О расследовании случая масштабной коррупции в Ираке

Конфиденциальный отчет, раскрывает запутанные детали заговора с участием мошеннических чеков, названного иракскими СМИ «кражей века», в ходе которого у налогового органа Ирака были украдены триллионы динаров. В докладе излагаются результаты расследования Министерства финансов Ирака, которое выявило, как сотни чеков, предположительно выданных налоговым органом, были обналичены в филиалах государственного банка в период с сентября 2021 по август 2022 года. Расследование, начатое в сентябре с. г. тогдашним исполняющим обязанности министра финансов страны Ихсаном Абдулом Джаббаром Исмаилом, показало, что у Иракской генеральной налоговой комиссии (IGCT) было украдено почти 3,7 трлн динаров (около 2,5 млрд долларов). Документ был направлен Министерством финансов в финансовый комитет иракского парламента в прошлом месяце, но не был обнародован. Это вызывает серьезные опасения по поводу уровня коррупции или халатности, связанных с высокопоставленными лицами в налоговом управлении, государственном банке Rafidain и в рамках более широкой иракской политической системы — десяткам чиновников в различных государственных аппаратах предъявлены обвинения в предполагаемой краже или предполагаемом содействии краже с налоговых депозитных счетов IGCT, на которых хранились деньги компаний, которые заплатили авансом в счет будущих налоговых обязательств. Это также говорит о том, что кража стала возможной благодаря отстранению иракского органа по контролю за государственными расходами, Федерального совета высшего аудита (FBSA), от надзора за запросами о возврате налоговых депозитов всего за несколько недель до обналичивания первых чеков. Согласно документам, это изменение было предложено тогдашним главой парламентского финансового комитета. Похоже, что это также было одобрено высокопоставленным чиновником в канцелярии тогдашнего премьер-министра Мустафы аль-Казыми, а также главами IGCT и FBSA. Подробности краж стали известны после отставки в августе министра финансов Али Аллауи в знак протеста против того, что он назвал «повальной коррупцией в государственных финансах». На место Аллауи премьер аль-Казыми назначил исполняющим обязанности министра финансов Исмаила, который в то время также был министром нефти. Исмаилу сообщили о пропавших средствах, когда чиновники обнаружили, что на счетах IGCT недостаточно денег, чтобы покрыть подлинные запросы компаний о возврате налоговых депозитов. Но парламент Ирака – по рекомендации финансового комитета – в прошлом месяце проголосовал за отстранение Исмаила от должности в Министерстве финансов из-за предполагаемой бесхозяйственности всего через несколько дней после того, как министерство направило доклад о расследовании. Впоследствии Исмаил предложил аль-Казыми свою отставку, которую премьер-министр принял. В своем заявлении об отставке, Исмаил обвинил в попытках вытеснить его из Министерства финансов «некую группу» , которая хотела таким образом остановить расследование пропажи налоговых денег. Эта история  развернулась на фоне более широких потрясений в иракской политике. 27 октября парламент наконец утвердил новое правительство во главе с Мухаммедом Шиа аль-Судани после более чем годичного тупика после выборов в октябре 2021 года, во время которых аль-Казыми оставался на посту временного премьер-министра. Выступая ранее в этом месяце, аль-Судани поклялся бороться с коррупцией и призвал вернуть средства, украденные из IGCT: «Эпидемия коррупции, которая затронула все аспекты жизни, более смертоносна, чем пандемия коронавируса, и стала причиной многих экономических проблем, ослабления власти государства, роста бедности, безработицы и плохого качества государственных услуг».  Будучи авторитетной фигурой в иракской политике, аль-Судани много лет занимал должности в правительстве, а нестабильность и тупик привели к тому, что он в конечном итоге стал премьер-министром.

Мухаммед Шиа аль-Судани родился в 1970 году, ему было около 10 лет, когда его отец был казнен властями при Саддаме Хусейне. Его обвинили в принадлежности к поддерживаемой Ираном исламской партии «Даваа» и противостоянии правительству. В молодости аль-Судани присоединился к неудавшемуся восстанию шиитов в 1991 году после окончания Первой войны в Персидском заливе, которое было жестоко подавлено силами Саддама Хусейна. Он предпочел остаться в стране в то время, когда многие критики правительства бежали за границу. Он продолжил изучать сельскохозяйственные науки в Багдадском университете, а затем получил степень магистра в области управления проектами. Когда в 2003 году вторжение под руководством США отстранило Саддама Хусейна от власти, аль-Судани начал свою карьеру в политике. В 2004 году он стал мэром Амары, города на юго-востоке Ирака в его родной провинции Майсан, прежде чем стать губернатором этой провинции. Он вышел на национальную политическую сцену Ирака в 2010 году и был назначен на видные должности бывшими премьер-министрами Нури аль-Малики и Хайдером аль-Абади под знаменем исламской партии «Даваа». С 2010 по 2014 год он занимал пост министра по правам человека, а с 2014 по 2018 год — министра труда и социальных дел. Среди тех, кто на данный момент арестован или на кого выданы ордера, нынешние и бывшие должностные лица IGCT, Министерства финансов, банка Rafidain Bank и Федеральной комиссии по неподкупности (FCI), регулирующего органа. Среди них также есть сотрудники иракской разведки, высокопоставленные сотрудники офиса бывшего премьер-министра аль-Казыми и ряд бизнесменов. Чистка среди руководства иракской разведки при этом имеет еще один подтекст: проиранские шиитские группы, пользуясь назначением аль-Судани, сейчас развернули серьезную активность по продвижению своих ставленников в иракскую разведку.

