О российско-турецком торгово-экономическом сотрудничестве на современном этапе. Часть 1

Касательно нынешней ситуации в отношениях между Россией и Турцией, весьма показательно выражение одного из обозревателей известной газеты Sabah, который написал буквально следующее: «Если вы (как страна) — недостаточно враждебны по отношению к России, то вас могут ждать любые проблемы». Так, собственно, и есть: США продолжают оказывать непрекращающееся давление на те страны, кто «осмеливается» поддерживать контакты с Россией. В упомянутой нами публикации речь шла о событиях в Иране, которые рассматриваются как ответ на то, что Исламская Республика не только продолжает свои контакты с Россией, но и поставляет России свои БПЛА, которые стали заметным фактором в ходе СВО на Украине.

Что касается Турции, то она — пока в «домике зерновой сделки», но это то, что на поверхности. А внутри идет серьезнейшее американское давление по всем возможным направлениям, которое может привести как к точке разлома с США, так и с Россией. Здесь процесс может развернуться в обоих направлениях, особенно, на фоне террористического акта в Стамбуле и, что крайне важно, отказа министра внутренних дел Сулеймана Сойлу принимать американские соболезнования с уточнением, что Турция знает кто стоит за этой атакой. На самом деле, здесь Сулейман Сойлу выступил в роли того, кто озвучил, что думает турецкая власть. При этом, в ходе личной встречи между президентами Р.Т.Эрдоганом и Джо Байденом на полях Саммита «Большой двадцатки» (была весьма непродолжительной – всего около 15 минут), у первого отпала необходимость произносить какие-либо слова в адрес второго по поводу Стамбула.

Как бы то ни было, общая позиция в Турции по поводу этой атаки, что США пытаются «наказать» турецкое руководство за его особую позицию по России. В том, что эта позиция является, подлинно, «особой» можно убедиться на примере данных и рассуждений, приведенных в публикации известного турецкого издания, газеты Milliyet. 19 ноября в газете была опубликована статья под заголовком «Как могут вырасти взаимные инвестиции между Россией и Турцией». Автором статьи стал обозреватель проф. д. н. Эрол Улусой.

Цитируем этот материал:

«Хотя русские недавно предприняли атаку по части прямых инвестиций в Турцию, ясно, что Турция все еще не получила необходимых инвестиций российского капитала, и что турки не полностью осуществили инвестиционную атаку, ожидаемую в России. Давайте разберемся в причинах…

Граждане Российской Федерации уже приобрели большое количество объектов недвижимости в Турции. Под действием санкций, введенных после начала российско-украинской войны, покупка недвижимости русскими в Турции достигла своего пика. При этом они извлекли выгоду: к примеру, за то, что сейчас стоит 200 тыс. долларов, в мае месяце они заплатили 100 тыс. долл.

До ноября 2022 года (дается, видимо, готовая статистика – 2022 – И.С.) было создано 14042 акционерных общества и 97968 ​​обществ с ограниченной ответственностью. Их общий капитал составляет 96.577.295.102 тур. лир (около 340 млрд рублей, по текущему курсу, приблизительно: 3,5 рубля за 1 тур. лиру – И.С.). Входящий иностранный капитал составляет 9.315.786.021 турецких лир, что соответствует примерно 10% от общего капитала созданных компаний.

На этом фоне, количество компаний, происходящих из Российской Федерации, составляет 1008, а общий объем иностранного капитала, который они привносят, достигает 399.906.075 турецких лир. По количеству созданных компаний Иран занимает первое место с 1099 компаниями и общим капиталом в 590.381.000 турецких лир.

В этой картине на себя обращают внимание две проблемы: страны, которые занимают первые два места в списке созданных компаний с иностранным капиталом, являются как нашими соседями, так и странами, находящимися под международными санкциями. Для соседних стран естественно торговать друг с другом. Это быстрее с точки зрения логистики и доставки продукции, а стоимость логистики ниже. По этой причине соседние страны не отдают предпочтение прямым инвестициям друг другу.

Ноу-хау важно…

Наблюдается большой рост иностранного капитала, происходящего из Российской Федерации, особенно в 2022 году. Когда видно, что количество компаний, созданных в Российской Федерации в 2021 году, составляет всего 27, а общий привлеченный капитал составляет 91.726.592 тур. лир, атака в 2022 году становится более заметной.

Однако можно определить, что компании, учреждаемые из России, предназначены не для промышленности и производства, а, как правило, учреждаются для занятия покупками и торговлей. К сожалению, промышленность и производство не входят в десятку наиболее предпочтительных сфер деятельности компаний, созданных в Турции, но предпочтение отдается таким областям, как строительство и розничная торговля.

