организации Объединенных Наций. В отличие от Израиля, отношения Саудовской Аравии с США долгое время рассматривались только через призму «нефть в обмен на безопасность». В контексте ситуации на Украине Израиль также может сформулировать свою позицию как вопрос национальной безопасности и собственного суверенитета, что принимается Вашингтоном. Когда Саудовская Аравия заявила, что целью ОПЕК+ по сокращению добычи является достижение баланса и стабильности на рынках, США возразили, заявив, что их анализ рынка не подтверждает утверждение Саудовской Аравии. «Израиль гораздо лучше продвигается в обосновании своей позиции, поскольку один из аргументов заключается в том, что у Израиля более ограниченная маневренность из-за присутствия России в Сирии и т. д. Верите ли вы в эти аргументы или нет, это другое дело, но я думаю, что это были своего рода темы для разговора между сторонами, которые, возможно, имели большое значение», —  уверен Хью Ловатт, старший научный сотрудник программы по Ближнему Востоку и Северной Африке Европейского совета по иностранным делам. Израиль регулярно наносит удары по иранским позициям в Сирии, и Россия и Израиль в последние годы установили «горячую линию», по которой Москва разрешила Израилю совершать эти атаки в воздушном пространстве Сирии, контролируемом Россией. Ловатт добавил, что позиция премьер-министра Яира Лапида, по сравнению с его предшественником Нафтали Беннетом, который был еще более нейтральным в этом вопросе, «также была весьма полезной для нейтрализации критики». Однако это может измениться, поскольку выборы в Израиле открывают потенциальное возвращение бывшего правого премьер-министра Биньямина Нетаньяху, который имел более доверительные  отношения с Москвой и недавно подвергся западной  критике за свою риторику о войне на Украине.

Ловатт полагает, что для того, чтобы понять отсутствие негативной реакции США на Израиль, страной, на которую следует обратить внимание для надлежащего сравнения, является не Саудовская Аравия, а Объединенные Арабские Эмираты, которые заняли аналогичную позицию в украинском конфликте без тех же политических издержек: «ОАЭ на самом деле были полностью согласны с Саудовской Аравией в отношении сокращений ОПЕК+. Речь идет о том, насколько глубоки отношения, насколько качественны эти отношения, и, я полагаю, также, чтобы быть совершенно ясным, лобби, которое соответствующие страны имеют в своем распоряжении. И мы все знаем о лоббировании ОАЭ в США». Абу-Даби публично выступил в защиту сокращения производства. Тем не менее, издание The Wall Street Journal сообщило 31 октября, что официальные лица ОАЭ выразили несогласие со сроками сокращений и  тайно отправили своего советника по национальной безопасности в Эр-Рияд в сентябре, чтобы отговорить наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана от этого шага. Несмотря на это, президент ОАЭ Мухаммед бен Заид посетил президента России Владимира Путина в прошлом месяце, даже после возмущения американцев решением ОПЕК+.  Несколько недель спустя он разговаривал с госсекретарем США Энтони Блинкеном, и два лидера «подтвердили прочное партнерство между США и ОАЭ, обсудили насущные региональные вопросы и обсудили пути расширения и углубления их широкомасштабного сотрудничества». По данным некоммерческой организации OpenSecrets, ОАЭ в 2022 году потратили более 20 млн долларов на лоббирование либо со стороны правительства, либо со стороны частного сектора. С 2018 года Израиль потратил более 100 млн долларов на лоббирование в США.

Для сравнения, Саудовская Аравия потратила чуть менее 5 млн долларов в 2022 году, большая часть которых была потрачена Neom Co на продвижение футуристического саудовского мегаполиса стоимостью 500 млрд долларов.  В то время как отсутствие поддержки Израиля в отношении Украины в значительной степени не оспаривается США, существует небольшое давление, исходящее из одного места в американском руководстве: Конгресса. За последние несколько недель горстка американских законодателей указала на отсутствие поддержки, которую Израиль оказывает Украине. Майкл Тернер, главный республиканец в Комитете по разведке Палаты представителей, сказал, что он «лично разочарован» тем, что Израиль не предоставит Украине оружие: «Настало время для всех демократий и всех отдельных стран, у которых есть моральный компас, объединиться против такого рода жестокости». Между тем, сенатор Крис Мерфи, член Сенатского комитета по международным отношениям, повторил аналогичные настроения: «Израилю нужно отойти в сторону. Израиль является частью сообщества демократий, и он должен встать на защиту украинской демократии. Я просто не верю, что такие страны, как Израиль, должны играть на обеих сторонах. Это момент, когда вы должны принять чью-то сторону и встать на сторону народа Украины». Пока эксперты говорят об этих в основном одиночных репликах только с точки зрения реакции законодателей на настроения американцев накануне промежуточных выборов в Конгресс. Опрос, проведенный Мэрилендским университетом, опубликованный в апреле, показал, что менее 1% избирателей-демократов считают Израиль главным союзником США. Опрос 2021 года показал, что 51%  респондентов выступают против полностью неограниченной помощи Израилю, если он продолжит расширять поселения на оккупированном Западном берегу, которые считаются незаконными по международному праву. Другой опрос, проведенный в марте 2021 года, показал, что большинство демократов выступают за усиление давления США на Израиль для урегулирования конфликта. Отсюда и пока очень символические сдвиги в риторики законодателей. Поддержка Израиля когда-то была полностью двухпартийной. Но совсем недавно некоторые члены Конгресса, такие как Рашида Тлайб и Ильхан Омар выдали залп  критики обращения Израиля с палестинцами, возможно, что, как и во многих вопросах во все более поляризованном политическом ландшафте Америки, поддержка Израиля будет все более пристрастной в среднесрочной перспективе.

62.62MB | MySQL:101 | 0,539sec