Секретный доклад, который «утек в прессу», показывает, как была создана сеть компаний и связанных с ними банковских счетов, чтобы позволить украсть триллионы динаров с помощью поддельных чеков, якобы выданных, а затем обналиченных для возврата налоговых депозитов со счетов IGCT в Rafidain Bank. Согласно документу, баланс счетов на момент расследования должен был составлять 3 531 501 702 289 динаров (около 2,4 млрд долларов). Но фактический остаток составил всего 145 050 309 732 динара (99 млн долларов). Следователи заявили, что деньги были украдены с использованием 247 чеков, выплаченных пяти компаниям со счетами в филиалах Rafidain Bank в период с сентября 2021 по август 2022 года. Все деньги были изъяты из банков в виде наличных вскоре после того, как чеки были оплачены. Пик схемы пришелся на июнь 2022 года, когда было обналичено 45 чеков на сумму 775 млрд динаров (531 млн долларов). Но следователи не нашли записей о чеках, выданных IGCT.  Деньги, похоже, просто «испарились» и по этому вопросу даже не оформлялись соответствующие документы о возврате налогов. Все чеки были выданы без каких-либо документов.  Следователи обнаружили, что ни у одной из компаний, которым были выплачены деньги, не было налоговых депозитов, которые можно было бы вернуть. Некоторые компании были созданы всего за несколько недель до этого, и все пять счетов компаний, принадлежащих Rafidain Bank, были открыты незадолго до того, как их впервые использовали для обналичивания чеков. Пятью компаниями, обналичившими чеки, были Al-Qant General Contracting Company, Al-Mobdioon Oil Services Company, Al-Hout Al-Ahdab General Trading Company, Badiat al-Masaa Company и Riyah Baghdad Company. Компания Al-Qant обналичила чеки на общую сумму почти 1,2 трлн динаров (около 812 млн долларов) в период с сентября 2021 года по август 2022 года. Согласно отчету, первый чек на сумму более 44 млрд динаров (30 млн долларов) был переведен на счет Al-Qant в Rafidain Bank 9 сентября 2021 года, всего через два дня после открытия счета. Al-Hout Al-Ahdab обналичила чеки на сумму 982 млрд динаров (673 млн долларов), Badiat al-Masaa обналичила 624 млрд динаров (428 млн долларов), Riyah Baghdad Company обналичила 477 млрд динаров (327 млндолларов), а Al-Mobdioon обналичила 433 млрддинаров (297 млн долларов).). В докладе генеральным директором компаний Al-Qant и Al-Mobidoon назван бизнесмен Нур Зухаир Джассим, который был арестован в прошлом месяце в международном аэропорту Багдада.  Все три другие компании были созданы в июле 2021 года, и у всех один и тот же генеральный директор, названный в отчете как Абдул Махди Тауфик Махди, 68-летний бизнесмен. Махди был освобожден под залог, но его местонахождение неизвестно. Все три компании открыли банковские счета в ноябре 2021 года, примерно за шесть недель до того, как на счета были зачислены чеки. Банковские выписки до сентября 2022 года для пяти компаний показывают, что на счета не поступало никаких депозитов, кроме чеков от IGCT. Большая часть денег была снята наличными в тот же день, когда они были депонированы. Изъятие таких крупных сумм наличных – в некоторые дни на общую сумму 90 млрд динаров (61,7 млн долларов) – должно было вызвать тревогу. «Снятие таких огромных сумм наличными не только привлекает внимание, но и считается катастрофой в банковском секторе. Разрешение на снятие таких сумм в течение года без того, чтобы управляющий банком начал расследование или проинформировал министра финансов или Центральный банк, является непростительным и неоправданным грехом», — уверен советник Министерства финансов, говоривший на условиях анонимности. Согласно докладу, одной из основных причин, по которой кражи не были обнаружены ранее, было то, что иракский орган по контролю за государственными расходами FBSA, который ранее отвечал за проверку запросов о возврате налоговых депозитов, был отстранен от этой надзорной функции в августе 2021 года, всего за несколько недель до обналичивания первого чека. «FBSA была самым большим препятствием, с которым столкнулись воры, поэтому они работали над его устранением», — полагает высокопоставленный иракский чиновник, знакомый с ходом расследования. FBSA осуществляет надзор за финансовыми счетами министерств, правительственных ведомств и независимых государственных органов. В 2017 году тогдашний премьер-министр Хайдер аль-Абади поручил FBSA провести проверку запросов на возврат налоговых и таможенных депозитов.  