Однако, хотя русские предприняли атаку прямых инвестиций, совершенно очевидно, что Турция еще не получила необходимых инвестиций из российского капитала, и что турки не полностью осуществили инвестиционную атаку, ожидаемую в России.

Такие области, как атомные электростанции, природный газ, С-400, являются крупными инвестициями, которые не привлекают средств и часто финансируются государством. Однако то, в чем мы обоюдно нуждаемся, так это в том, чтобы обе страны увеличили взаимные прямые инвестиции частного сектора.

Какие отрасли?

По взаимным прямым инвестициям, несомненно, турецкий намного опережает российский. Это тоже естественно, потому что у российского частного сектора пока нет достаточного количества ноу-хау для прямых инвестиций. Однако, турецкий частный сектор обладает ноу-хау, чтобы конкурировать с миром во многих областях: автомобильная подотрасль, бытовая техника, химия, машиностроительные заводы, мебель, текстиль – первое, что приходит на ум, поскольку турецкий частный сектор уже имеет прямые инвестиции в российский рынок в этих областях.

Почему возникает неуверенность?

Еще одним барьером для прямых инвестиций после отсутствия ноу-хау является взаимное недоверие. Согласно классической поговорке «волк переживет зиму, но не забудет мороз, в котором он ел», турецкие инвесторы в России, после того как в 2015 году был сбит российский военный самолет, подверглись обыску их рабочих мест и складов российской полицией, их товары были конфискованы, и им запретили заниматься бизнесом, хотя они не имели никакого интереса или связи со сбитым самолетом. Они не забывают этого, а также того, что им не разрешен въезд в страну и что они должны закрыть свои компании.

С другой стороны, небольшое число российских инвесторов не забывают о том, как с ними обращались, и об убытках, понесенных ими в турецких компаниях, которые они основали или с которыми сотрудничали без какого-либо опыта или знаний. Самым большим источником недоверия является то, что недавно турецкие банки сначала вошли в систему МИР, а затем вышли из нее из-за давления со стороны США.

Валютное беспокойство

Говорят, что российские инвесторы, также ссылаются на курсовую неустойчивость (когда говорят о причинах того, что ни не открывают или ограничивают свою деятельность в Турции – И.С.). Однако, я не считаю, что дело в этом. Потому что пока россияне продолжают жить с нестабильным и постоянно колеблющимся российским рублем, заявление о том, что они будут ожидать среды, в которой обменные курсы в Турции будут стабильными, ничуть не убедительно. Каждый, кто торгует и стремится инвестировать, знает, что обменные курсы не будут фиксированными и что они не смогут вернуть привезенную ими сумму в иностранной валюте по тому же курсу при выезде из страны, и не ищут для этого гарантий.

 Есть ли юридические препятствия?

Должен констатировать, что существуют некоторые юридические препятствия для прямых инвестиций из России. К ним относятся в первую очередь платежи и денежные переводы. Турецким банкам неудобно открывать счета для россиян-нерезидентов. Переносить стоимость импорта и экспорта товаров, не подпадающих под санкции, не так-то просто. Конечно, эта ситуация создает свое собственное решение, но это факт, что найденное решение добавляет дополнительную нагрузку на себестоимость продаж и увеличивает цену продажи.

Санкционные списки США и ЕС также отличаются друг от друга. Это показывает нам, что каждый создал список санкций для своей выгоды. Видите ли, продукт, находящийся в санкционном списке ЕС, легко продается россиянам американскими компаниями. Во многих невидимых секторах американцы продолжают вести дела с русскими. Если мы адаптируем Ашика Дертли: «Где в этом санкции?».

Хотя есть инвесторы, которые жалуются на коммерческие отношения, которые сводятся к мелкому и мелкому мошенничеству, россияне могут и лучше ладят с турками, чем с европейцами, с точки зрения деловой жизни и торгового менталитета.

Схожие менталитеты

Менталитет бизнеса и торговли (между турками и россиянами – И.С.) ближе друг к другу, чем к европейцам. Однако, важны доверие и юридическая безопасность. В Турции полиция никогда не совершает налет на склад российской компании и не конфискует ее товары. Турецкий инвестор, который продает Ивану и Людмиле в Москве качественные ткани, чтобы они могли красиво выглядеть и одеваться здоровыми, хочет знать, что они не будут нести ответственность за сбитый российский военный самолет, о котором он «ни сном ни духом», и что российская полиция не будет конфисковывать их товары и закрывать их бизнес по этой причине. Конечно, российский капитал, который инвестирует в то, что турецкие банки включены в систему МИР, также задается вопросом, как они могут снова доверять нашей системе».

62.57MB | MySQL:101 | 0,599sec