О влиянии пакистанской террористической группировки «Лашкар-е-Тайба» на присутствие Китая в Белуджистане. Часть 2

Крупномасштабная миграция пенджабцев в Белуджистан, которая привела к росту в провинции анклавов с преобладанием представителей данной этнической группы, долгое время вызывала раздражение среди белуджей, рассматривающих пакистанское государство как колонизаторов, стремящихся сделать их меньшинством на территории собственной провинции. Кроме того, белуджи также стали враждебно относиться к китайским специалистам, которые реализуют в провинции проекты, связанные с КПЭК и другими инициативами. Белуджи считают, что иностранные рабочие являются инструментом китайских колонизаторов, тесно сотрудничающих с пакистанским «глубинным государством», которое они называют «пенджабским», с центром в Равалпинди и коллаборационистами в Исламабаде. По их мнению, цель правительства – лишить Белуджистан его ресурсов. Хотя в идее о сговоре между Китаем, «глубинным государством» и Пенджабом, безусловно, есть логика, китайские специалисты очевидно не являются колонизаторами. Напротив, поскольку китайцы опасаются ситуации в Белуджистане ввиду того, что у них есть привычки, крайне оскорбительные для местных жителей (такие как употребление в пищу свинины и общение с китайскими проститутками), они живут в анклавах, охрана которых обеспечивается китайцами, тесно сотрудничающими с пакистанскими силами безопасности. По всем вышеперечисленным причинам пакистанские белуджи в целом, но белуджские боевики в частности, энергично противодействуют китайской инициативе на протяжении всего предполагаемого маршрута КПЭК. Чтобы им противостоять, пакистанское правительство с 2005 года проводит непрекращающуюся и периодически усиливающуюся контртеррористическую операцию, которая, по ряду сообщений, включает такие жесткие меры как внесудебные исчезновения, пытки и даже убийства. Здесь вновь стоит вспомнить про террористическую группировку «Лашкар-е-Тайба» (LeT, запрещена в РФ) вместе с ее благотворительным крылом «Фонд Фаллах Инсаниат» (FIF) в контексте Белуджистана, поскольку эта организация активно продвигает «идеологию Пакистана». В 2010 г. США признали FIF иностранной террористической организацией, ООН сделала то же самое в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН 1267 (1999 г.) и 1989 (2011 г.). Некоторые зарубежные эксперты считают, что пакистанское правительство может использовать продвигаемую LeT через FIF исламистскую идеологию в качестве эффективной идеологической контрмеры белуджской этнической идентичности и ее ирридентистским устремлениям, в значительной степени за счет ее полного подчинения. Хафиз Абдур Рауф, председатель FIF, заявил, что «LeT сведет к минимуму разногласия между людьми», и далее отметил, что организация мобилизует добровольцев со всего Пакистана для работы в провинции. Белуджи, в свою очередь, осуждают эту инициативу как «колонизацию». Более того, местное население обычно называет миграцию из других районов Пакистана в Белуджистан «колонизацией». Поскольку так часто мигрантами являются пенджабцы и поскольку пенджабцы доминируют в пакистанских ВС, многие белуджи используют слова «колонизатор» и «пенджабцы» как синонимы. Хафиз Саид, эмир LeT, считает, что правительству Пакистана нужна «идеология LeT для решения проблем Белуджистана». Многие пакистанцы, которые читают государственные печатные или телевизионные СМИ, в свою очередь, верят, что за светскими этнонационалистическими протестами в Белуджистане стоят Индия, Афганистан и даже США. Арест Кулбхушана Судхира Джадхава, оперативника индийской разведки, предположительно находящегося в Белуджистане, развеял любые сомнения пакистанской общественности относительно иностранной силы, стоящей за белуджскими повстанцами. Сами по себе белуджские повстанцы представляют экзистенциальную угрозу для государства, так как они заявляют о своих светских воззрениях и выступают против использования ислама государством в качестве национальной идеологии. Кроме того, Белуджистан также стал свидетелем жестокого насилия против этнических хазарейцев, совершаемого адептами Деобанди и антишиитскими ополченцами, такими как «Лашкар-е-Джангви». Интерес LeT к территории Белуджистана во многом объясняется тем, что провинция является одним из центров деятельности региональных ячеек «Исламского государства» (запрещено в РФ), которое является ее основным противником. Таким образом, LeT считает, что, если группировка сможет распространить свою идеологию во всей провинции, многие проблемы Белуджистана могут быть смягчены главным образом за счет ослабления этнонационалистической природы белуджского сопротивления и сдерживания адептов Деобанди в провинции. Несмотря на возражения самих белуджей, FIF обладала монополией на оказание помощи в 2015 году, когда в Кветте и окрестностях произошло мощное землетрясение. Государство подвело к этому ситуацию еще в 2013 году, когда у LeT существовало легальное, не запрещенное на тот момент политическое крыло под названием «Джамаат уд-Дава» (JuD), которому подчинялся FIF. В сентябре 2013 г., после очередного землетрясения, правительство Пакистана дало эксклюзивное разрешение FIF на оказание помощи, отказав в этом организации «Врачи без границ», которая была готова была обеспечить пострадавший регион гуманитарной помощью. Когда другие конкуренты были устранены, FIF и JuD с их пенджабскими корнями и связями с исламистскими боевиками, были в авангарде оказания помощи в обеих катастрофах. Это не было ни для кого секретом: на самом деле поддержка белуджей FIF широко освещалась на международном уровне, а также в пакистанских печатных и телевизионных СМИ. Как и в 2013 году, спустя два года JuD и FIF широко афишировали свою гуманитарную деятельность. После этого белуджские националисты выразили возмущение оказанием FIF непрошеной поддержки. Представитель белуджской националистической организации BSO-Azad объяснил, что правительство Пакистана намеренно отказало светским организациям в участии в операциях по оказанию помощи, в то же время предоставив эксклюзивный доступ FIF, поскольку организация якобы считается активом в операциях пакистанской армии по борьбе с белуджскими сепаратистами. Более того, пакистанское правительство наградило FIF за реализацию ряда проектов в области здравоохранения и образования. Однако, несмотря на прежнюю благосклонность, 21 февраля 2019 года Комитет национальной безопасности Пакистана в соответствии с Приложением I к Закону о борьбе с терроризмом 1997 года внес «Джамат уд-Дава» и «Фонд Фаллах Инсаниат» в список запрещенных в стране организаций. Власти страны также решили ускорить реализацию Национального плана действий по борьбе с терроризмом против всех запрещенных и внесенных в список ООН организаций. В рамках этих усилий федеральное правительство издало приказ, цель которого заключалась в упорядочении процедуры применения санкций Совета Безопасности ООН в отношении определенных лиц и организаций в Пакистане. Введение этого нового закона помогло обеспечить строгое соблюдение санкций СБ ООН, особенно применение адресных финансовых санкций против вышеупомянутых организаций.

62.51MB | MySQL:104 | 2,153sec