Однако в июле 2021 года Хайтам аль-Джубури, который в то время был главой парламентского финансового комитета, а позже стал советником аль-Казыми по финансовой политике, направил письмо министру финансов Али Аллауи, призывая его отменить это решение. Джубури мотивировал это тем обстоятельством, что его комитет якобы получил жалобы от компаний, недовольных тем, что выплата налоговых возвратов задерживается из-за проверки процесса FBSA: «С целью смягчения процедур… мы предлагаем, чтобы IGCT провел аудиторские процедуры… и ограничить роль FBSA его основными задачами, предусмотренными в его законе». Копии письма были разосланы руководителям FBSA и IGCT. Позже  Джубури пояснил, что в его предложении лишь указано, что в законе о финансовом управлении Ирака «не упоминается какая-либо роль FBSA в распределении депозитов налогового траста и ответственность за последующее изменение процедур аудита лежит на IGCT. Те, кто остановил аудит, [выполняли] директивы IGCT… это не то предложение, которое мы представили». Джубури был допрошен багдадским судом в рамках предварительного расследования, но ордер на его арест не был выдан. Сотрудник службы безопасности, знакомый с ходом расследования, сказал, что  Джубури уехал из Ирака в Иорданию (племя Джибури является очень влиятельным на юге  Иордании, и его шейхи очень скептически относятся к нынешнему иорданскому монарху – авт.).  Письмо Джубури, похоже, запустило цепочку событий, которые привели к передаче ответственности за проверку запросов на возврат налогов от FBSA к IGCT. В письме, отправленном в офис аль-Казыми 27 июля, глава FBSA выразил поддержку предложению Джубури и спросил, следует ли надзорному органу продолжать проверять запросы о возврате налогов. Затем предложение Джубури, похоже, получило поддержку Раеда Джухи, главы офиса аль-Казыми. Согласно документам,  Джухи поручил Ибрагиму аль-Зубайди, юридическому советнику премьер-министра, написать письмо в FBSA, IGCT и Главное таможенное управление в поддержку предлагаемого сокращения роли FBSA. Однако в своем письме аль-Зубайди посоветовал им только «делать то, что необходимо в соответствии с законом», ссылаясь на статьи закона о финансовом управлении и другого закона, касающегося работы FBSA. Ни один из законов, на которые ссылается аль-Зубайди не дает каких-либо законных оснований для устранения надзорной роли FBSA в отношении запросов на возврат налогов. Фактически, по закону, FBSA имеет широкие полномочия по аудиту всех аспектов государственных финансов. Согласно дальнейшей переписке и документам, письмо аль-Зубайди, тем не менее, похоже, было воспринято как одобрение высшими должностными лицами как в IGCT, так и в FBSA, чтобы прекратить надзор аудитора за запросами о возмещении. 2 августа генеральный директор IGCT Шейкер аль-Зубайди (то есть, один родственник инициировал письмо, а второй начал выполнять – авт.) приказал чиновникам начать работу по внедрению новой процедуры аудита, которая, по его словам, была одобрена офисом аль-Казыми и FBSA. Аль-Зубайди покинул IGCT несколько дней спустя, перейдя на другую должность в Министерстве финансов в таможенном департаменте.  К концу августа 2021 года Аллауи столкнулся с растущим давлением, требующим отстранить FBSA от процесса проверки запросов на возврат налоговых депозитов, и, наконец, согласился. В течение нескольких недель миллионы долларов незаметно перекачивались – и все же снимались в качестве наличных в филиалах Rafidain Bank – со счета IGCT. Пройдет еще почти год, прежде чем Аллауи уйдет с поста министра из-за того, что он назвал своим разочарованием в связи с отдельным скандалом, также связанным с Rafidain Bank, в котором он согласился выплатить компании электронных платежей 600 млн долларов в качестве компенсации за расторжение контракта между ними. Аллауи назвал контракт коррупционным, назвав это дело «соломинкой, которая сломала спину верблюду» и сославшись на повсеместную коррупцию в государственном секторе. «Существуют обширные тайные сети [состоящие из] высокопоставленных чиновников, бизнесменов, политиков и коррумпированных государственных чиновников, действующих в тени, чтобы контролировать целые секторы экономики и выводить миллиарды долларов из государственной казны», — написал он в разгромном письме в адрес аль-Казыми об отставке, которое он зачитал в кабинете министров. На вопрос, почему он согласился на отстранение FBSA от его надзорной функции, Аллауи заявил: «Мое одобрение было основано на просьбе законодательной власти, представленной финансовым комитетом бывшего парламента, одобрении FBSA и канцелярии премьер-министра, а также на просьбе IGCT». Аллауи сказал, что, тем не менее, он внедрил другие процессы аудита, и предположил, что проверки FBSA запросов на налоговые депозиты было бы недостаточно, чтобы остановить кражу денег налогового органа – потому что воры не оставили бумажного следа для аудиторов. «Существование FBSA заставило бы [воров] дважды подумать, прежде чем сделать это, но оно [FBSA] не обнаружило бы кражу», — сказал он.

62.58MB | MySQL:101 | 0,502sec