«Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 г.»: оценки экспертов на конференции INSS. Часть 4

В Институте исследований национальной безопасности (INSS) в рамках программы изучения Ирана 21 ноября с. г. состоялось мероприятие, анонсированное как ежегодное, под названием «Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 году: год конфликта?» В конференции, организованной  при поддержке Фонда Конрада Аденауэра, приняли участие высокопоставленные официальные лица и эксперты из США, Европы и Израиля[i].

Участниками секции под названием «СВПД и борьба за новый мировой порядок» стали: Эрик Данон, посол Франции в Израиле; Дан Шапиро, бывший посол США в Израиле (2011-2017), бывший научный сотрудник INSS; Бенам Бен Талеблю, ведущий специалист по Ирану в американском Фонде защиты демократий (FDD); Эльдад Шавит, старший научный сотрудник INSS, полковник в отставке, служил в разведывательном отделе ЦАХАЛа и в канцелярии премьер-министра. Модератором выступил Амос Харель, военный комментатор издания Haaretz.

Обсуждались следующие вопросы: будущее Совместного всеобъемлющего плана действий, в целом события, имеющие стратегическое значение, особенно текущие протесты в Иране и поддержка Ираном России в «жестокой войне на Украине».

Относительно перспектив СВПД на фоне результатов промежуточных выборов в Конгресс в США в ноябре 2022 г., Д.Шапиро считает, что «очень мало шансов на возобновление переговоров по ядерной сделке с Ираном, причем безотносительно выборов в США. Обсуждаемые условия сделки в плане временных параметров были уже не такими выгодными как изначальная версия СВПД в виду того, что иранцы продвинулись в своей ядерной программе. Переговоры велись в марте и в августе этого года, и в обоих случаях Иран отказался от возможности достичь договоренности, тогда как администрация Байдена готовилась к подписанию соглашения. Иранцы выдвинули ряд требований, среди которых вычеркивание Корпуса стражей исламской революции (КСИР) из списка террористических организаций и прекращение инспекций МАГАТЭ на его ядерные объекты. Президент Байден отказывал иранцам последовательно. На данный момент существуют новые препятствия – протесты в Иране и их жестокое подавление иранским режимом, который считает, что за ними стоят США и другие иностранные державы. Это способствует тому, что власти действуют в отношении протестующих с еще большей жестокостью».

Д.Шапиро надеется, «что в Тегеране понимают, что обсуждавшиеся на переговорах в марте и августе этого года возможные послабления, например, снятие санкций с Канцелярии верховного лидера ИРИ, сегодня уже скорее невозможны в виду репрессий в отношении участников протестов и поддержки России на Украине». По его словам, «в администрации Байдена сейчас не ведутся дискуссии по поводу того, что нужно предпринять для возобновления переговоров с Ираном. Сегодня на повестке дня поддержка справедливых протестов иранцев против этого жестокого режима, а также предотвращение и наказание Тегерана за поддержку России».

Посол Франции в Израиле Э.Данон в целом согласился со своим американским коллегой. По его словам, «технически участники переговорного процесса были близки к подписанию соглашения, однако иранцы все время что-то придумывали. С политической точки зрения, достижение соглашения становится все более и более сложным. И это не только потому, что ситуация в Иране ухудшается, а по той причине, что после промежуточных выборов в США все больше людей заявляют о нежелании договариваться с Ираном, который является «государством-террористом»». «Они призывают обратить внимание на внутреннюю ситуацию в Иране и на то, что они делают вместе с Россией». По мнению французского посла, «для администрации Байдена будет все сложнее достичь соглашения с таким режимом». По его словам, «сейчас никто не знает, что произойдет. Невозможно что-либо предсказать, потому что неизвестно, что случится в Тегеране на фоне мятежа, произойдет ли смена режима, этого никто не знает». Что касается «союза Ирана с Россией», по словам Э.Данона, это что-то «совершенно новое», и по его ощущениям, «Россия, как обычно действуя оппортунистически, может поступить с Ираном также как в свое время с Башаром Асадом в Сирии».

Бенам Бен Талеблю из американского Фонда защиты демократий на вопрос о том, какими он видит перспективы сотрудничества (в контексте иранской проблемы) администрации Байдена с победившим на выборах в Израиле самым крайне правым в истории правительством, отметил, что многие в Израиле и США заговорили о «плане Б». Он объяснил это тем, что «»план А» администрации Байдена в сентября 2020 г., когда президент публично обозначил свой качественно иной подход к Ирану, заключался в том, чтобы не отменять введенных Трампом санкций, и одновременно не вводить их агрессивно, т. е. пытался найти срединный путь. Иран воспринял это как готовность американцев пойти на уступки. Белый дом начал вводить новые санкции по ядерной программе, поднимал проблему дронов, распространения оружия и нарушения прав человека». По словам эксперта, «не предпринимается значительных действий в попытке изменить динамику в достижении ядерного соглашения, в том числе в связи с высокой политической ценой такого шага». Он полагает, что «администрация Байдена чувствует себя по этому поводу комфортно, потому что их «план А», сдерживавший санкционную политику, не привел Иран к столу переговоров. Они полностью политически, философски созрели для «плана Б», если определять его как экономически максимальное давление, которое оказывалось в 2018-2020 гг. во время администрации Байдена. По факту же применяется «план В». Причина того, что соглашение не достигнуто, заключается не в том, что так решил Запад, не в американских санкциях, а в том, что Али Хаменеи не брал трубку на протяжении полутора лет. Он чувствовал себя комфортно в такой позиции, но сейчас он идеологически наказан, т.к. его власть находится в режиме выживания, хотя и пытается проецировать свою мощь вовне…»

Э.Шавит согласен с тем, что «было очень сложно возобновить СВПД в условиях больших расхождений в позициях Вашингтона и Тегерана». В этой связи он выделяет несколько моментов. Во-первых, выборы в Израиле и США не станут причиной того, что сделка будет или не будет возобновлена. Но если этого не произойдет, США продолжат действовать в рамках дипломатического подхода с целью достижения с Ираном какого-то соглашения. При этом эксперт считает, что в Белом доме понимают ситуацию, Э.Блинкен и Дж.Салливан говорят о беспорядках в Иране, о его помощи России, и также подчеркивают сложность в восстановлении СВПД.

Во-вторых, Э.Шавит сомневается, что в Европе и США решат, что соглашение провалилось, и что нет пути к его подписанию. Хотя бы по той причине, что будут последствия для СБ ООН. Однако сценарий заигрываний с Ираном по схеме трейд-ин он считает очень опасным для Израиля. «С одной стороны, не будет подписанного соглашения, а с другой – Иран будет продвигаться в развитии своей ядерной программы».

Что касается американо-израильских отношений, то они, по словам Э.Шавита, «не ограничиваются иранской проблемой». «Как бы там ни было, президент Байден за последние два года доказал свою приверженность обеспечению безопасности Израиля», подтверждением чего эксперт считает его визит в регион и Израиль летом этого года. Поэтому Белый дом не будет торопиться предпринимать шаги против Израиля (в связи с приходом к власти крайне правого правительства). «Определенно, что Вашингтон сначала будет изучать меры, предпринимаемые израильскими властями. Когда в Израиле будет объявлено о новых назначениях на разные должности в правительстве, в Вашингтоне должны будут их принять, потому что Израиль – это демократия. Другой вопрос – какую политику будет проводить Израиль в отношении США», – считает Э.Шавит.

Эксперт отметил, что в последние два года между США и Израилем был налажен очень хороший диалог, который он назвал «конфиденциальным», «на столе были те вопросы, по которым у обеих сторон были расхождения, но, по крайней мере, диалог был». Сейчас эксперт надеется, что так и продолжится. Он выделяет проблему политики Израиля в отношении палестинцев в контексте акцента нынешней администрации на права человека и меньшинств. По мнению Э.Шавита, «вопрос в том, как это повлияет на доверительные отношения с США и диалог с американцами по поводу Ирана». Он возлагает надежды на то, что эти две проблемы – Иран и палестинцы – не будут связываться и не смогут нарушить установившиеся близкие отношения между двумя странами[ii].

[i] https://www.inss.org.il/wp-content/uploads/2022/11/Iran_Social_ENG5_Site_program-1024×728.jpg

[ii] The Nuclear Deal and the Struggle for the New World Order. https://www.inss.org.il/event/iran-2023/

62.27MB | MySQL:101 | 0,474sec